Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Материалы музея с 2013 по 2016 год  → Галерея славы  → Отечественные ученые и инженеры  → Донской Михаил Владимирович  → 9-й Чемпионат мира среди шахматных программ

9-й Чемпионат мира среди шахматных программ

Донской Михаил

С 14 по 20 июня 1999 г. в г. Падерборне (ФРГ) состоялся 9-й Чемпионат мира среди шахматных программ. В память победы “Каиссы” на первом чемпионате я был приглашен в Падерборн в качестве почетного гостя и снова окунулся в борьбу.

Девятый чемпионат можно назвать историческим по нескольким причинам. Во-первых, это первое соревнование, состоявшееся после победы программы над “человеческим” чемпионом мира. (Кстати, “Дип-Блю”, пропустившая предыдущий чемпионат, чемпионом мира среди программ в это время уже не была). Во-вторых, это первый чемпионат мира среди шахматных программ, который продемонстрировал, что программа может не просто повлиять на “человеческие” шахматы, а вообще сделать турниры людей в привычном виде бессмысленными.

Среди тридцати участников 9-го чемпионата как минимум восемь играли на приличном гроссмейстерском уровне. Это было подтверждено состоявшимся после чемпионата матчем пяти лучших программ с пятью международными гроссмейстерами. Матч закончился вничью при трех ничьих и одной проигранной партии с каждой стороны. В начале зимы бурно разбирался случай, когда весьма средний шахматист выиграл призовой турнир с участием гроссмейстеров. Тогда возникли сомнения в его честности и удалось обнаружить программу, повторившую все его ходы. Является ли это доказательством, что он просто передвигал фигуры, а играла программа, судите сами. Но программа-то как раз легко могла победить в этом турнире, а вот чтобы в 45 лет добавить 700 очков рейтинга Эло за турнир,  -  это просто невероятно.

Наконец, перед самым чемпионатом состоялся матч из шести партий между Анандом и Карповым по весьма необычным правилам. В этом матче разрешалось пользоваться помощью компьютера в любом виде  -  дебютной справочной, игровой программой, справочной шахматных окончаний. Разница между противниками была в том, что Карпов счел ниже своего достоинства (или не сумел) воспользоваться этой помощью, а Ананд практически не отрывал своих глаз от монитора. Результат матча весьма красноречив  -  5:1 в пользу Ананда. При этом Ананд выиграл одну партию белыми и три  -  черными.

Все это показывает, что правила обычных турниров следует существенно изменить: участники должны быть гарантированы от того, чтобы их противник использовал столь мощный подсказчик. Иначе турниры выродятся в соревнование, у кого больше денег для покупки более сильной программы. Сразу после чемпионата в Падерборне Каспаров собрал во Франкфурте специалистов по электронной безопасности, чтобы выяснить, можно ли создать условия, дающие такую гарантию. Что будет с “человеческими” шахматами, если этого сделать нельзя, остается только догадываться.

Но вернемся в Падерборн. Я почти десять лет не видел, как играют программы. Имеется в виду не текст шахматных партий, а технические характеристики лучших программ. Изменения просто фантастические. Скорость перебора позиций меряется тысячами в секунду, а лучшие программы перебирают в сложных позициях около миллиона позиций в секунду. Минимальная глубина перебора у лидеров  -  13 полуходов (плюс форсированные варианты), а ближе к эндшпилю зашкаливает за двадцать. Никаких тактических промахов (характерных даже для сильных шахматистов-людей) программы (в том числе слабейшие) не допускают.

Учитывая уровень шахматной квалификации самих программистов, смешно даже думать о том, что автор может подсказать программе ход. Поэтому апелляционный комитет турнира, в который я входил, остался без работы.

Существенным техническим новшеством для меня оказался и доступ в глубине перебора к базе данных шахматных окончаний. До недавних пор это были две разные ветви шахматного программирования  -  создание баз данных для малофигурных эндшпилей (сегодня есть базы для всех пятифигурных и некоторых шестифигурных эндшпилей  -  короли в счет!) и создание игровых программ. Терять время игровой программы на то, чтобы постоянно заглядывать в базу данных эндшпилей, раньше считалось непозволительной роскошью. Сейчас созданы методы такого заглядывания, практически не замедляющие выбор хода.

Из всех партий турнира только две пришли к окончаниям, для которых созданы базы данных. В одной из них программа, имевшая двух слонов и короля, объявила мат в 35 (тридцать пять) ходов своему сопернику, имеющему коня и короля. Другая партия вызвала во мне ностальгию, поскольку на доске возникла классическая позиция ферзевого эндшпиля с пешкой на g7. Это был самый первый эндшпиль, для которого была создана исчерпывающая база данных, созданная еще в 1974 г. в ИПУ под руководством В. Л. Арлазарова частью команды (увы, без меня), делавшей “Каиссу”. Однако в этой второй партии, игравшейся в конце турнира аутсайдерами, ни одна программа не пользовалась базой данных.

Если же говорить о дебютных справочных, то во многих программах они построены на базе системы ChessBase  -  де-факто стандарте шахматной базы данных, где хранится огромное число сыгранных партий в турнирах разного уровня и уж заведомо все партии из достаточно сильных турниров. Другой вопрос, как этой базой пользоваться. Так, единственная программа из России  -  “Кентавр”, созданный В. Вихревым в Курчатовском Институте,  -  делала ход, чаще всего приводивший к победе в партиях из базы данных. И прокололась, выбрав вариант, до некоторых пор очень успешный, но потом опровергнутый. Опровержение этого варианта и привело к поражению “Кентавра” в первом туре.

Существенный шаг вперед сделал и пользовательский интерфейс игровых программ. Когда-то на экран выводились только ходы в нотации “откуда-куда”, затем суммарная информация, а сейчас практически все программы выдают подробную информацию о ходе своих размышлений. Читать ее (во всяком случае, мне) интереснее, чем смотреть на позицию и сделанные ходы. Особенно интересно было, когда одну и ту же позицию излишне оптимистичные программы оценивают как выигрышную каждая для себя.

Победа “Дип-Блю” над Каспаровым, как ни странно, резко ухудшила материальное положение сообщества шахматных программистов. Если раньше находились спонсоры на доброе дело  -  победить “человеческого” чемпиона мира, то теперь мало кто хочет вкладываться в уже реализованную мечту. С этой проблемой связано и то, что впервые был нарушен трехлетний цикл чемпионатов. Однако сам чемпионат оказался в этом смысле очень оптимистичным.

Дело в том, что впервые на чемпионате мира среди шахматных программ был организован Web-сайт (www.uni-paderborn.de/~9WCCC), где в режиме реального времени с пятиминутной задержкой можно было наблюдать за всеми партиями. Количество посетителей этого сайта превышало сотню тысяч в день. И такой сайт остался без рекламы! Еще во время чемпионата рекламное место сайта следующего чемпионата уже распределено.

Теперь немного информации спортивного характера. Турнир проходил по швейцарской системе в семь туров, и практически все лидеры сыграли друг с другом.

В чемпионате участвовало 30 программ разного уровня игры. Географию участников можно назвать экзотичной: были даже из Гваделупы и Новой Зеландии. Но в основном участники были из ФРГ и США. Остальные страны были представлены одной-двумя программами  -  это Россия, Австрия, Испания, Израиль и др. В Германии вообще наблюдается бум шахматного программирования, связанный с интересом к параллельным вычислениям. В частности, организатор турнира  -  университет г. Падерборна  -  выставил две программы от своего центра параллельных вычислений.

Уже упомянутая компания ChessBase представила четыре разные программы из четырех стран  -  австрийскую “Нимцо”, английскую “Хайарк”, израильскую “Юниор” и очень сильную немецкую программу “Фриц”  -  она была предыдущим чемпионом мира. Долгое время казалось, что именно эти программы и разыграют чемпионское звание, но они финишировали плотной группой со второго по седьмое место. А первые два в дополнительной партии разыграли немецкий “Шреддер”  -  единственная программа среди лидеров, не использовавшая параллельной архитектуры, и американский “Феррет”  -  единственная “любительница” (не представлявшая никакой коммерческой фирмы). Победил “Шреддер”  -  точнее, дополнительная партия окончилась вничью, а по коэффициенту Бухгольца “Шреддер” был выше.

Оба противника до начала дополнительной партии знали, что в случае ничьей чемпионом будет “Шреддер”, и настроили свои программы соответственно. Сама партия протекала весьма драматически. Практически в дебюте “Феррет” получил материальное преимущество, но постепенно его позиция ухудшалась и примерно к тридцатому ходу стало ясно, что если кто и выиграет, то только “Шреддер”. Но “Феррет” вплоть до 104-го хода упорно не соглашался на ничью.

Автор “Феррета”  -  Брюс Мореланд  -  сам по себе интересная фигура. Проработав  -  и довольно успешно  -  некоторое время в “Майкрософте”, он пять лет назад в возрасте 28 лет оставил фирму (но сохранил ее акции) и все эти годы посвятил созданию сильной шахматной программы. По всей вероятности, его доходов от акций “Майкрософта” было достаточно, чтобы пренебречь зарплатой этой или любой другой фирмы. Кстати, сообщение об аналогичном уходе (но не в шахматное программирование, а в рыбную ловлю) одного из вице-президентов “Майкрософта” Натана Мирвольда поступило в Интернет во время турнира.

Создатель “Шреддера”  -  Стефан Майер-Кален  -  тоже молодой парень, целиком посвятивший себя шахматному программированию. У него своя фирма, продающая “Шреддера” в Германии, но конкурировать с ChessBase ему тяжело. Тем не менее он не согласился войти в эту команду, а предпочел самостоятельный путь. На меня произвела впечатление позиционная игра “Шреддера”. В частности, в партии последнего тура он оценил свою позицию против “Юниора” как выигрышную задолго до того, как “Юниор” или люди в зале почувствовали опасность. Но изящное использование цугцванга доказало правоту шреддеровского оптимизма.

Немного о грустном. Российская программа “Кентавр” заняла 25-е место с двумя очками из семи возможных. Ругать Вихрева язык не поворачивается. Что может сделать любитель-одиночка в борьбе с хорошо организованными профессионалами? У него не было денег даже на поездку, не говоря уж о развитии программы. Впрочем, таких любительских программ в Падерборне было около десятка, и на их уровне “Кентавр” смотрелся неплохо, к тому же в одной партии ему просто не повезло. Но сегодня очевидно, что для создания приличной шахматной программы, претендующей на высокие места в турнире, требуется не менее пяти лет работы как минимум двух квалифицированных программистов, целиком преданных этой работе.

По моему мнению, этот чемпионат мира завершает второй 25-летний цикл работы над шахматными программами. Смысл первого  -  с 1948 до 1974 г.  -  состоял в том, чтобы доказать, что программы в принципе могут играть в шахматы (именно играть, а не просто делать какие попало ходы). Смысл второго  -  с 1974 г. до 1999 г.  -  доказать, что шахматные программы могут играть сильнее любого человека. В этом, втором, цикле основной упор делался на быстродействие компьютеров, скорость перебора, специфичные архитектуры, а собственно шахматная составляющая практически не менялась.

Но победа “Шреддера” резко меняет ситуацию. Заведомо уступая другим в технической оснащенности, эта программа сумела победить за счет лучшего понимания нюансов шахматной позиции. А поскольку чемпионы всегда задают моду (как когда-то наша “Каисса”), то и третий цикл, по моим оценкам, пойдет по пути улучшения шахматных знаний программ. И во время этого цикла уже люди будут учиться у программ, а не наоборот, как это было до сих пор.

Следует отметить, что турниры игровых программ (не только шахматных) в мире очень популярны. Ежегодно проходят Германский и Шведский чемпионаты шахматных программ, чемпионат среди шахматных микрокомпьютеров, раз в два года  -  Компьютерная олимпиада в Лондоне.

На ней стоит остановиться подробнее. Играют на олимпиаде в совершенно разные игры  -  в традиционные и китайские шахматы, го и бридж, скрэббл (у нас эта игра называется “Эрудит” и “Отелло”). Единственное условие для участия (кроме вступительного взноса): компьютер должен быть таким, чтобы один человек мог внести его в игровой зал. Это условие отсекает почти всех фаворитов чемпионата мира, в частности все многопроцессорные системы. Поэтому Компьютерная олимпиада (как и человеческая) скорее для любителей, чем для профессионалов.

Параллельно с Компьютерной олимпиадой в Лондоне проходит олимпиада по “умным играм” для людей. Она также открыта для всех желающих (и имеющих возможность заплатить 10 фунтов за участие), и на ней можно посоревноваться кроме традиционных игр типа шахмат, бриджа и го в нетрадиционные для соревнований игры  -  покер, разгадывание кроссвордов и даже скорочтение. Всего количество игр на этой олимпиаде превышает 30. Для изучения их правил, тренировки и проверки своего уровня открыт специальный Web-сайт  -  www.mindsports.co.uk, куда каждый может прийти и поиграть в “умные игры”.

К сожалению, Россия стоит от всего этого в стороне. То ли времена не те, то ли никто не видит интереса в развитии игровых программ вообще и шахматных в частности, но смотреть на это довольно грустно. При всем авторитете российской шахматной школы участие наших программ в чемпионатах разного уровня и в Компьютерной олимпиаде не слишком заметно. Я помню, какая шумиха была в прессе 25 лет назад, когда “Каисса” играла (в первоначальной игре еще до того, как возникла надежда на ее победу), и как незаметно для российской публики проходят турниры программ сейчас. Впрочем, то, что называется общественными средствами массовой информации, вообще компьютеры не жалует, а уж игровые и подавно.     

Статья публиковалась в журнале PCWeek (200-201)26-27`1999
8 Августа 2016

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017