Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Материалы музея с 2013 по 2016 год  → Документы и публикации  → Материалы конференций  → Материалы Международной конференции Sorucom-2014  → Андрей Петрович Ершов, Нина Ароновна Юнерман в моей жизни

Андрей Петрович Ершов, Нина Ароновна Юнерман в моей жизни

Далекий уже 1985-й год. Я работала в Новосибирском филиале Института точной механики и вычислительной техники (НФ ИТМиВТ) программистом. В конце лета этого года Андрей Петрович Ершов прочитал у нас лекцию, где прозвучали тогда еще новые для меня слова о программировании как второй грамотности для школьников. Конферец-зал был полон, все слушали со вниманием – что-то новенькое в чопорном мире точных наук. Потом настало время для вопросов, и я задала два вопроса.

Первый: как Вы думаете, предмет «Информатика» будет на уровне математики, физики, то есть «равным среди равных», или, все-таки, более вероятно, что он будет просто еще одним из многочисленных факультативов, не обязательных к посещению и часто не вызывающих добросовестного отношения ни со стороны учеников, ни со стороны учителей?

Андрей Петрович ответил, что предстоит огромная работа, чтобы наш предмет стал «первым среди равных».

Второй мой вопрос был о том, кто будет писать программы – не компьютерные программы конкретных уроков (это-то понятно), а программы курса «Информатики» для разных классов (тогда разговор шел только о старших классах)? Будет ли дана возможность учителям самим составлять программы (я тогда еще не знала понятия «авторская программа»), или программы будут спускаться из одного центра? И как тогда быть с тем, что в классах даже одного города могут стоять компьютеры разных мощностей?

Ответ Андрея Петровича на этот вопрос изменил мою тихую и размеренную жизнь навсегда. Он сказал: «Четкого ответа на этот вопрос я Вам дать не могу, так как весь процесс внедрения нового предмета в школы находится в стадии исследования и изучения, а Вы подойдите, пожалуйста, ко мне после лекции».

Я на всю жизнь запомнила нашу первую встречу. Андрей Петрович, сидя на стуле, оглядел меня с ног до головы и быстро спросил: «Образование?». Я ответила так же быстро: «Наш университет, факультет экономической кибернетики». Следующий вопрос: «В школу хочешь?». Вот так по-простому, на «ты», и это не было какое-то высокомерие или неуважение, он просто как-то сразу разглядел во мне «свою». Я ответила: «Да», и получила короткую инструкцию: «Завтра приходи. Кабинет мой знаешь где?» и на мой кивок согласия – «Ну вот туда и приходи. К 10-ти утра можешь? Ну и отлично».

Теперь небольшой экскурс в мою жизнь. Дело в том, что я всю жизнь хотела быть учителем. Не знаю, откуда у меня это, но в 5 лет я рассаживала своих кукол, мишек и прочих мягких и не очень игрушек и «учила» их – сначала просила ответить на вопросы по рассказанной моей бабушкой сказке, потом по мере повышения собственного уровня я «обучала» свои игрушки письму и работе с «кассой букв и слогов», которую вспоминаю до сих пор с теплотой и благодарностью – чудесная была методика. Желание стать учителем окончательно закрепилось где-то к седьмому классу, а когда я перешла в физико-математический класс одной из лучших школ моего города и поняла, что значит реально хороший учитель, сомнений не осталось никаких. Я до сих пор благодарна судьбе, что я училась в самой лучшей в мире школе, у самых лучших в мире учителей и у меня были самые лучшие в мире одноклассники, с которыми поддерживаю самые теплые отношения по сей день.

Моя мама не разделяла моего восторженного отношения к профессии учителя и после ее горьких и долгих слез с причитаниями типа «они тебе все нервы испортят» (мои будущие ученики) я поступила в НГУ на новый тогда факультет «Экономической кибернетики», который окончила достаточно успешно и была распределена в мой любимый «филиал».

До сих пор помню слова моей мамы, когда она узнала, что я буду работать в школе: «Стоило ли мне тогда так настаивать и реветь, если через 12 лет и большими кругами ты все равно вернулась в школу». Так оно и есть. Утром в назначенный день Андрей Петрович взял меня за руку (в буквальном смысле слова) и привел в кабинет со словами: «Вот я нашел Вам учителя, а дальше уже ваше дело довести ее до ума». В кабинете сидела улыбчивая дама, которая и стала моим наставником, моей судьбой на следующие несколько лет – Нина Ароновна Юнерман. Она также оглядела меня с ног до головы и кратко спросила: «Образование?».

Далее диалог продолжался практически дословно, как и с Андреем Петровичем. Когда она мне сказала: «Завтра приходите», я ей сказала, что уже видно, что вы все здесь из одной школы, разница только в том, что Вы обращаетесь ко мне на «Вы». «Завтра» она показала мне персональный компьютер «Агат» и сказала, что со следующей недели я выхожу в школу, беру 5-й класс и обучаю деток работе на этом компьютере. На мои слова, что я не знаю эту машину, что Вы мне должны все показать – документацию, программное обеспечение, она ответила: «Вы программист или кто? Вот сами и разберетесь…». Это было поведение человека, очень занятого, но поверившего в меня и в то, что я смогу сама разобраться.

С компьютером более-менее понятно. А вот чему учить? Тут Нина Ароновна сразу сказала мне, что программ никаких нет, инструкций нет, но это и хорошо, потому, что у нас есть простор для творчества. Потом она рассказывала мне о школе, о своих учениках, называя их по именам, и я поняла, что она их очень любит и очень гордится их достижениями.

Навсегда запомнила свою первую встречу с директором школы 166 Петром Спиридоновичем Сиволобовым. Он сразу сказал, что в школу нельзя в брюках (я была в кожаном брючном костюме), нельзя носить декольте, нельзя высокие каблуки и т.д., а можно темную юбку и светлую блузку (ни того, ни другого у меня на тот момент не было). Я сказала: «Что, важно, как я “правильно” одета, но совершенно не важно, как я буду учить?» – на что он посмотрел на меня более пристально и ответил: «Сработаемся».

И сработались... В первый мой рабочий день я пришла в школу намного раньше, нашла свой класс (в котором на тот момент не было ни одного компьютера), а когда со звонком я подошла к классу, оказалось, что он уже занят другим учителем. Директор сказал по этому поводу, что вот позавчера еще не было ни одного учителя, а сегодня уже два. Он зашел со мной в класс, разделил ребят по принципу, кто не учился в классе информатики в прошлом году – идите за мной. Перевел нас в соседний класс и сказал ребятам, что вот ваш учитель и направился к двери. Я побежала за ним и уже за дверью класса спросила его, что Вы же говорили, что будет 5-й класс, а это-то далеко не пятый. На что он мне ответил словами, которые я тоже запомнила за всю жизнь: «В пятом-то каждый сможет, а Вы вот здесь попробуйте, в девятом».

Так я начала свои «трудовые будни» – готовилась к первому уроку с послушными 11-летками, а оказалось, что надо работать с ребятами старших классов – интеллектуалами, нигилистами и акселератами – в большинстве своем выше меня ростом. Мой самый лучший в мире 9-ый класс – уже в декабре мой ученик «взял» призовое место на олимпиаде в Чехословакии, а летом двое моих учеников попали в группу, которую Андрей Петрович сопровождал по первому турне в США.

Андрей Петрович никогда меня особо не контролировал, но при всех наших встречах очень внимательно выслушивал мои идеи по поводу преподавания – особенно его интересовали отношения с другими учителями-предметниками. Начинали мы с «чистого листа» – нужно было постоянно каждым уроком своим доказывать, что мы нужны в школе. Очень он одобрял, что я начала практиковать вести другие предметы в компьютерном классе. «Агат» была очень простенькая машинка, но клавиатура была русскоязычная, и дети второго класса могли изучать свои «жи-ши» на наших программах. До сих пор приятно осознавать, что сначала я буквально уговаривала учителей начальной школы, учителей-предметников провести один–два урока в компьютерном классе, а потом они записывались к нам сами и мы планировали уже совместные уроки.

Именно Нина Ароновна подсказала мне эту идею – и мои старшие ученики разрабатывали программы для младших. Для старших это была не просто теоретическая учеба, а доказательство полезности их труда, что очень важно для мотивации учебного процесса. Для младших учеников это было красивое, модное наглядное пособие, которое помогало закрепить полученные на обычных уроках знания. И когда я видела, с каким умением работают ученики начальных классов, с какой радостью следят за ними создатели программ – старшеклассники, я понимала – вот она и есть – вторая грамотность в действии.

В школе 166 я проработала 7 лет. За это время был создан первый компьютерный класс. НФИТМиВТ как шеф моего класса создал рабочую группу под руководством Василия Ивановича Голубева, которая и установила компьютерный класс по всем правилам: компьютеры по периметру, проводка вся в полу, в окнах – кондиционеры, доска пластиковая (мел не очень полезен для нежных деталей и мониторов). На момент моего перехода в другую школу мы имели класс «Агатов», класс «Yamaha» и появлялись уже IBM.

Мною пройден достаточно большой путь от работы методом проб и ошибок до разработки собственной авторской программы по преподаванию информатики с первого по 11 класс, которая получила диплом и грант программы «Инновационные преобразования в образовании».

На мой взгляд, компьютер «Агат» достойно выполнял свою задачу, как машина для обучения. Язык «Рапира» – простой, все команды на русском языке. Сейчас, с высоты лет, все это кажется наивным, но тогда это была сказка. Надо отдать должное уму и прозорливости Андрея Петровича Ершова, который в своих «мечтаниях» буквально описывал наши сегодняшние дни, когда каждый ребенок в состоянии работать с компьютером, разработаны множества программ по математике, физике, химии и пр., а вторая грамотность стала уже первой (как он и говорил).

Я искренне благодарю судьбу за ту лекцию и за встречу с Андреем Петровичем, который помог мне найти мое место в этой жизни.

Я искренне благодарю Нину Ароновну Юнерман за ее терпение, доброту, понимание, за ее искреннюю любовь к нашим ученикам, и где бы я ни работала – в других школах Академгородка или, как сейчас, в Калифорнии – она для меня остается примером отношения к коллегам и ученикам.

Я искренне благодарю всех учителей-предметников, поверивших когда-то в нас и сумевших отойти от рутинных методов преподавания и сумевших принять прогресс.

Я искренне благодарю всех своих учеников (а у меня было 8 выпусков и много учеников начальной школы) за их ум, любознательность и доброту – они так ни разу и не «попортили» мне нервы.

Мои бывшие ученики успешно работают в разных уголках России (Москва, Красноярск, Новосибирск), в разных странах мира – в Германии (Хейдельберг), в Англии (Оксфорд), в Японии (Цукуба), в США (Калифорния, Нью-Йорк), мои настоящие ученики (от 6-ти до 16-ти) успешно осваивают «вторую грамотность».

Об авторе: Санта Клара, Калифорния, США
kornienk@slac.stanford.edu
Материалы международной конференции Sorucom 2014 (13-17 октября 2014)
Помещена в музей с разрешения авторов 5 Мая 2015

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017