Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Галерея славы  → Отечественные ученые и инженеры  → Сергей Никитович Мергелян: победы и поражения

Сергей Никитович Мергелян: победы и поражения

Упущенных побед немало,
Одержанных побед немного,
Но если можно бы сначала
Жизнь эту вымолить у Бога,
Хотелось бы, чтоб было снова
Упущенных побед немало,
Одержанных побед немного

Д. С. Самойлов

Статья посвящена Сергею Никитовичу Мергеляну (1928–2008) – учёному, вошедшему в историю современной математики, прожившему большую и насыщенную жизнь, в которой было много блестящих побед, но были и горькие минуты разочарований и потерь. Он стал самым молодым доктором наук в истории СССР (степень присуждена ему на защите кандидатской диссертации в возрасте 20 лет), самым молодым членом-корреспондентом АН СССР, с 1991 г. РАН (1953 г., звание присвоено в возрасте 24 лет), действительным членом АН Армянской ССР (1956 г.), с 1993 г.– НАН РА. Доказанная им теорема о возможности равномерной полиномиальной аппроксимации функций комплексного переменного признана классической (см. Мергеляна теорема) [1].

Сергей Мергелян (Мергелов) родился 19 мая 1928 г. в Симферополе. Его родители – Никита Иванович Мергелов, – бывший частный предприниматель (нэпман), и Людмила Ивановна Выродова (дочь управляющего Азово-Черноморским банком, расстрелянного в 1918 г. в Бердянске во время Гражданской войны). В 1936-м г. отец Сергея строил бумажную фабрику в городе Елец, но попал в волну репрессий и вместе с семьёй был выслан товарным поездом в сибирский посёлок Нарым (в переводе с хантыйского означает «болото») Томской области. В Сибири мальчик перенёс тяжелую болезнь и выжил чудом. К счастью, ссылка оказалась недолгой (никакой вины Мергеловых не было) и в 1937-м г. мать с сыном по решению суда были оправданы, и вернулись в Керчь, а в 1938 г. Людмила Ивановна добилась (у генерального прокурора СССР А.Я. Вышинского) реабилитации мужа. В 1941 г., с началом Великой Отечественной войны, в связи с наступлением гитлеровских армий на Юг семья Мергеловых покинула Керчь и обосновалась в Ереване благодаря чистой случайности. Накануне войны Никита Мергелов встретился на отдыхе с заместителем наркома промкооперации Армении Христофором Михайловичем Туманяном, и тот, оценив энергию и знания своего нового знакомого, пригласил его в Ереван строить картонную фабрику.

До начала войны Сергей жил в России и Украине учился в керченской средней школе и имел весьма слабое представление о своей исторической родине. По-армянски он не говорил, с армянской литературой, музыкой знаком не был (через несколько лет он декламировал стихи и пел песни на армянском языке), и, когда в конце 1941 г. его семья эвакуировалась из Керчи в Ереван, он попал в совершенно незнакомую, можно сказать, чуждую для себя среду [2]. Семью из четырёх человек (родители, Сергей и его бабушка по матери) поселили в комнате 18–20 квадратных метров, но и это жилище было во время войны для них благодатью. Никита Иванович приютил брата Людмилы Мергеловой и его жену, которые буквально погибали в голодном Урюпинске (Волгоградская обл.). Сергею была доступна половина письменного стола, за которым он готовил уроки, в то время как на другой половине готовился на примусе обед [2]. Сергей ещё в юном возрасте выделялся привлекательной внешностью и незаурядным голосом, а главное – замечательными математическими способностями. Школьный учитель математики – Грант Ростомян сразу обратил внимание на способности Сергея, предсказал ему блестящее будущее, и приложил немало усилий, чтобы это предсказание оправдалось.

Помимо любви к математике, Ростомян всячески культивировал в ученике сосредоточенность и трудолюбие. В школе Сергей всегда был первым учеником, не только приводя в восхищение педагогов, но и вызывая уважение одноклассников. В 1943 г. в Ереване проходила республиканская физико-математическая олимпиада, на которой Сергей-восьмиклассник занял первое место. В 1944 г. (в 16 лет), сдав экстерном экзамены за 9–10 классы, закончил школьный курс и поступил на физико-математический факультет Ереванского государственного университета (ЕГУ).

В университете талантливым студентом заинтересовался академик АН АрмССР профессор Арташес Липаритович Шагинян – его педагог, наставник и впоследствии старший товарищ. Он привлёк Мергеляна к участию в своём семинаре. Этот замечательный педагог не только вводил своего подопечного в увлекательный мир математики, но и приобщал его к армянской культуре, во время совместных походов учил восхищаться скупой, но такой пронзительной армянской природой, обращал внимание на то, как точно вписаны изысканным вкусом авторов архитектурные шедевры в окружающий ландшафт, учил знать и ценить двухтысячелетнюю историю армянского театра, наслаждаться неповторимым искусством мастеров армянской оперы и балета, изучать богатейшую армянскую историю и преклоняться перед созидательным гением несгибаемого своего народа [2].

Помимо учёбы и работы в семинаре, Сергей преподавал в математическом кружке при ереванском Дворце пионеров. Там он давал полную волю фантазии, сочиняя для ребят задачи «с подвохом», проводя соревнования по решению особо трудных задач, устраивая математические игры и т. д. Пятилетний курс университета он прошёл за три года, на первом курсе он проучился всего несколько дней, затем экстерном сдал экзамены и сразу перешёл на второй, и в 1946 г. получил диплом. Тогда же он восстановил изначальную фамилию по отцовской линии и получил диплом уже как Сергей Никитович Мергелян.

Сразу же после окончания ЕГУ Мергеляна направили в Москву (в 1946 г.) в очную аспирантуру Математического института им. В.А. Стеклова при АН СССР к выдающемуся учёному, в последующем президенту Академии наук СССР, Мстиславу Всеволодовичу Келдышу. При всей своей колоссальной занятости Келдыш уделял особое внимание своему новому аспиранту – он не мог не заметить его исключительного дара. Встречались они преимущественно у Келдыша дома, в 8–9 часов вечера, и вели долгие беседы о математических проблемах [2]. За полтора года Мергелян сдал кандидатские экзамены и написал диссертацию на соискание степени кандидата физико-математических наук. В основу диссертации была положена его статья, опубликованная ещё в университете, и две другие, написанные уже в Москве. Защита состоялась в 1949 г. и прошла блестяще. И вот члены Учёного совета уходят на голосование. Проходит более полутора часов (хотя, как правило, уже через 20–30 минут объявляются результаты тайного голосования), и председатель Учёного совета объявил о присвоении С.Н. Мергеляну степени доктора физико-математических наук. Хотя сам Мергелян представил на защиту кандидатскую диссертацию, все три официальных оппонента – академики Михаил Алексеевич Лаврентьев, Сергей Михайлович Никольский и член-корреспондент Александр Осипович Гельфанд – ходатайствовали перед Учёным советом о присвоении ему докторской степени. Ходатайство оппонентов удовлетворили (для этого нужно было обзвонить членов докторского совета, на что и ушло время), поскольку работа была посвящена исследованию совершенно неизвестной области, и уровень её был очень высок. Члены совета практически единогласно поддержали это решение и... Сергей Мергелян в 20 лет стал самым молодым доктором физико-математических наук в нашей стране. В этом он опередил даже Нобелевского лауреата, математика и кибернетика академика Л.В. Канторовича, получившего докторскую степень в 23 года.

В 1949-м, в год защиты, он начал участвовать в постоянном семинаре академика М.А. Лаврентьева при Математическом институте им. В.А. Стеклова. Ритм жизни Мергеляна в этот период был напряжённым. Его работа в Москве вовсе не означала намерения расстаться с родным Ереваном. Мало того, отдавая дань уважения молодому земляку, ереванские городские власти в 1950 г. выделили 22-летнему учёному новую двухкомнатную квартиру; событие по тем временам почти чрезвычайное.

Область его научных интересов охватывала приближенные представления данных функций через более простые. Эту проблему впервые сформулировал ещё П.Л. Чебышев применительно к теории механизмов, а далее её развивали А.А. Марков (старший) и в наше время С.Н. Бернштейн, М.А. Лаврентьев и М.В. Келдыш. Тем не менее, в области комплексных чисел теория приближений оставалась ещё мало разработанной. Мергелян занялся её исследованием, получив впоследствии ряд блестящих результатов. В 1951–1953 гг. он опубликовал несколько значимых работ: «Некоторые вопросы конструктивной теории функций» (Труды Математического института АН СССР, т. 3, 1951), «Равномерные приближения функций комплексного переменного» (Успехи математических наук, т. 8, вып. 2, 1952), «О полноте систем аналитических функций» (Успехи математических наук, т. 7, вып. 4, 1953) и предложил решение задачи о приближении непрерывных функций полиномами (1951). Об уровне и степени важности его диссертации и упомянутых работ можно судить ещё и по тому факту, что в 1952 г. Сергей Мергелян был удостоен Сталинской (Государственной) премии СССР второй степени (и звания лауреата), с прилагавшимся к ней единовременным денежным пособием в 100000 рублей. Сумма по тем временам астрономическая (можно было купить 6 автомобилей «Победа»). Комментируя награждение Мергеляна, президент АН СССР академик А.Н. Несмеянов отметил, что его работы имеют: «Особое значение с точки зрения использования их методов в работе больших автоматических вычислительных машин». 23 октября 1953 г. Мергеляна выбрали членом-корреспондентом АН СССР по Отделению физико-математических наук (математика). С 1954 Мергелян преподавал в должности профессора в МГУ на механико-математическом факультете, руководил аспирантами и научной работой студентов, являлся профессором двух университетов – МГУ и ЕГУ, создал свою собственную научную школу. Когда профессор Мергелян с ватагой молодых людей сбегал по лестницам ЕГУ, торопясь на очередную лекцию, его трудно было отличить от студентов, которым он преподавал (фото 1).

С.Н. Мергелян, 1950-е годы

Фото 1. С.Н. Мергелян, 1950-е годы

Идя на первое занятие своего семинара в МГУ, он более всего боялся, что ни один студент не заинтересуется предлагаемой им тематикой. Подойдя к аудитории и увидев, что она битком набита студентами, он решил, что ошибся дверью и прошёл мимо. Затем, все-таки вернулся, и осторожно спросил, чей здесь ожидается семинар. Услышав в ответ свою фамилию, он всё ещё не очень смело ступил в переполненную аудиторию [2].

В Москве ему предоставили квартиру в жилом корпусе нового комплекса МГУ на Ленинских горах (рядом с факультетом), в 1955 г. он вступил в ряды КПСС. Как представитель советской науки, вместе с другими учёными С.Н. Мергелян побывал в Индии, Италии и Австралии. В Индии учёных встречал президент Джавахарлал Неру, обративший особое внимание на молодого математика. В Индии в живописном парке Османовского университета, Мергелян встретился с американским учёным Норбертом Винером, который сказал, что он знаком с работами Мергеляна и восхищён ими (фото 2).

С.Н. Мергелян, 1950-е годы

Фото 2. Н. Винер и С.Н. Мергелян (фото из архива С.Н. ;Мергеляна)

Диапазон одарённости Мергеляна очень широк: он обаятелен, дружил с поэтами, с композиторами. Мергелян с детства любил музыку и пение. Один старый профессор музыки, певший некогда в Италии, рекомендовал ему учиться вокальному искусству, чтобы стать оперным певцом и в 1956 Мергелян в очередной раз удивил всех – он закончил консерваторию по классу вокала [2].

1955 – 1956 г. принесли Мергеляну много горя и, вместе с тем, были насыщенны многими значимыми положительными событиями, сыгравшими важную роль в его жизни. В 1955 г. умер отец, в 1956 – мать. В 1955 г. Сергей Никитович встретил свою будущую жену – Лидию Васильевну Кулакову, актрису, которая окончив Театральный институт в Харькове, была приглашена в московский Малый театр Михаилом Ивановичем Царёвым, очарованным её игрой на провинциальной сцене. При всём том она без колебаний оставила театр в самом начале многообещающей карьеры, чтобы составить счастье своему избраннику и ни разу в течение совместной жизни не попрекнула мужа, не пожалела о своей жертве. Свадьбу они сыграли в 1956 г. в Москве, на даче у академика АН АрмССР Андроника Гевондовича Иосифяна – легендарного директора московского Всесоюзного НИИ электромеханики [ныне «Научно-производственная корпорация «Космические системы мониторинга, информационно-управляющие и электромеханические комплексы» имени А.Г. Иосифьяна (Корпорация «ВНИИЭМ»)], как говорил Сергей Павлович Королев: «главного электрика» всех космических аппаратов, или, с армянской интонацией Иосифьяна «главного электрикоса».

В 1955 г. Мергелян подписал «Письмо трёхсот» [письмо большой группы советских учёных, направленное 11 октября 1955 г. в Президиум ЦК КПСС, в котором содержалась критика научных взглядов и практической деятельности президента ВАСХНИЛ Т.Д. Лысенко, что привело, в конечном счёте, к его отставке]. В 1956 г. его избрали академиком АН АрмССР.

В середине 1950-х гг. известные учёные – президент АН АрмССР академик АН СССР В.А. Амбарцумян, академики АН АрмССР А.Л. Шагиняна и А.Г. Иосифьяна выступили с предложением в адрес ЦК КП Армении об освоении и развёртывании нового научно-технического направления для республики – электроники и вычислительной техники (ВТ), и, что крайне важно, с ориентиром на внедрение результатов исследований в народное хозяйство и выпуск изделий электронной и вычислительной техники. Одобрив инициативу учёных, ЦК КП Армении подготовил и представил материалы в ЦК КПСС о создании в составе Министерства приборостроения и средств автоматизации СССР Ереванского научно-исследовательского института математических машин (ЕрНИИММ). Инициативу поддержал первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев, которых до этого находясь в США, отметил уровень развития науки и техники в американской «глубинке» и решил поднять на должный уровень советские окраины. Лучшей кандидатуры на пост директора, чем С.Н. Мергелян, трудно было найти. 14 июля 1956 г. был основан ЕрНИИММ, который сразу стал весьма популярен как «институт Мергеляна». Примечательно, что это неофициальное название родилось в научных кругах Армении безо всякой инициативы сверху и оказалось настолько популярным, что сохраняется и по сию пору [4,5]. Академики Шагинян и Иосифьян сыграли важную роль в становлении нового предприятия: первый принимал в свой Институт математики в Ереване отобранных Мергеляном специалистов и оплачивал их труд, пока шёл процесс формирования самого ЕрНИИММ, а второй в этот же период организовал обучение кадров в руководимом им Институте электромеханики в Москве. Конечно, Мергелян не имел опыта научно-производственной деятельности, и ему очень пригодились советы Иосифьяна. Именно благодаря им была выработана стратегия развития института.

Исходя из профиля института, в нём были созданы все структуры для разработки и внедрения ВТ, начиная с подготовки технического задания и кончая внедрением в производство и эксплуатацию: конструкторские отделы, отделения систем автоматического проектирования, отделения математического обеспечения и тестирования, подразделения системного анализа и проектирования, электронного проектирования, лаборатория типовых испытаний узлов и устройств ВТ и подразделения разработки документации. С целью отработки устройств и ЭВМ был создан опытный завод при ЕрНИИММ, который обеспечивал изготовление опытных образцов, отработку документации и технологических решений до передачи изделия в серийное производство (т. е. создание замкнутого цикла – «разработка – внедрение»: школа Иосифьяна). Подобная организация цикла позволила добиться высокой эффективности при взаимодействии со многими НИИ и заводами в рамках установленной кооперации [4, 5]. И здесь в полной мере проявились организаторские способности Мергеляна, желание сделать что-то конкретно полезное для людей. Именно этот душевный запал позволил Сергею Никитовичу создать практически на пустом месте солидный научно-исследовательский и проектный институт всесоюзного значения, который со временем стал основой и стержнем целой отрасли народного хозяйства Армении.

Первым проектом вновь созданного института стала модернизация (совместно со специалистами из Москвы – руководителем разработки Н.Я. Матюхиным и другими) ламповой ЭВМ М-3 (технический проект М-3 разработан в 1953 г. по личной инициативе члена-корреспондента АН СССР И.С. Брука), привезённой в 1956 г. в Ереван, которую в качестве усовершенствованного образца в 1958 г. передали в Институт энергетики им. Кржижановского АН СССР для решения задач в области энергетики. Именно на базе ЭВМ М-3 в 1958–1960 гг. в ЕрНИИММ были созданы ЭВМ первого поколения (на электронных лампах) «Арагац», «Раздан-1» и «Ереван». В 1958–1961 гг. в институте спроектировали универсальную ЭВМ «Раздан-2» – первую в СССР ЭВМ полностью собранную на полупроводниковых приборах. На её базе был создан первый в СССР подвижный вычислительный центр военного назначения (1963–1968 гг.) Уже в 1957 г. Мергелян организовал и возглавил Вычислительный центр Академии наук и ЕГУ. 30-летнему учёному, успевшему привыкнуть к московским масштабам научной (и административной) жизни, пришлось, в каком-то смысле начинать заново, приняв руководство институтом, бывшим в ту пору первенцем республики – единственным в своей области [4, 5].

Стремительно нараставший объём работ не позволял делить время между двумя городами, и в 1958 г. Мергелян оставил свою должность в МГУ. Тем не менее связей с московским научным миром он не прервал и в 1959 г. вошёл в состав первого Научного совета по комплексной проблеме «Кибернетика», созданного и возглавленного академиком адмиралом Акселем Ивановичем Бергом. Тогда же опубликовал и ещё одну новую работу: «Приближения функций комплексного переменного», в юбилейном сборнике Математика в СССР за сорок лет. 1917–1957 (т. 1, М.:, с. 383-398). В апреле 1959 г. состоялась его командировка в составе советской делегации в США (фото 3).

Посещение делегацией советских специалистов фирмы IBM (США) в 1959 году

Фото 3. Посещение делегацией советских специалистов фирмы IBM (США) в 1959 году. Слева направо: В.С. Полин, С.Н. Мергелян, С.А. Лебедев, В.М. Глушков, Ю.Я. Базилевский и В.С. Петров.

Хотя след, оставленный Мергеляном в Ереване, необычайно ярок, тем не менее, в 1960-м г. он ушёл с поста директора ЕрНИИММ (вернулся в «родную область» чистой математики). С 1961-го возобновил работу в московском Математическом институте им. В.А. Стеклова АН СССР. Он занялся решением задачи о приближении непрерывных функций, удовлетворяющих свойствам гладкости, для произвольного множества (1962 г.) и решением аппроксимационной проблемы Бернштейна (1963 г.). В том же 1963 г. его избрали заместителем академика-секретаря Отделения математики АН СССР Н.Н. Боголюбова. В 1964-м он стал заведующим отделом комплексного анализа в Математическом институте – должность, которую он занимал до 2002 г., в том же году был восстановлен на должности профессора механико-математического факультета МГУ (фото 4). В 1968-м вновь оставил должность профессора факультета и занялся только научной работой. Мергелян – «выездной», бывал в зарубежных командировках, много и плодотворно работал. В 1970 г. выступил в качестве приглашённого докладчика на Международном конгрессе математиков в Ницце.

С.Н. Мергелян (1970-е годы)

Фото 4. С.Н. Мергелян (1970-е годы).

В 1971 г. президент АН АрмССР В.А. Амбарцумян уговорил Мергеляна вернуться в Армению вице-президентом АН АрмССР. Ему поручена ответственная, а на самом деле совершенно не свойственная ему «кляузная» работа по выбиванию денег в Москве и их распределению в Армянской академии. Не было лучшего способа заработать себе множество врагов в рекордные сроки, чем этот. Выделенными деньгами были недовольны практически все, манипуляций простодушный Мергелян не признавал и к полной неожиданности большинства близких коллег в 1974 г. не прошёл следующих перевыборов в президиум АН АрмССР. Он был вынужден покинуть Академию. Было много небеспочвенных разговоров, что Амбарцумян стал видеть в Мергеляне своего конкурента на должность президента АН АрмССР, и сам придумал эту хитрую комбинацию, чтобы навсегда избавится от конкурента. Шок от провала Мергеляна был столь велик, что некоторые академики даже предлагали «переголосовать» выборы, но воспротивился Амбарцумян – порядок есть порядок [2]. Мергелян вернулся в созданный им ВЦ Армянской АН, где проработал директором пять лет. Потом пришлось оставить и его. Упрёком в адрес Мергеляна было «чрезмерное увлечение зарубежными (научными) поездками». Возможно, он действительно увлекался встречами с зарубежными коллегами, от чего страдали административные дела ВЦ, но участие в конгрессах было источником новейшей научной информации и компенсацией отсутствия привычного научного размаха. Сергей Никитович потерял и эту должность, и стал заведующим отделом в Институте математики АН Армении. При этом он никогда не прерывал связи с АН СССР (например, в 1981 г. вместе с Н.Н. Боголюбовым опубликовал специальную статью к 70-летию своего научного руководителя М.В. Келдыша: «О математических работах М.В. Келдыша»). В 1982 ему предложили стать ректором Кироваканского педагогического института (ныне Ванадзорский государственный университет имени О. Туманяна). Поначалу он даже загорелся идеей превратить его в передовое учебное заведение, но оказалось, что бόльшую часть времени и сил приходилось тратить не на научное развитие, а на рутинную административную работу. Почему Мергелян согласился на это унизительное предложение – неизвестно. Может быть, ему хотелось создать из этого отсталого института нечто выдающееся, как в свое время ЕрНИИММ?

В 1986 г. Мергелян переехал в Москву в Математический институт имени Стеклова. В том же году его старший сын – Никита переехал в США. В 1990 г. Сергея Никитовича пригласили читать лекции в США в Брауновском университете (Brown University), а в 1991–1993 г. в Корнельском университете (Cornell University). В 1993 г. вместе с женой вернулся обратно в Москву. К сожалению, ситуация и в стране, и в Академии не радовала. В 1996-м чета Мергелян снова едет в Америку и поселяется в городе Сакраменто, в Калифорнии, где проживала семья Никиты. В 2002-м Сергей Никитович овдовел. Его жена – Лидия Васильевна скончалась и была похоронена в Москве на Новодевичьем кладбище. Это стало особенно тяжёлым ударом для сына Никиты, иллюзии которого относительно жизни в «свободном мире» и так уже сильно развеялись к тому времени. После смерти матери он окончательно вернулся в Москву, а потерявший здоровье Сергей Мергелян остался в Лос-Анджелесе, прожив последние пять лет в квартире по соседству с младшим сыном Сергеем, его женой Еленой и внуком. У него болели ноги, и он почти не ходил, но самое страшное – у него пропала та несокрушимая сила духа, тот оптимизм, которые всегда были характерны для него. В Лос-Анджелесе его навещал главный конструктор и разработчик малых ЭВМ «Наири» Грачья Есаевич Овсепян, другие бывшие ЕрНИИММовцы. К 80-летию Мергеляна 9 июля 2008 г. генеральный консул Армении в США Армен Лилоян зачитал послание президента Армении Сержа Саргсяна и вручил учёному Орден Святого Месропа Маштоца (высший гражданский орден Армении). 20 августа 2008 г. Сергея Никитовича Мергеляна не стало. Церемония прощания с ним состоялась 23 августа 2008 г. на кладбище в Глендейле, в Калифорнии. По желанию покойного его прах был перевезён в Москву и захоронен на Новодевичьем кладбище рядом с матерью и женой.

В 2018 г. исполняется 90 лет со дня рождения этого выдающегося учёного. Хотелось бы, чтобы эта дата была отмечена как в Москве (в Математическом институте им. Стеклова, в МГУ), так и в Ереване (в ЕрНИИММе, ЕГУ). Может быть настало время присвоить ЕрНИИММу имя его основателя – С.Н. Мергеляна, которое народом присвоено с 1956 года? Когда Сергея Никитовича награждали Орденом Святого Месропа Маштоца, он сказал, что благодарен всем, кто ещё помнит его... А как мы ему благодарны! За то, что он явил нам лучшее сочетание человеческих качеств – благородства и таланта.

Литература:

  1. Математическая энциклопедия. Издательство «Советская энциклопедия», т. 3, –М., 1982. С. 646–647.
  2. Апоян Г.Г. Эссе о математике и не только о нем. Независимый альманах «Лебедь». Бостон, 2005.
  3. Нитусов А.Ю. Мергелян Сергей Никитович. Большая Российская энциклопедия. –М.: 2012. Т. 20. С. 10.
  4. Оганджанян С. Б. История развития вычислительной техники в Армянской ССР. Труды SORUCOM-2011. Великий Новгород, 2011. С. 240–244.
  5. Оганджанян С. Б. Развитие вычислительной техники и электроники в Армянской ССР// История отечественной электронной вычислительной техники. Издательский дом Столичная энциклопедия. –М.:, 2017. С. 600–613.

Об авторе: Оганджанян Сергей Беникович, к.т.н., доцент
Московский авиационный институт. Москва, Россия.
sbenog@yandex.ru
Помещена в музей с разрешения автора 22 Апреля 2017

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017