Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Материалы музея с 2013 по 2016 год  → Книги и компьютерная пресса  → Электронные версии книг  → Алексей Андреевич Ляпунов. Очерк жизни и творчества. Окружение и личность.  → 5. Тридцатые годы

5. Тридцатые годы

Анастасия Савельевна Ляпунова

Анастасия Савельевна Ляпунова

Академик Николай Николаевич Лузин (1883 — 1950)

Академик Николай Николаевич Лузин (1883 — 1950)

В 1932 году А. А. становится учеником акад. Н. Н. Лузина, незадолго перед тем (в 1929 г.) избранного в Академию по представлению А. Н. Крылова. Н. Н. Лузин руководит математическим образованием и самообразованием А. А. Под руководством, по программам, которые Лузин тщательно писал своим четким почерком — вспоминает дочь А. А. — Н. А. Ляпунова — А. А. осваивал университетские курсы. В мае 1933 г. Н. Н. Лузин дарит с дружеской надписью А. А. свою классическую книгу «Интеграл и тригонометрический ряд» (М., 1915). Математическое развитие интересов талантливого юноши всячески поддерживают и родные. Двоюродный дядя акад. А. Н. Крылов дарит «Дорогому Алеше Ляпунову» переведенные им с латыни 2 тома «Математических начал натуральной философии» Исаака Ньютона (Петроград, 1915–1916) и свои «Беседы о способах определения орбит комет и планет» (СПб., 1911). Троюродный дед академик филолог Б. М. Ляпунов — брат математика А. М. Ляпунова — с надписью «Дорогому Алеше Ляпунову — внуку от Б. Ляпунова» дарит сборник статей к 200-летию со дня рождения Ж.-Л. Лагранжа с биографической статьей А. Н. Крылова о Лагранже.

В апреле 1934 г. А. А. вновь возвращается к П. П. Лазареву в Отдел биофизики Всесоюзного института экспериментальной медицины (ВИЭМ), но уже не как экспериментатор, а как математик. В это время А. А. занимался решением математических вопросов, встававших при постановке и обработке биофизических экспериментов. Начало контактов с биологами А. А. следует отнести к этому времени.

В это же время под руководством Н. Н. Лузина А. А. получает первый результат в области дескриптивной теории множеств[1].

Дмитрий Евгеньевич Меньшов (1892–1988)

Дмитрий Евгеньевич Меньшов (1892–1988)

Нина Карловна Бари (1901 — 1961)

Нина Карловна Бари (1901 — 1961)

В начале 30-х гг. Алексей Андреевич сближается со старшими учениками Н. Н. Лузина — Н. К. Бари, М. А. Лаврентьевым, Д. Е. Меньшовым, Л. А. Люстерником, А. Н. Колмогоровым, Л. В. Келдыш, П. С. Новиковым. С ноября 1934 года, после переезда Академии Наук из Ленинграда в Москву, А. А. становится младшим научным сотрудником Отдела теории функций действительного переменного Математического института им. В. А. Стеклова. В «Стекловке» А. А. проработал с перерывами до 1961 г.

В институте у П. П. Лазарева А. А. в 1930 г. познакомился со своей будущей женой. Осенью 1934 года Алексей Андреевич женился. Анастасия Савельевна Ляпунова стала верным спутником жизни А. А. В 1936 и 1937 гг. у них родились дочери Елена и Наталья. Анастасия Савельевна пыталась внести некоторую организованность в эмоциональный, но сумбурный склад жизни молодого А. А. После переезда на новую квартиру С. С. Наметкина и Е. В. Ляпуновой-Наметкиной в 1946 г. (до этого все жили вместе ) она стала хозяйкой открытого, радушного, гостеприимного и шумного Ляпуновского дома, унаследовавшего традиции предшествующих 2–3 поколений Ляпуновых.

Анастасия Савельевна Ляпунова (1904–1986), жена Алексея Андреевича. Портреты разных лет.

Анастасия Савельевна Ляпунова (1904–1986), жена Алексея Андреевича. Портреты разных лет.

Анастасия Савельевна Ляпунова (1904–1986), жена Алексея Андреевича. Портреты разных лет.

Анастасия Савельевна Ляпунова (1904–1986), жена Алексея Андреевича. Портреты разных лет.

Анастасия Савельевна Ляпунова (1904–1986), жена Алексея Андреевича. Портреты разных лет.

Анастасия Савельевна Ляпунова (1904–1986), жена Алексея Андреевича. Портреты разных лет.

Анастасия Савельевна Ляпунова (1904–1986), жена Алексея Андреевича. Портреты разных лет.

Анастасия Савельевна Ляпунова (1904–1986), жена Алексея Андреевича. Портреты разных лет.

Елена Васильевна с дочерью Маней (Мария Андреевна Маршак) и внуками Тусей, Лялей и Аллой. 1940 год

Елена Васильевна с дочерью Маней (Мария Андреевна Маршак) и внуками Тусей, Лялей и Аллой. 1940 год

Ляля и Туся. 1938 год

Ляля и Туся. 1938 год

Ляля и Туся. 1938 год

Ляля и Туся. 1938 год

Ляля и Туся. 1946 год

Ляля и Туся. 1946 год

Ляля и Туся. 1946 год

Ляля и Туся. 1946 год

Людмила Всеволодовна Келдыш

Людмила Всеволодовна Келдыш

Академик Петр Сергеевич Новиков (1901–1975)

Академик Петр Сергеевич Новиков (1901–1975)

В научном плане период деятельности А. А. с 1934 по 1954–55 гг. связан в основном с дескриптивной теорией множеств. Возникнув в начале ХХ века (Э. Борель, Бэр, А. Лебег), дескриптивная теория множеств в 1915–1937 гг. была развита Н. Н. Лузиным, М. Я. Суслиным, П.С. Александровым, П. С. Новиковым, Л. В. Канторовичем и Е. М. Ливенсоном, А. Н. Колмогоровым.

К началу 30-х гг. вслед за Н. Н. Лузиным дескриптивную теорию множеств начинает развивать П. С. Новиков[2], который с 1935 года становится непосредственным учителем и наставником Алексея Андреевича в предвоенные и первые послевоенные годы. С Петром Сергеевичем Новиковым и его женой Людмилой Всеволодовной Келдыш у А. А. на долгие годы установилась семейная дружба. Лето 1939 и 1940 г. семьи П. С. Новикова и А. А. Ляпунова проводили вместе на Оке в Прилуках, близ Серпухова. Здесь, помимо Новиковых и Ляпуновых, проводили летние отпуска физики М. А. Леонтович, А. А. Андронов, астроном Н.Н. Парийский.

Игра в волейбол на берегу реки Оки (Прилуки 1939 г. Семьи Новиковых, Парийских, Ляпуновых)

Игра в волейбол на берегу реки Оки (Прилуки 1939 г. Семьи Новиковых, Парийских, Ляпуновых)

Дети Ляпуновых, Парийских, Новиковых, (может быть Леонтовичей ?) на пикнике в Прилуках. На переднем плане А.С. Ляпунова, в глубине руководительница детской группы

Дети Ляпуновых, Парийских, Новиковых, (может быть Леонтовичей ?) на пикнике в Прилуках. На переднем плане А.С. Ляпунова, в глубине руководительница детской группы

Раиса Николаевна Зелинская (первая слева) в гостях у семьи Ляпуновых (Прилуки)

Раиса Николаевна Зелинская (первая слева) в гостях у семьи Ляпуновых (Прилуки)

Алексей Андреевич и Николай Николаевич Парийский за игрой в шахматы

Алексей Андреевич и Николай Николаевич Парийский за игрой в шахматы

В те же годы А. Н. Крылов знакомит А. А. со своим зятем — П. Л. Капицей, вернувшимся на родину после длительной работы в Кембридже. П. Л. Капица с большим вниманием и теплотой относился к А. А., неоднократно оказывал поддержaку во многих его начинаниях. В 50-е годы через П. Л. Капицу, М. А. Леонтовича и И. Е. Тамма А. А. во многом способствовал ознакомлению физиков с новейшими достижениями биологии.

Николай Николаевич Лузин

Николай Николаевич Лузин

В 1937 году Н. Н. Лузин был подвергнут на страницах широкой печати тенденциозной критике. А. Н. Крылов обратился в Президиум АН СССР с докладной запиской, в которой говорилось о выдающейся роли Н. Н. Лузина в становлении советской математической школы[1]. Президиум АН СССР в этих условиях принял специальное постановление о деятельности Н. Н. Лузина, которое в значительной степени было продиктовано сложностью конъюнктуры. Отдел теории функций действительного переменного был закрыт, а А. А. был уволен по сокращению штатов.

Еще в январе 1936 года начинается педагогическая деятельность А.А., сначала в качестве ассистента по совместительству (по июнь 1937 г.), а затем и. о. доцента (с сентября 1937 по июнь 1941 гг.) на кафедре математического анализа в МГУ. Педагогическая деятельность в дальнейшем занимала огромное место в жизни А. А. 1937–39 гг. были трудными для А. А. Работа в МГУ была не постоянной, в те же годы А. А. читает лекции в Калининском пединституте, дает частные уроки. В 1937– 38 гг. А. А. сдает экстерном экзамены за университетский курс и кандидатские минимумы.

В 1936–38 гг. А. А. продолжает интенсивно работать по дискрептивной теории множеств и публикует серию работ [3]-[8]. С октября 1937 г. до начала Великой Отечественной войны А. А. руководил семинаром по теории множеств при НИИ математики в МГУ. С октября 1938 г. А. А. начинает работать на договорных началах в Стекловском институте над подготовкой монографии по дескриптивной теории множеств. Однако все это не давало необходимой стабильности, постоянного места работы все еще не было.

22 марта 1939 г. в Совете Математического Института МГУ А. А. защитил кандидатскую диссертацию на тему «Об униформации аналитических дополнений». 25 апреля того же года А. А. был утвержден ВАКом в ученой степени кандидата физико-математических наук.

С сентября 1939 г. М. А. Лаврентьев приглашает А. А. на должность доцента на кафедру математического анализа в Педагогический институт им. К. Либкнехта, в котором А. А. проработал до сентября 1941 г. 24 мая 1941 г. А. А. был утвержден ВАКом в звании доцента.

После защиты диссертации в последние 2 предвоенных года А. А. продолжает работы в области теории множеств и публикует в 1939–40 гг. еще 4 статьи, помимо упомянутых выше. Значение этих работ и полная библиография работ А. А. по дескриптивной теории множеств даны в специальной статье[9].

Студенты и преподаватели (А. А. Ляпунов — 5-ый слева в первом ряду) Педагогического Института им. К. Либкнехта

Студенты и преподаватели (А. А. Ляпунов — 5-ый слева в первом ряду) Педагогического Института им. К. Либкнехта

Занимаясь самыми абстрактными областями математики, А. А. уже в довоенные годы начинает интересоваться проблемами приложения математических методов к естественным наукам. Интерес к биологии возник еще в период работ у П. П. Лазарева. В конце 30-х гг. собы тия впервые столкнули А. А. с положением в генетике. Начавшиеся в 1934–1935 гг. нападки на генетику Т. Д. Лысенко, И. И. Презента и их последователей привели к дискуссиям 1936 и 1939 гг[10]. Началось не только гонение генетики, но и беспрецедентное в истории науки наступление на основы опытного дела в агрономии, применения теории вероятности и статистики в биологии. Т. Д. Лысенко выступил с заявлениями, что закон Менделя о расщеплении признаков у гибридов II поколения в соотношении (3:1) не верен. С этой целью сотрудница Т. Д. Лысенко Н. И. Ермолаева поставила опыты по расщеплению на том же самом объекте, с которым экспериментировал сам Г. Мендель — на горохе. Не понимая вероятностного характера проявления законов Менделя для диплоидных организмов, Ермолаева опубликовала статью[11], в которой привела материалы, с точки зрения автора и Т. Д. Лысенко, говорившие о несостоятельности закона Менделя. Обработка материалов Н.И. Ермолаевой, предпринятая А. Н. Колмогоровым[12], показала, что сама того не желая, Н. И. Ермолаева блестяще подтвердила менделевское расщепление 3:1. Т.Д. Лысенко резко выступил против использования математической статистики в биологии[13] и привлек на свою сторону философа Э. Кольмана, выступившего с путаной статьей[14].

Юлий Яковлевич Керкис (1907–1977)

Юлий Яковлевич Керкис (1907–1977)

Академик Николай Иванович Вавилов (1987–1943)

Академик Николай Иванович Вавилов (1987–1943)

В этой сложной для биологов обстановке в 1938 году Н.И. Вавилов вынужден поручить своему сотруднику генетику Ю. Я. Керкису вновь подтвердить в опытах на дрозофиле раз доказанное и просил А. Н. Колмогорова порекомендовать математика для обсуждения постановок опытов и статистической обработки. А. Н. Колмогоров рекомендует А. А. Ляпунова. Уже тогда А. А. серьезно знакомится с классической генетикой.

Так возникает не только дружба А. А. с Ю. Я. Керкисом, но и тесная связь с генетиками. С тех пор не прекращалась борьба А. А. против вздорных концепций лысенковщины, за широкое использование математических методов в биологическом эксперименте. Об этой борьбе, принявшей особенно широкий размах в 1954–1965 гг., я расскажу позднее.

Результаты совместной работы генетика и математика были опубликованы[15] вместе с обширными комментариями А. Н. Колмогорова по поводу статей Т. Д. Лысенко и Э. Кольмана, однако эта частная работа не могла изменить ухудшившегося положения дел. После ареста Н. И. Вавилова на пост директора Института генетики АН СССР приходит Т. Д. Лысенко, и Ю. Я. Керкиса увольняют из института. Вплоть до 1957 г. он работает зоотехником и директором совхоза в Таджикистане. Вновь А. А. и Ю. Я. Керкис встречаются в новосибирском Академгородке. Дружеские связи с Ю. Я. Керкисом А. А. поддерживались в последние 10-летия жизни А.А.

Андрей Николаевич Колмогоров (1903–1987)

Андрей Николаевич Колмогоров (1903–1987)

После защиты кандидатской диссертации весной 1939 г. «Я работал под руководством А. Н. Колмогорова в области теории вероятностей и ее применений к биологии и теории стрельбы»[2].

В 1939–41 гг. А. А. наряду с преподаванием в Пединституте им. К. Либкнехта ведет семинары в МГУ, работает на договорных началах в Математическом институте им. Стеклова АН СССР над монографией по дескриптивной теории множеств. Судьба этой монографии плачевна. I том был сдан А. А. для печатания в труды Института им. К. Либкнехта весной 1941 г., книга так и не вышла, и рукопись пропала. II том был завершен накануне войны, портфель с рукописью побывал вместе с родными в эвакуации, затем вернулся в Москву, лежал в столе А.А., где был съеден мышами. По возвращении с фронта А. А. не смог восстановить рукописи.

Материалы и источники.

1. Ляпунов А. А. Об отделимости аналитических множеств. ДАН СССР, 1934, 11, 5: 276–280.

2. Ляпунов А. А. О работах П. С. Новикова в области дескриптивной теории множеств. Тр. Мат. Ин-та им. В. А. Стеклова, 1973, 83, 11–22.

3. Liapounoff A. Sur guelques proprietes des cribles redilignes et des ensembles C. C. R. de Varsh.. 1 936, 29, 11: 1–8.

4. Liapounoff A. Contribution a l’ etude de la separabilite multiple. Мат. сб. 1936, 1 (43), 4: 503–510.

5. Liapounoff A. О некоторых униформных аналитических дополнениях. Изв. АН СССР, сер. мат., 1937; № 2: 285–305.

6. Ляпунов А. А. О подклассах В-множеств — Изв. АН СССР, сер. мат., 1937, № 3: 419–426.

7. Ляпунов А. А. Об униформизации аналитических дополнений. Мат. с б., 1938, 3 (45), 1: 219–224.

8. Ляпунов А. А. Исправление к предыдущей статье. Мат. сб., 1939, 5 (47), 2: 441–445.

9. Арсенин В. Я., Козлова З. И. Обзор работ А. А. Ляпунова по дескриптивной теории множеств. Проблемы кибернетики, вып. 32. 1977. Москва: «Наука» стр 15–45).

10. «Спорные вопросы генетики и селекции». Изд-во ВАСХНИЛ, М.—Л., 1937; журнал «Под знаменем марксизма», 1939, №№ 10–11.

11. Ермолаева Н. И. Расщепление гибридов различных сортов гороха. «Яровизация», 1938, № 1–2;
Н. И. ЕрмолаеваЕще раз о «гороховых законах». «Яровизация», 1939, № 2 (23); 79–86.

12. Колмогоров А. Н. Об одном новом подтверждении законов Менделя. ДАН СССР, 1940, 27, № 1: 38–42;
Колмогоров А. Н. Выступление на дискуссии. «Под знаменем марксизма», 1939, № 11:109.

13. Лысенко Т. Д. Ответ академику А. Н. Колмогорову. ДАН СССР, 1940, 28, 9:834–835.

14. Кольман Э. Возможно ли статистико-математически доказать или опровергнуть менделизм? ДАН СССР, 1940, 28, 9: 836–840.

15. Керкис Ю. Я., Ляпунов А. А. О расщеплении гибридов. ДАН СССР, 1941, 31, 1: 43–46.

Примечания.

1.Решающее значение в судьбе Н. Н. Лузина, сыграло письмо П. Л. Капицы Молотову. До этого вопрос об аресте Лузина, был практически решен. Loren R. Graham « » 2008. — Е.Л.

2. Эта работа была завершена на фронте и опубликована после войны.

Из книги «Алексей Андреевич Ляпунов. Очерк жизни и творчества. Окружение и личность.»
Дополнительно смотрите именной указатель.
Опубликовано в издательстве «Новый хронограф» в виде книги (объемом 240 стр.) в 2011 г.
Помещена в музей с разрешения правообладателя 28 Мая 2014

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017