Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Материалы музея с 2013 по 2016 год  → Книги и компьютерная пресса  → Электронные версии книг  → Алексей Андреевич Ляпунов. Очерк жизни и творчества. Окружение и личность.  → 9. Новосибирский период (1962–1973). Работы по математической биологии.

9. Новосибирский период (1962–1973). Работы по математической биологии.

Алексей Андреевич в новосибирском Академгородке (шестидесятые годы)

Алексей Андреевич в новосибирском Академгородке (шестидесятые годы)

7 октября 1961 г. в Москве друзья, сотрудники отмечают 50-летие А.А. Около 60 человек — математиков, химиков, биологов, физиков собираются в гостеприимном доме на Хавской.

Михаил Алексеевич Лаврентьев и Алексей Андреевич Ляпунов

Михаил Алексеевич Лаврентьев и Алексей Андреевич Ляпунов

Владислав Владиславович Воеводский (1917–1967)

Владислав Владиславович Воеводский (1917–1967)

Андрей Михайлович Будкер (1918–1977)

Андрей Михайлович Будкер (1918–1977)

К этому времени А.А. уже принял окончательное решение о переезде в Академгородок. Осень проходит в завершении дел в Москве, дома собираются ящики с книгами, коллекциями камней.

Обстановка первопроходчества, энтузиазма, стремления к новому, царившая в Академгородке, захватывает А.А. Он не только организует и возглавляет лабораторию в Институте математики СО АН СССР, а затем и отдел кибернетики в том же институте, не только сразу же включается в преподавание в НГУ, где он с 1962 г. становится заведующим кафедрой математического анализа и теории вероятности, но и сразу же окунается в педагогическую работу на всех уровнях. Тезис М.А. Лаврентьева «Нет ученых без учеников» как никому близок А.А. Совместно с М.А. Лаврентьевым, А.М. Будкером, В.В. Воеводским он становится инициатором физико-математических олимпиад, с помощью которых на всей Азиатской части Союза ведутся поиски одаренных ребят. А.А. принимает активное участие в организации сначала летней, а затем и постоянной физмат. школы. Вокруг А.А. группируются энтузиасты новых методов преподавания точных дисциплин, энтузиасты физматшколы (ФМШ) — Ю.И. Соколовский, А.А. Берс и др. Дело было новое, многие смотрели на это начинание косо. Не было средств для школы-интерната, для летних лагерей, не было юридических прецедентов. Жизнь опережала инструкции. Понадобилась государственная прозорливость и смелость М.А. Лаврентьева, полное понимание основными инициаторами создания ФМШ необходимости скорейшего, немедленного отбора талантливой молодежи для подготовки в Академгородке, чтобы уже в 1968 году лучшие участники Олимпиады стали учиться в ФМШ.

Академгородок.
Новосибирск, 1963 г.

Академгородок. Новосибирск, 1963 г.

Алексей Андреевич с
телескопом на террасе своего коттеджа

Алексей Андреевич с телескопом на террасе своего коттеджа

Лекция для учащихся
физико-математической школы (ФМШ) в большой химической аудитории НГУ 1964 г.

Лекция для учащихся физико-математической школы (ФМШ) в большой химической аудитории НГУ 1964 г.

Лекцию ученикам ФМШ
читает А.А. Ляпунов — 1964 год

Лекцию ученикам ФМШ читает А.А. Ляпунов — 1964 год

А.А., ставший первым руководителем Совета ФМШ, внимательно следил не только за программой и объемом математических курсов, но и за широтой естественнонаучного и общекультурного образования школьников. В огромной степени успехом этого мероприятия мы обязаны М.А. Лаврентьеву, но магнетирующее влияние А.А., его лекций «у фонтана» летом, в аудиториях НГУ и ФМШ зимой, его ночных бесед у телескопа, равно как и общая обстановка пионерства в Академгородке, в сильнейшей степени способствовала успехам, укреплению и становлению ФМШ как школы нового типа. К преподаванию в ФМШ были привлечены квалифицированные специалисты: математики, физики, биологи. В ФМШ А.А. читает лекции по математике, организует школьные кружки по теории множеств и по древнерусскому искусству.

Алексей Андреевич
беседует с участниками школьного кружка в своем коттедже

Алексей Андреевич беседует с участниками школьного кружка в своем коттедже

С будущими фымышатами

С будущими фымышатами

Алексей Андреевич
ведет семинар

Алексей Андреевич ведет семинар

«Он был душой этого дела, — вспоминает Г.П. Багриновская, — разрабатывал новые программы, спецкурсы, учебные пособия, был первым председателем Ученого совета ФМШ и самым активным ее лектором. Его лекции по математике были изданы отдельными выпусками, они — удачное сочетание математической строгости, наглядности и интуиции. А.А. разрабатывает и читает в ФМШ курс „Землеведение“, объединяющий элементы наук о земле и астрономии. Его интересовали и общие вопросы структуры и содержания школьного курса математики как единого целого и с учетом перспективы развития науки.

По его убеждению школьный курс математики должен включать знакомство с ЭВМ и программированием, изучение средств математического анализа, элементов общематематического языка (простейшей терминологии, идущей от теории множеств, математической логики, общей алгебры), знакомство с простейшими аксиоматическими системами и элементами теории вероятности и математической статистики. При этом большое внимание должно уделяться развитию пространственного воображения и интуиции. В 1968 г. по предложению Организации Объединенных Наций им подготовлен доклад о педагогических экспериментах, проводимых в г. Новосибирске. В 1972 г. он начинает вести занятия по программированию в 8 классе 130-й средней школы», и читает курс математики десятиклассникам той же школы.

Лекция А.А. Ляпунова

Лекция А.А. Ляпунова

В НГУ[1] с февраля 1962 г. А.А. начал читать спецкурс «Введение в теоретическую кибернетику» и организовал семинар «Программирование и теория вычислительных машин». Из этого семинара вышли первые курсовики, а затем и дипломники, специализировавшиеся по теоретической кибернетике (Б.А. Данилов, В.Д. Калмыков, В.А. Перепелица, В.Э. Хенкин). В 1962–63 учебном году А.А. прочел спецкурс по теории множеств, чтение которого он неоднократно возобновлял и в конце 60-х — начале 70-х гг. Как заведующий кафедрой анализа А.А. организует там спецсеминары по современному анализу, машинному переводу, моделированию производственных процессов и «Общий семинар по кибернетике». Одновременно А.А. способствует организации в НГУ специализации по математической лингвистике.

А.А. Ляпунов. Физмат
школа, конец 60-х годов

А.А. Ляпунов. Физмат школа, конец 60-х годов

С фымышатами после лекции

С фымышатами после лекции

Алексей Андреевич во
время семинара в кабинете своего коттеджа на ул. Воеводского д.4

Алексей Андреевич во время семинара в кабинете своего коттеджа на ул. Воеводского д.4

Новосибирск 1963 г.
Совместный Советско — Американский симпозиум по уравнениям с частными
производными

Новосибирск 1963 г. Совместный Советско — Американский симпозиум по уравнениям с частными производными

На банкете после
заседаний

На банкете после заседаний

Лаборатория генетики
популяций Института цитологии и генетики. Первый ряд (сидят слева направо) И.К.
Захаров, Э.Х. Гинзбург, Д.П. Фурман, З.С. Никоро (зав.лаб.), М.Д. Голубовский,
И.Д. Ерохина, Р.Н. Чураев. Верхний ряд: сотрудники группы математической
генетики во главе с В.А. Ратнером. Первый слева Л.Омельянчук, третий — Ю.Г.
Матушкин, С.Н. Родин, А.Жарких, В. Соловьев, В.А. Ратнер. Крайний справа — Н.А.
Колчанов

Лаборатория генетики популяций Института цитологии и генетики. Первый ряд (сидят слева направо) И.К. Захаров, Э.Х. Гинзбург, Д.П. Фурман, З.С. Никоро (зав.лаб.), М.Д. Голубовский, И.Д. Ерохина, Р.Н. Чураев. Верхний ряд: сотрудники группы математической генетики во главе с В.А. Ратнером. Первый слева Л.Омельянчук, третий — Ю.Г. Матушкин, С.Н. Родин, А.Жарких, В. Соловьев, В.А. Ратнер. Крайний справа — Н.А. Колчанов

Первая кибернетическая конференция в Сибири (Всесоюзная конференция по применению математических методов в экономике и планировании, Новосибирск, 1962) была организована и проведена при активном участии А.А.

Зоя Сафроновна Никоро
и Дмитрий Константинович Беляев

Зоя Сафроновна Никоро и Дмитрий Константинович Беляев

А.А. быстро завязывает тесные контакты с биологами — сотрудниками единственного в ту пору генетического института страны — Института цитологии и генетики (ИЦГ). Вслед за старыми знакомыми — Ю.Я. Керкисом, Р.Л. Берг — возникают тесные контакты с Д.К. Беляевым, З.С. Никоро, Р.И. Салгаником и др. В ИЦГ А.А. знакомится с молодыми физиками — В.А. Ратнером, А.И. Шерудило. Работы В.А. Ратнера по теоретической биологии, его попытки логического анализа понятий молекулярной биологии привлекают А.А. А.А. внимательно следит за работами В.А. Ратнера, стремится к организации подготовки специалистов по математической биологии по двум линиям, как среди математиков (что осуществляется самим А.А.), так и среди биологов (что делается под руководством В.А. Ратнера).

В июле 1964 г. А.А. был избран членом-корреспондентом АН СССР. В 1967 г. за заслуги в организации Сибирского отделения АН СССР А.А. Ляпунов был награжден вторым Орденом Трудового Красного Знамени.

А.А. организует в Новосибирске новую серию «Кибернетика в монографиях», которая выходит под его редакцией. В 4 томах этой серии две монографии посвящены вопросам математической лингвистики и проблемам машинного перевода[1]-[2] и две — биологии[3]-[4].

В 1965 г. на математическом факультете НГУ А.А. организует кафедру теоретической кибернетики, которой он заведовал до конца своих дней. Кибернетический семинар кафедры объединял всех интересующихся этими проблемами специалистов Академгородка. В 1968 г. объединенный семинар по проблемам кибернетики в Новосибирске становится фактическим продолжением известного кибернетического семинара мехмата МГУ, работавшего под руководством А.А. в 1955–61 гг.

Заседание
Объединенного биологического совет СО АН СССР, членом которого был Алексей
Андреевич в Институте цитологии и генетики. Первый слева Федор Эдуардович Реймерс,
директор Института Физиологии растений в Иркутске, стоит в проходе первый
Рудольф Иосифович Салганик, А.А. Ляпунов в третьем ряду справа от прохода,
рядом с ним Алексей Викторович Жирмунский

Заседание Объединенного биологического совет СО АН СССР, членом которого был Алексей Андреевич в Институте цитологии и генетики. Первый слева Федор Эдуардович Реймерс, директор Института Физиологии растений в Иркутске, стоит в проходе первый Рудольф Иосифович Салганик, А.А. Ляпунов в третьем ряду справа от прохода, рядом с ним Алексей Викторович Жирмунский

«Когда на новом месте в Академгородке выросли большие кибернетические коллективы, — вспоминает ближайшая сотрудница А.А. Г.П. Багриновская, — создалась потребность и возможность в объединяющем семинаре. На его заседаниях заслушивались доклады, тесно связанные с математикой, техникой, биологией, медициной, экономикой, лингвистикой и др., общность и единство которых состояли в изучении процессов управления и управляющих систем — как созданных человеком, так и естественных. Семинар провел большую работу по выявлению и установлению общих подходов, линий взаимодействия, основных перспектив и стандартов требований в тех весьма разнообразных исследованиях, которые охватываются современной кибернетикой. На его заседаниях выступали ведущие ученые в области кибернетики и смежных наук: академик А.А. Воронов, члены-корреспонденты АН СССР А.А. Ляпунов, А.П. Ершов, В.А. Коптюг, профессора Н.В. Тимофеев-Ресовский, К.А. Багриновский и др.».

В Новосибирске А.А. развертывает широкие исследования по математической биологии. В 1968 г. он организует три спецсеминара: «Математические вопросы теории популяций», «Кибернетические вопросы эндокринной системы» и «Общий семинар по математической биологии». С 1969 г. он читает в НГУ спецкурс «Кибернетические вопросы биологии».

Логический анализ основных генетических понятий, впервые предпринятый А.А. Ляпуновым и А.Г. Маленковым (1962), был существенно развит В.А. Ратнером. В своей кандидатской диссертации (1965) В.А. Ратнер рассмотрел молекулярно-генетические (кодон, цистрон, оперон, репликон) и клеточные (сегрегон, геном) единицы наследственности, рассмотрел закономерности перекодирования информации в онтогенезе, принципы строения, функционирования и эволюции генетического кода. В этой работе с кибернетических позиций рассмотрены процессы регуляции действия генетических систем. В соответствии с представлениями А.А. Ляпунова[5]-[6] о существовании структурного и статистического способов организации управляющих систем, В.А. Ратнер рассмотрел и определил иерархию уровней управления в генетических системах.

А.А. очень высоко оценил работу В.А. Ратнера[7], настаивая на присуждении за нее сразу степени доктора наук. Хотя это предложение и не встретило полного понимания у биологов, не привыкших еще к мысли о возможности существования теоретической биологии, тем не менее быстрая публикация монографии В.А. Ратнера, предпринятая А.А., во многом способствовала становлению кибернетических взглядов в генетике.

И.И. Шмальгаузен в последние годы жизни задумал монографию «Кибернетика как учение о саморазвитии живых существ», но успел написать лишь около 1 авт. листа и оставить проспект неоконченных глав. После кончины И.И. Шмальгаузена осенью 1963 года А.А. совместно с Р.Л. Берг собирает отдельные опубликованные статьи и рукописи И.И. и из них составляет по сути дела цельную книгу[8]. Значение кибернетических работ И.И. Шмальгаузена заключается в том, что он, «переводя теорию Дарвина на язык кибернетики» (Р.Л. Берг, А.А. Ляпунов, 1968: 13), показал существование статистического способа регуляции эволюционного процесса на биогеоценотическом уровне организации жизни.

Иван Иванович
Шмальгаузен

Иван Иванович Шмальгаузен

Публикация работ И.И. Шмальгаузена, В.А. Ратнера, которые в значительной степени были стимулированы А.А. Ляпуновым, во многом способствовала той разработке проблем математической биологии, которую А.А., его единомышленники и ученики провели в 60-х годах[9]. Наряду с коллективом «матбиологов», сложившимся вокруг А.А. в Новосибирске (Ю.И. Гильдерман, И.А. Полетаев), существенные работы по биогеоценологии и теории эволюции ведет А.А. со своими московскими учениками и близкими сотрудницами О.С. Кулагиной[10] и Т.И. Булгаковой (Эман)[11].

В машинных экспериментах была показана принципиальная возможность существования симпатрического видообразования, т. е. видообразования на одной территории без предварительной пространственной изоляции. Тем самым была на машинной модели доказана ограниченность общепринятой в биологии концепции аллопатрического (географического) видообразования как единственного пути эволюции (Э. Майр, 1944) и были получены существенные свидетельства в пользу возможности и симпатрического пути видообразования, допускавшегося лишь немногими эволюционистами (Н.Н. Воронцов, 1960; Р. Маттей, 1960).

А.А. внимательно следит за работами по математической теории эволюции, ведущимися в Ленинграде в Агрофизическом ин-те ВАСХНИЛ под руководством Р.А. Полуэктова, и всемерно поддерживает работы по моделированию замкнутых биоценозов малых водоемов, которые развивает В.В. Меншуткин совместно с биологами Ф.В. Крогиус и Е.М. Крохиным.

А.А. Ляпунов и И.А.
Полетаев на заседании ученого совета в Институте математики

А.А. Ляпунов и И.А. Полетаев на заседании ученого совета в Институте математики

Все больше А.А. начинают занимать проблемы регуляции на биогеоценотическом уровне[12]. В этой области И.А. Полетаев с учениками ведут вполне самостоятельные исследования[13]. А.А. внимательно изучает работы Г.Г. Винберга по продуктивности пресных водоемов. В последние годы жизни А.А. совместно с московским гидробиологом М.Е. Виноградовым и красноярским биофизиком и биогеоценологом И.И. Гительзоном начинает разрабатывать модель продуктивности, миграции вещества и энергии для Мирового океана, которая проверяется в одном из рейсов «Витязя»[14]. В 1969–70 гг. А.А. начинает обсуждать с байкаловедами К.К. Вотинцевым и Г.И. Галазием проблемы моделирования байкальских ценозов и прогнозов действия загрязнения его вод промстоками на процессы биологического самоочищения. Последние работы А.А. посвящены анализу наземных биогеоценозов и общим принципам моделирования ценозов[15]-[18].

В Ереване с Рафиком
Атаяном (слева)

В Ереване с Рафиком Атаяном (слева)

Все больше А.А. интересуется анализом популяционных явлений. В многочисленных выступлениях на семинарах, на «школах» в Можайске, в Мозжинке он резко критикует детерминистические модели популяционной генетики, подчеркивая стохастический характер эволюции, следующий из теории марковских процессов. Последние работы А.А., О.С. Кулагиной, Т.И. Булгаковой[19]-[21] и его младших учеников Г.П. Карева и С.А. Трескова посвящены развитию вероятностного подхода к эволюции популяций[22].

Алексей Андреевич
Ляпунов

Алексей Андреевич Ляпунов

Это направление представлено серией работ самого А.А. и его учеников в предпоследнем вышедшем при жизни А.А. 25-м томе «Проблем кибернетики» и в ряде других публикаций. А.А. неоднократно говорил о неприменимости теории игр к рассмотрению эволюционного процесса.

Существовал широкий круг биологических проблем, в течение последних 10–15 лет особенно интересовавших А.А.[23] Среди них проблема определения жизни с позиций устойчивости и управления[24]-[25]. Более всего волновала А.А. проблема иерархичности управляющих систем в живой природе. Сама постановка здесь шла от А.А., и мне кажется, что эта постановка весьма интересна. А.А. пытался применить кибернетический подход к широкой классификации: он предлагал выделять царства по наличию или отсутствию клеточных систем, типы животных — по сложности нервной системы, классы — по следующему уровню управления — эндокринной системе. Эта концепция мне лично казалась очень спорной, так как сначала надо было дать определение самого подхода к системе — кладистического или градационного, что впоследствии и было сделано А.А.[26]-[27] Однако биологи в нашей стране вообще не ставят вопрос о принципах выделения таксонов, хотя эта проблема является чуть ли не центральной на страницах журналов «Systematic Zoology» и «Taxon».

В Новосибирске А.А. в контакте с физиологами начал разрабатывать с учениками вопросы моделирования эндокринной системы[28]-[29], системы кровообращения[30]-[31], передвижения крови по сосудам и системы кроветворения. Он выражал неудовольствие транспирационным объяснением механизма подъема воды в деревьях, искал у физиологов растений и не находил удовлетворительных объяснений.

Под редакцией А.А. вышло 5 сборников работ по математической биологии[32]-[36].

Постоянно растущий интерес А.А. ко все новым областям естествознания, философии, лингвистики, экономики, удивительная чуткость ко всему новому, совсем не обычная для человека 60-летнего возраста, — все это нередко вступало в конфликт с реальной ситуацией, с людьми, раз уже выбравшими себе свое направление в науке; нередко для развития работ в Отделе А.А. требовались в качестве постоянных сотрудников специалисты биологи, медики, лингвисты. Вложить это в прокрустово ложе раз и навсегда существующих институтов, отделов, лабораторий — совсем не просто. Межинститутские контакты даже в Академгородке осуществлялись как разовые, а не постоянные. Все это привело к тому, что в конце своей деятельности А.А. решил уйти из Института математики СО АН СССР со своей лабораторией и с небольшим числом своих учеников. В Институте математики осталось старшее и среднее поколение учеников и сотрудников А.А., работавших в Отделении кибернетики. А.А. переходит в Институт гидродинамики к своему старому учителю и другу М.А. Лаврентьеву. Последние годы А.А. совместно с сотрудниками занят разработкой проблем матбиологии и матлингвистики. Поскольку лаборатория А.А. находилась в Институте гидродинамики, то сотрудники А.А. шутя называли свою лабораторию «лабораторией гидробиологии и гидролингвистики».

У грифельной доски.
1971 год. Фото Николаева

У грифельной доски. 1971 год. Фото Николаева

Хотя вопросы математической биологии, методологии естествознания, в меньшей степени матлингвистики были главным, что делалось самим А.А. и в кругу его учеников

в последние годы жизни, тем не менее А.А. и в этот период возвращается к дескриптивной теории множеств[37]-[40], теории программирования[41]-[42].

Очень много внимания А.А. уделяет своим последним младшим ученикам Г.П. Кареву, С.А. Трескову и Г.Ш. Фридману, воспитанникам А.А. и по ФМШ, и по НГУ. Многие дни посвящает он их математическому и общему образованию, с удовольствием рассказывает о первых успехах «трех мушкетеров».

Если своими учителями в математике А.А. считал Н.Н. Лузина и П.С. Новикова, то широкий интерес к приложениям математики, к истории науки у А.А. был воспринят от «дяди Алеши» — А.Н. Крылова. Истории математики был посвящен ряд обзорных статей А.А. в сборниках «Математика в СССР за 30 лет», «Математика в СССР за 40 лет», «Математика в СССР за 50 лет», в «Истории советской математики», а также персоналии, посвященные Н.Н. Лузину, П.С. Новикову, Л.В. Келдыш и др.

Алексей Андреевич многократно с восхищением говорил о В.И. Вернадском. Мне думается, что из ученых старшего поколения А.А. ближе всего был к Вернадскому. А.А. высоко ценил не только энциклопедичность натуры В.И. Вернадского, но и его стремление к философскому осмысливанию естествознания. Многократно приходилось слышать от А.А. сожаления по поводу того, что многие философские труды В.И. Вернадского все еще остаются не опубликованными.

Во время поездки на
Алтай

Во время поездки на Алтай

С годами А.А. все более и более привлекают проблемы методологии естествознания, логики науки, взаимосвязей наук. Еще в середине 50-х гг. А.А. неоднократно выступал со статьями по кибернетике на страницах «Вопросов философии». В начале 60-х гг. А.А. еще в Москве выступает с серией философских до кладов[43]-[45]. В новосибирский период вопросы методологии естествознания все больше влекут А.А., он выступает

с философскими докладами и статьями[46]-[55], интересуется проблемами системного подхода.

В 1968 г. А.А. возглавляет оргкомитет конференции по математизации знаний (Новосибирск), он входит в Национальный комитет по исследованию операций, где возглавляет методологическую секцию.

Педагогическая, лекторская деятельность А.А. в Новосибирске продолжалась до последних дней жизни. В 1968–69 гг. А.А. принимает участие в организации заочного отделения НГУ, в котором квалифицированные инженеры могли бы получить дополнительную математическую подготовку в области программирования, теории оптимальных процессов, синтеза управляющих систем, исследования операций. А.А. вместе с учениками несколько раз вылетал в крупный научно-технический центр для чтения лекций, спецкурсов и положил начало новой форме повышения квалификации дипломированных специалистов при математическом факультете НГУ.

В 1968–70 гг. А.А. постепенно отходит от физматшколы. Но без контакта со школьниками А.А. немыслим. Он находит этот контакт в клубе юных техников (КЮТ) Академгородка. Хотя КЮТу А.А. отдал меньше времени и сил, чем созданию ФМШ, но и здесь А.А. выступал с лекциями и беседами по математике, астрономии, кибернетике, биологии.

С женой в кабинете.
Фото Николаева

С женой в кабинете. Фото Николаева

С геологом академиком
Юрием Александровичем Косыгиным

С геологом академиком Юрием Александровичем Косыгиным

С Дашей 1971г. Фото
Николаева

С Дашей 1971г. Фото Николаева

Ученики Алексея
Андреевича, выпускники ФМШ, на фотографии первокурсники, только что сдавшие
первую совместную статью в Доклады Академии наук: Сережа Тресков, Юра Карев и
Гена Фридман. Архив Фридмана

Ученики Алексея Андреевича, выпускники ФМШ, на фотографии первокурсники, только что сдавшие первую совместную статью в Доклады Академии наук: Сережа Тресков, Юра Карев и Гена Фридман. Архив Фридмана

Интерес А.А. к методам преподавания в школе с годами возрастал[56]-[57]. А.А. собирал отечественные и зарубежные школьные и гимназические учебники, пропагандировал необходимость раннего развития ребенка. Он был горячим поборником дифференцированного образования.

***

Около А.А. всегда было людно. Он знал очень многих и умел держать одновременно в поле зрения очень широкий круг людей. Искренний человек, восторженная натура А.А. многого в жизни не замечал и старался во всем видеть хорошее. Даже в трудные периоды жизни, когда А.А. присутствовал на каком-то заседании, где громили очередную «лженауку», он умел радоваться тому, что в конце концов «гора родила мышь». Этот оптимизм был очень характерен для А.А. Были вокруг А.А. люди посильнее, были послабее. Но не было или почти не было вокруг А.А. плохих людей.

А.А. Ляпунов. Фото Николаева

А.А. Ляпунов. Фото Николаева

Из сказанного может создаться впечатление о том, что А.А. все мог, всем был одарен. Нет, А.А. был лишен музыкального слуха, он почти не бывал на концертах, в театрах, в кино. Он терпеть не мог включенного радио — даже слабые звуки мешали ему сосредоточиться. А.А. за свою жизнь так и не научился отдыхать. Последний раз в обычном отпуске он был зимой 1956 года. В 1956–1961 гг. он видел свой отдых в участии в миассовских семинарах, а с 1962 года — в летней работе со школьниками, участниками олимпиад и ФМШатами, со студентами.

А.А. любил изобразительные искусства во всех формах. Он блестяще знал историю архитектуры, живописи, скульптуры. Особенно любил он древнерусскую архитектуру и иконопись, средневековую архитектуру Армении, искусства эпохи Возрождения, французских импрессионистов. В своих оценках А.А. был горяч и пристрастен. Эклектичность петербургской архитектуры настолько раздражала А.А., что он не мог видеть за ней оригинальности решения градостроения, перспектив, набережных Ленинграда.

В саду у коттеджа в
Золотой долине, где семья Ляпуновых жила с 1966 по 1975 год. Анастасия
Савельевна и Алексей Андреевич

В саду у коттеджа в Золотой долине, где семья Ляпуновых жила с 1966 по 1975 год. Анастасия Савельевна и Алексей Андреевич

Алексей Андреевич и
Анастасия Савельевна

Алексей Андреевич и Анастасия Савельевна

Дома в гостиной. Фото
Николаева

Дома в гостиной. Фото Николаева

А.А. перед домом

А.А. перед домом

Пианистка Вера
Августовна Лотар-Шевченко за роялем у Ляпуновых.

Пианистка Вера Августовна Лотар-Шевченко за роялем у Ляпуновых.

А.А., А.С. и Рима
Ивановна Подловченко в саду перед домом

А.А., А.С. и Рима Ивановна Подловченко в саду перед домом

С Николаем Николаевичем
Воронцовым

С Николаем Николаевичем Воронцовым

А.А. был франкофилом. Здесь, вероятно, соединилось традиционное для русских математиков уважение к заслугам французской математической школы с блестящим знанием французского языка, а отсюда и французской культуры. Никогда не выезжавший за пределы страны, А.А. блистал своим французским языком, знанием культуры, истории, искусства Франции. В немногие часы отдыха он читал в оригинале романы современных классиков французской литературы А. Камю, Ж.П. Сартра, А. Моруа. Не было французской делегации в Академгородке, с которой не встречался бы А.А., которую он не принимал бы у себя дома. Большие заслуги А.А. в развитии франко-советской дружбы были отмечены Медалью французского сената.

Обед на террасе

Обед на террасе

В последние годы А.А. и его жена были очень близки c переехавшей в Академгородок пианисткой В.А. Лотар Шевченко, получившей образование во Франции. Вера Августовна проводила каждый выходной день у Ляпуновых, все беседы с А.А. шли на французском языке.

В новосибирский период, особенно после переезда в 1966 году из маленького полукоттеджа на ул. Терешковой в большой коттедж в Золотой долине (ул. Воеводского, д. 4) в доме Ляпуновых бывало много разнообразных людей.

В кабинете у Алексея
Андреевича слева направо: дочери Алла (А.Г. Гамбурцева) и Ляля (Е.А. Ляпунова),
внуки Маша Воронцова, Гриша Виноградов, Алексей Андреевич с Дашей Воронцовой на
руках. Фото Николаева

В кабинете у Алексея Андреевича слева направо: дочери Алла (А.Г. Гамбурцева) и Ляля (Е.А. Ляпунова), внуки Маша Воронцова, Гриша Виноградов, Алексей Андреевич с Дашей Воронцовой на руках. Фото Николаева

Леонид Витальевич
Канторович во время вручения ему Нобелевской премии

Леонид Витальевич Канторович во время вручения ему Нобелевской премии

Здесь любили бывать старые друзья А.А. — Леонид Витальевич и Наталия Владимировна Канторовичи. Хотя Л.В. Канторович чуть моложе А.А., но Л.В. очень рано добился крупных успехов в математике, он успел поработать, в частности, и в теории множеств до А.А., в предвоенные годы выполнил первую работу по математическим методам в экономике. Л.В. выступал оппонентом на докторской защите А.А. А.А. с глубоким уважением, я бы сказал — с почтением, относился к Л.В. Канторовичу.

К А.А. нередко заходил вечерами «на рюмку коньяка» М.А. Лаврентьев. Неимоверно загруженный большим и малым, М.А. Лаврентьев приходил к своему бывшему ученику отдохнуть от бесконечных просьб и проблем, преследовавших создателя Сибирского отделения АН всегда и повсюду. Импульсивный и недисциплинированный с другими, А.А. очень считался с мнениями своего учителя, руководителя и друга. Бывали здесь и С.Л. Соболев, Г.И. Марчук.

На крыльце коттеджа.
Н.Н. Воронцов, Ляля, Алла, Маша, Мария Савельевна Гурьева, Алексей Андреевич и
Анастасия Савельевна

На крыльце коттеджа. Н.Н. Воронцов, Ляля, Алла, Маша, Мария Савельевна Гурьева, Алексей Андреевич и Анастасия Савельевна

День рождения
Анастасии Савельевны 21 января 1968 года: супруги Ладинские, А.А., А.С., Д.
Берман, В. Волобуев, Е. Ляпунова

День рождения Анастасии Савельевны 21 января 1968 года: супруги Ладинские, А.А., А.С., Д. Берман, В. Волобуев, Е. Ляпунова

День рождения
Анастасии Савельевны 21 января 1968 года: А.С., Д. Берман, В. Волобуев, Е.
Ляпунова, Марьяна Леонидовна Александрова, Андрей Берс, спиной Ладинский —
главный архитектор Академгородка

День рождения Анастасии Савельевны 21 января 1968 года: А.С., Д. Берман, В. Волобуев, Е. Ляпунова, Марьяна Леонидовна Александрова, Андрей Берс, спиной Ладинский — главный архитектор Академгородка

Алексей Андреевич с
Михаилом Алексеевичем Лаврентьевым

Алексей Андреевич с Михаилом Алексеевичем Лаврентьевым

Частым гостем в доме Ляпуновых бывала археолог Елизавета Михайловна Берс — племянница С.А. Толстой (Берс). От Е.М. А.А. узнавал о новостях изучения древней материальной культуры Сибири — от палеолита до бронзы и железа. Материальная культура древнего человека всегда волновала А.А., а при посещении Эрмитажа он неизменно заходил в зал с коллекциями из Пазырыкских курганов.

А.А. Ляпунов. 1971
год. Фото Николаева

А.А. Ляпунов. 1971 год. Фото Николаева

С Н.А. Криницким

С Н.А. Криницким

На философские темы А.А. беседовал, а нередко и спорил с Александром Даниловичем Александровым, с которым они познакомились и подружились еще в Казани в 1941 году. В 1956–64 гг. А.А. поддерживал контакты с А.Д. в связи с борьбой за реабилитацию генетики, в которой А.Д. Александров, как ректор ЛГУ, сыграл очень большую роль. Манера А.Д. Александрова эпатировать собеседника была не слишком близка А.А., не склонного к пониманию такого типа юмора, но отношения с Александром Даниловичем и Марьяной Леонидовной Александровыми были самыми дружескими. Любил А.А. беседовать и с их 15–16-летним сыном Даней, предрекая ему большое будущее.

А.А. любил, когда в доме живет молодежь. Подолгу здесь гостили внуки, а также племянники А.А. — математики Аскольд Георгиевич и Елена Георгиевна Хованские, Яков Иммануилович Маршак.

А.А. Ляпунов

А.А. Ляпунов

В годы войны сестра А.А. — Мария Андреевна — вышла замуж за физика Иммануила Самуиловича Маршака — сына поэта С.Я. Маршака. Так произошло знакомство А.А. с Самуилом Яковлевичем . На одной из своих книг С.Я. Маршак написал: «Дорогому Алексею Андреевичу Ляпунову — математику и поэту». С И.С. Маршаком — впоследствии крупным специалистом в области светотехники, переводчиком, издателем сочинений отца — А.А. был дружен. Зимой 1965 года И.С. Маршак свой отпуск проводил у нас дома в Академгородке, в первую половину дня мы сидели за столами — И. С. завершал перевод романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение», а я кончал книгу по эволюции грызунов, а вечерами мы вместе с моей старшей дочерью отправлялись к Ляпуновым. Здесь А.А. и И.С. беседовали и о кибернетике, и о намечавшихся сдвигах в биологии, и об издании сочинений С.Я. Маршака, о переводах, о мастерстве и сложности ремесла переводчика, о воспитании детей в школе и дома. И.С. Маршак познакомил А.А. с другом семьи Маршаков известным лейбористским деятелем Эмрисом Хьюзом, приезжавшим к А.А. в Академгородок.

Иммануил Самуилович
Маршак и Н.Н. Воронцов

Иммануил Самуилович Маршак и Н.Н. Воронцов

Перечислить весь круг знакомых и друзей А.А. невозможно. С годами страсть к общению нисколько не угасала.

Многолетний диабет подтачивал здоровье А.А. В 1966 году у А.А. ухудшилось сердце, появилась мерцательная аритмия. Однако объем своих нагрузок А.А. не снижал.

7 октября 1971 года в Новосибирске отмечалось 60-летие А.А. Указом Президиума Верховного Совета СССР А.А. Ляпунов был награжден Орденом Ленина. Последние полтора года жизни А.А. занимался в основном проблемами математической биологии. Весной 1973 г. А.А. организовал в Мозжинке под Звенигородом Всесоюзную школу по математической биологии.

Алексей Андреевич с
матерью Еленой Васильевной. 1971 г.

Алексей Андреевич с матерью Еленой Васильевной. 1971 г.

16 июня 1973 года я вылетел из Владивостока на Общее собрание АН СССР и залетел на один день в Новосибирск. 18 июня мы вместе с А.А. вылетели из Новосибирска в Москву. Алексей Андреевич был полон энергии, замыслов, планов. Его радовало то, что собрание Академии посвящено проблемам охраны природы, он вносил поправки в резолюцию, которые были приняты собранием. Это было в пятницу 22 июня. 23 июня я отправился в Химки встречать пароход, с которым прибывал Н.В. Тимофеев-Ресовский. Было ранее утро, и я решил не утомлять А.А. этой поездкой. Из Химок мы отправились к О.И. Епифановой-Грабарь. В 17 часов туда позвонил А.А., он обиженно спрашивал, почему мы не поехали вместе в Химки, говорил, что он чувствует себя хорошо. А в 22 часа 23 июня А.А. умер. Он умер от сердечного приступа в Кунцеве в доме своей старшей двоюродной сестры А.Л. Аракчеевой-Ляпуновой, которую решил навестить. «Скорая помощь» приехала слишком поздно.

Ночью сестра А.А. и ее муж, М.А. и И.С. Маршаки перевезли тело А.А. из Кунцева в морг больницы АН СССР. Там была снята посмертная маска лица и рук покойного.

Панихида состоялась в зале Стекловского института, института, с которым А.А. был связан более 40 лет жизни. На гражданской панихиде и на кладбище выступили А.И. Берг, С.Л. Соболев, С.М. Никольский, А.Л. Яншин, Н.П. Бусленко, Н.В. Тимофеев-Ресовский, Б.Ю. Левин, А.А. Капица, А.И. Китов, И.А. Полетаев, М.Ф. Шемякин.

Алексей Андреевич похоронен в Москве на Введенском (Немецком) кладбище, где покоится прах его учителя Н.Н. Лузина, где похоронен предтеча молекулярной биологии Н.К. Кольцов, знаменитый биолог середины ХIХ века К.Ф. Рулье.

***

После кончины А.А., в течение года его дочь Н.А. Ляпунова работала с архивом. Как и следовало ожидать, бумаги А.А. хранились в удивительном порядке, но объем документов, писем был очень велик. Архив А.А. передается в Московское отделение Архива АН СССР. Благодаря помощи М.А. Лаврентьева, Г.И. Марчука и А.П. Ершова готовится двухтомник избранных работ А.А. Ляпунова. Библиотека А.А. была приобретена Вычислительным центром СО АН СССР, где по инициативе Г.И. Марчука был создан мемориальный кабинет-библиотека А.А. Ляпунова.

Семья и выпускники
Артиллерийской Академии (3, 9 и 10 слева направо) у могилы Алексея Андреевича
(конец семидесятых годов)

Семья и выпускники Артиллерийской Академии (3, 9 и 10 слева направо) у могилы Алексея Андреевича (конец семидесятых годов)

Алексей Андреевич оставил после себя 165 статей по математике, кибернетике, матбиологии, матлингвистике, астрономии, теории стрельбы, геофизике, философии. Из этого числа лишь около сотни может быть отнесено без всяких скидок окончательным, чисто научным статьям. Однако фактическая продукция А.А., его роль в истории отечественной науки неизмеримо больше. А.А. никогда не приписывал своей фамилии; более того, он умел незаслуженно уйти в тень тогда и там, когда всем было ясно, кто фактический инициатор постановки задачи, кто указал методы ее решения, кто диктовал статью. Сказать о том, что среди учеников А.А. 4 члена-корреспондента АН СССР (С.В. Яблонский, О.Б. Лупанов, А.П. Ершов, Н.П. Бусленко), 3 Лауреата Ленинской премии (С.В. Яблонский, О.Б. Лупанов, Ю.И. Журавлев[2]), несколько десятков докторов и кандидатов наук — это значит дать лишь формальную характеристику. Главным в А.А. было то, что он, обладая блестящим ассоциативным мышлением, в сочетании с логикой математика, даром педагога и широчайшей культурой, умел наводить мосты между науками, умел зажигать людей, умел инициировать целые направления.

Деталь памятника на
могиле А.А. Ляпунова

Деталь памятника на могиле А.А. Ляпунова

Анастасия Савельевна
после смерти Алексея Андреевича 1973 год. Фото Николаева

Анастасия Савельевна после смерти Алексея Андреевича 1973 год. Фото Николаева

Много раз мы спорили с А.А., я считал, что ему. нужно резко сократить работу с учениками. Мне казалось, что написание книги по биокибернетике, задуманной А.А., важнее. Но всегда для Алексея Андреевича работа с учениками была самой важной. Поэтому главное, что оставил А.А. после себя — это московскую и новосибирскую школы кибернетиков, многочисленных учеников и последователей в разных городах нашего обширного отечества.

А.А. Ляпунову была
посмертно присуждена медаль международного компьютерного общества за развитие
первой теории операторного метода абстрактного программирования и как
основателю кибернетики и программирования в СССР

А.А. Ляпунову была посмертно присуждена медаль международного компьютерного общества за развитие первой теории операторного метода абстрактного программирования и как основателю кибернетики и программирования в СССР

В послевоенные десятилетия начала происходить удивительная переоценка ценностей в науке. Если ранее Академия считала своим долгом возложить на своего члена определенную административную и организационную нагрузку и тем самым обучить крупного ученого менее сложной административной деятельности (так было с учителями А.А. — П.П. Лазаревым, возглавившим после избрания в академики институт, с С.С. Наметкиным, ставшим руководителем Азербайджанского филиала Академии после избрания академиком), то затем начало распространяться веяние избрания за организационно-административные заслуги в Академию. Немало сил и энергии затратил А.А. в последние годы вместе с другими учеными в борьбе за чистоту Академии, за то чтобы при выборах ее членов оценивалась научная значимость трудов и гражданская ответственность ученого перед обществом, а не число формально занимаемых постов. Не было случая, чтобы общее собрание АН СССР не поддержало бы выступлений и запросов А.А. Ляпунова.

А.А. никогда не занимал крупных постов. Он был бы, по-видимому, плохим чиновником (в Тянь-Шаньской экспедиции он по простоте раздавал рабочим деньги и не вел записей; когда его отдел переезжал из одного помещения в другое, А.А. рвался таскать столы), а по многим показателям — и плохим администратором. Но А.А. был по сути дела выдающимся организатором науки, ибо он организовал и создал крупные научные коллективы, вырастил учеников, способных к воспроизведению внучатого поколения школы, он подбирал учеников не по принципу «чем чернее ночь, тем ярче светят звезды», а по таланту, по увлеченности. Он создал издания (28 томов «Проблем кибернетики», 17 выпусков «Кибернетических сборников», 6 томов «Математического просвещения» и др.) и сплотил вокруг них авторские коллективы. Он смело шел на контакты с другими науками причем, как правило, интуиция его не подводила, он умел находить интересных людей. Он обладал высокой ответственностью в большом, смелостью борца за правду, государственным размахом, хотя далеко не всегда представлял себе конкретные формы реализации того или иного предложения. Будучи нетерпимым к невежеству, А.А. мог быть вполне терпеливым и снисходительным к тем, кто хотел овладеть наукой.

Представитель
общества, доктор Босс, Е.А. Ляпунова, Н.Н. Воронцов и Ю.А. Виноградов на
церемонии вручения медали в Президиуме РАН 1996 года

Представитель общества, доктор Босс, Е.А. Ляпунова, Н.Н. Воронцов и Ю.А. Виноградов на церемонии вручения медали в Президиуме РАН 1996 года

computer pioneer

Нравственный облик Алексея Андреевича был недосягаемо высок. Этот духовный облик сочетался в последние годы с внешностью Пророка. Все это было живым, активным, деятельным, гражданственным. Хочется надеяться, что ученики и последователи А.А. Ляпунова сохранят в себе и смогут передать дальше не только научную, но и нравственную преемственность принципов служения науке и обществу, которым следовал вслед за своими учителями и сам Алексей Андреевич.

Материалы и источники.

  1. Мельчук И.А. Автоматический синтаксический анализ, «Кибернетика в монографиях», «Наука», Новосибирск: 3–358.
  2. Иорданская Л.Н. Автоматический синтаксический анализ, «Кибернетика в монографиях», «Наука», Новосибирск: 3–229.
  3. Ратнер В.А. Генетические управляющие системы, «Кибернетика в монографиях», «Наука», Новосибирск, 1966: 3–181.
  4. Шмальгаузен И.И. Кибернетические вопросы биологии, «Кибернетика в монографиях», «Наука», Новосибирск, 1968: 5–223.
  5. Ляпунов А.А. О строении управляющих систем живой природы. В кн. «Взаимодействие наук при изучении жизни», 1961. М., Изд-во АН СССР, 18–24.
  6. Ляпунов А.А. Об управляющих системах живой природы и общем понимании жизненных процессов. «Проблемы кибернетики», 1963, в. 10: 179–183.
  7. Ратнер В.А. Генетические управляющие системы. «Кибернетика в монографиях», т. 3, «Наука», Новосибирск, 1966: 3–181.
  8. Шмальгаузен И.И. Кибернетические вопросы биологии, «Кибернетика в монографиях», т. 4, «Наука», Новосибирск, 1968: 5–223.
  9. Ляпунов А.А. Математическая интерпретация биологических закономерностей. В сб. «Математическое моделирование жизненных процессов», «Наука», М., 1966: 5–16.
  10. Кулагина О.С., Ляпунов А.А. К вопросу о моделировании эволюционного процесса. «Проблемы кибернетики», в. 16, 1966: 147–170.
  11. Эман Т.И. О некоторых математических моделях биогеоценозов. «Проблемы кибернетики», в. 16, 1966: 191–202.
  12. Ляпунов А.А. Об изучении балансовых соотношений в биогеоценозе (попытка математического анализа). Журн. общ. биол., 1968, 29, 6: 639–644.)
  13. Полетаев И.А. О математических моделях элементарных процессов в биогеоценозах. «Проблемы кибернетики», в. 16, 1966: 171–190.
  14. Ляпунов А.А. О построении математической модели балансовых соотношений в экосистеме тропических вод океана. В сб. «Функционирование пелагических сообществ тропических районов океана (тр. Института океанологии АН СССР), «Наука». М., 1971: 13–24.
  15. Ляпунов А.А. Биогеоценозы и математическое моделирование, «Природа», 1971, No 10: 38–42.
  16. Ляпунов А.А., Титлянова А.А. Системный подход к изучению круговорота вещества и потока энергии в биогеоценозе. В сб. «О некоторых вопросах кодирования и передачи информации в управляющих системах живой природы». Новосибирск, Институт гидродинамики СО АН СССР, 1971: 99–189.
  17. Ляпунов А.А., Титлянова А.А. Системный подход к изучению обменных процессов в биогеоценозе. Ботанический журнал, 1974, 59, 8: 1081–1092.
  18. Ляпунов А.А., Бондаренко О.Н. О построении математических моделей почвообразования. В сб.: «Кибернетические подходы к биологии». Новосибирск, Институт гидродинамики СО АН СССР, 1973: 216–231.
  19. Ляпунов А.А., Булгакова Т.И., Кулагина О.С. К вопросу о моделировании эволюционного процесса с учетом отбора. I. «Проблемы кибернетики», в. 20, 1968: 257–263.
  20. Ляпунов А.А., Булгакова Т.И., Кулагина О.С. К вопросу о моделировании эволюционного процесса с учетом отбора. II. «Проблемы кибернетики», в. 23, 1970: 247–260.
  21. Ляпунов А.А., Булгакова Т.И., Кулагина О.С. О математических моделях эволюции популяций. «Проблемы эволюции», 3, 1973. Новосибирск, СО издательства «Наука», 143–151.
  22. Карев Г.П., Ляпунов А.А., Тресков С.А. О детерминированном и вероятностном подходах к эволюционным задачам в математической теории популяций. «Проблемы эволюции», 4, 1975, Новосибирск, СО издательства «Наука»: 5–10.
  23. Ляпунов А.А. О математическом подходе к изучению жизненных явлений. В сб. «Математическое моделирование жизненных процессов». «Мысль». М., 1968: 65–107.
  24. Ляпунов А.А. О машинном подходе к изучению жизненных явлений. В сб. «Применение математических методов в биологии». М., 1969.
  25. Ляпунов А.А. Об управляющих системах живой природы и общем понимании жизненных процессов. Отд. изд. М., 1962: 1–35.
  26. Ляпунов А.А. О синхронном и эволюционном подходе к проблеме классификации. В сб. «Тезисы докладов Всесоюзной конференции по исследованию операций». Минск, 1972: 41–47.
  27. Ляпунов А.А. О строении и эволюции управляющих систем в связи с теорией классификации. «Проблемы кибернетики», в. 27, 1973, 7–18.
  28. Ляпунов А.А., Поляк М.Г., Колчанов Н.А., Нишанов В.К. Подход к математическому моделированию ренин-альдостероновой системы. В сб. «Актуальные проблемы физиологии, биохимии и патологии эндокринной системы», Новосибирск, СО издательства «Наука», 1972.
  29. Беликова М.А., Ляпунов А.А., Старовойтова Э.Н. Системный подход к математическому моделированию эндокринной системы и системы кровообращения. «Проблемы кибернетики», в. 25, 1972: 205–217.
  30. Ляпунов А.А., Федотов А.М. Подходы к изучению кислородоснабжения организма (1). В сб. «Некоторые проблемы математической биологии», Новосибирск, Институт гидродинамики СО АН СССР, 1973: 45–47.
  31. Ляпунов А.А., Павлов А.Д. К вопросу о построении математических моделей эритропоэза. Там же: 31–42.
  32. Сб. «О некоторых вопросах теоретической кибернетики и алгоритмах программирования». Под редакцией А.А. Ляпунова. Новосибирск, 1971.
  33. Сб. «О некоторых вопросах кодирования и передачи информации в управляющих системах живой природы».Под редакцией А.А. Ляпунова и М.А. Беликовой. Новосибирск, 1971: 3–220.
  34. Сб. «Кибернетические подходы к биологии». Под редакцией А.А. Ляпунова, Г.П. Багриновской и М.А. Беликовой. Новосибирск, 1973: 3–232.
  35. Сб. «Некоторые проблемы математической биологии». Под редакцией А.А. Ляпунова. Новосибирск, 1973.
  36. Сб. «Кибернетические модели в биологии. Памяти А.А. Ляпунова». Под редакцией М.М. Лаврентьева, Новосибирск, 1974.
  37. Ляпунов А.А. Об операциях над множествами. «Алгебра и логика. Семинар», 1963, 2, 2: 47–56.
  38. Ляпунов А.А. О вполне аддитивных вектор-функциях III, IV. «Проблемы кибернетики», 1964, в. 12: 165–168, 169–179.
  39. Ляпунов А.А. О накрытии А-множеств и кратной отделимости. ДАН СССР, 1970, 190, 4: 775–776.
  40. Ляпунов А.А. О методе трансфинитных индексов в теории операций над множествами. Тр. Математического Ин-та им. В.А. Стеклова, 1978, 133, 132–148.
  41. Ершов А.П., Ляпунов А.А. О формализации понятия программы. «Кибернетика» (Киев), 1967, No 5: 40–57.
  42. Ляпунов А.А. Выступление на международной дискуссии «Программирование в 70-х годах». Тр. 2-й Всесоюзной конференции по программированию (ВКП2). Вып.: Доклады иностр. ученых. Новосибирск, 3–8 февр. 1970: 113–115.
  43. Ляпунов А.А. О строении управляющих систем живой природы. В сб. «Взаимодействие наук при изучении явлений жизни». М., 1961: 18–24.
  44. Ляпунов А.А., Яблонский С.В. Теоретические проблемы кибернетики. Отд. изд., М., 1961, 5–31.
  45. Ляпунов А.А. Об управляющих системах живой природы и общем понимании жизненных процессов. Отд. изд., М., 1962.
  46. Ляпунов А.А. Об управляющих системах живой природы. В кн. «О сущности жизни», «Наука». М., 1964: 66–80.
  47. Ляпунов А.А. О некоторых особенностях строения современного теоретического знания. «Вопросы философии», 1966, No 5: 39–50.
  48. Ляпунов А.А. О логико-методологическом исследовании науки. В сб. «Проблемы исследования структуры науки (материалы к симпозиуму)», Н-ск, 1967: 4–7.
  49. Ляпунов А.А. О роли математики в современной человеческой культуре. В сб. «Математизация знания (Материалы к конференции»). М., 1968: 24–55.
  50. Ляпунов А.А. Исследование операций и анализ развития науки. В сб. «Проблемы общей и социальной прогностики», в. 2. М., 1969: 3–7.
  51. Ляпунов А.А. Об интертеории математики. «Вопросы философии», 1970, No 5: 48–56.
  52. Ляпунов А.А. О рассмотрении биологии с позиции изучения живой природы как большой системы. В кн. «Проблемы методологии системного исследования». М., «Мысль», 1970: 184–226.
  53. Ляпунов А.А. В чем состоит системный подход к изучению реальных объектов сложной природы? В сб. «Исследование систем (Материалы Всесоюзного Симпозиума)». М., 1971: 4–21; То же. В сб. «Системные исследования», 1972, в. 3, «Наука». М.: 5–18.
  54. Ляпунов А.А. Связь между строением и происхождением управляющих систем. В сб. «Системные исследования. 1973», «Наука». М., 251–257.
  55. Ляпунов А.А., Багриновская Г.П. О методологических вопросах математической биологии. В сб. «Некоторые проблемы математической биологии», Н-ск, (Ин-т гидродинамики СО АН СССР), 1973: 12–31.
  56. Ляпунов А.А. Система образования и систематизация наук. «Вопросы философии», 1968, No 3: 38–50.
  57. Ляпунов А.А. О реформе математических программ. «Математика в школе», 1973, No 2.

Примечания.

1. Значительную помощь в написании раздела о педагогической деятельности А.А. в Новосибирске мне оказали материалы, представленные Г. Багриновской.

2. Ершов, Лупанов и Журавлев были выбраны академиками РАН

Из книги «Алексей Андреевич Ляпунов. Очерк жизни и творчества. Окружение и личность.»
Дополнительно смотрите именной указатель.
Опубликовано в издательстве «Новый хронограф» в виде книги (объемом 240 стр.) в 2011 г.
Помещена в музей с разрешения правообладателя 24 Июня 2014

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017