Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Документы и публикации  → Материалы конференций  → Материалы Международной конференции Sorucom-2017  → О работах по системному математическому обеспечению в странах советской Балтии (1960–1990)

О работах по системному математическому обеспечению в странах советской Балтии (1960–1990)

Введение.

Грант РФФИ 15-07-06345

История становления и развития программирования в Академии наук СССР, ее республиканских подразделениях – тема, которая еще не получила комплексного развития[1]. В странах Балтии сами акторы процесса становления и развития программирования, историки науки изучают свою историю в широком спектре проблематики[2]. Наблюдается определенный интерес к социально-экономическому и научно-техническому аспектам информатики в странах Балтии сквозь призму реалий Холодной войны[3]. В данной статье будет рассмотрен опыт работы программистов Прибалтики в 1960-е–1980-е годы на основе публикаций и материалов Электронного архива А.П. Ершова, еще не введенных в научный оборот.

Вычислительные науки получили импульс развития в странах советской Балтии в конце 1950-х–начале 1960-х годов в рамках кибернетического направления[4], а в более широком контексте – на волне научно-технической модернизации советской экономики[5]. В АН СССР были созданы институты кибернетики в ряде советских республик, в том числе в 1960 г. в Таллинне, в 1976 г. при институте было организовано СКБ вычислительной техники, в 1977 организован Институт математики и кибернетики АН Литовской ССР (Вильнюс), ВЦ в Латвийском государственном университете (Рига) был создан в 1959 г. В Латвии был организован Институт электроники и вычислительной техники АН ЛатССР (1960). Институт кибернетики АН Эстонской ССР после распада СССР стал полуавтономным исследовательским институтом Таллиннского технического университета, затем в связи его структурной реформой, был закрыт. Для появления данных учреждений в Прибалтике были и внутренние причины, обусловленные экономическими обстоятельствами. Так, создание Института кибернетики в Эстонии, например, было продиктовано бурным развитием химической и энергетической отраслей, автоматизация и средства контроля в которых играли значительную роль[6]. Значительный импульс развитию стран Балтии придали реформы по децентрализации экономики СССР 1957–1965 гг[7].

Специалистов по вычислительной технике, имевших опыт программирования, для Прибалтийских республик готовили в 1960-е годы в Ленинградском политехническом институте (ЛПИ) и Московском энергетическом институте (МЭИ), специалистов высшей квалификации – в Новосибирске, Москве, Киеве, Минске. Студентов, обучавшихся в Москве и Ленинграде, поначалу было около 25 человек[8]. 

Эстония. Исследования по системному математическому обеспечению ЭВМ (СМО) велись в республике в Институте кибернетики АН ЭССР (ИК АН ЭССР), в Таллиннском политехническом институте (ТаллПИ) и Тартусском государственном университете (ТартГУ). ИК АН ЭССР вместе с СКБ вычислительной техники насчитывал около 600 человек, при численности специалистов по СМО в 60 человек, плюс еще примерно 30 человек в других организациях. Техническая оснащенность республики обеспечивала ЕС 1052, которую можно отнести к машинам высокой производительности, при основном парке из маломощных устаревших машин серии ЕС. В начале 1980-х годов появились минимашины типа СМ3 и СМ4, зарубежные ЭВМ Realite, Wang, Mostek (США), Data-Saab (Швеция), СМ 52 (Венгрия), персональная Apple. В Эстонии не было ЭВМ типа М-20 и БЭСМ-6, поэтому разработка СМО до 1970-х гг. велась вне магистрального направления. Ранние работы, выполненные в республике в это время – система программирования MALGOL с языком, близким Алголу, разработана в середине 1960-х. Она применялась на ЭВМ Минск-22 и Минск-32, для которых была создана система модульного программирования. Язык Velgol, созданный В. Куусиком в середине 1960-х гг. был одним из первых языков системного программирования высокого уровня[9]. Созданные на нем системы обработки данных были переносимыми (с Минск-22 на Минск-32, М 4030 и ЕС ЭВМ)[10].

Разработка более современного ПО началась здесь с середины 1970-х гг. Сложилась разветвленная сеть исследований в области теоретического программирования, по языкам программирования и трансляторам, в области создания инструментальных систем программировании, операционных систем реального времени и сетей, СМО микро-ЭВМ, технологии программирования. В области теоретического программирования исследования шли в направлении автоматического синтеза программ (метод структурного синтеза программ)[11], разработки моделей и языков параллельных вычислений[12], сложности алгоритмов и представимости функций[13].

Над эквивалентными преобразованиями грамматик и разработкой эффективных методов синтаксического анализа работали в ТаллПИ и ТартГУ (А. Вооглайд, М. Меристе, Я. Пеньям). Исследования по реализации синтаксиса и семантики языков нашли применение на практике: система построения трансляторов (СПТ) ТаллПИ ЭЛМА, была крупной инструментальной системой поддерживающей технологию разработки языка и транслятора. С ее помощью исследовались экспериментальные технологические приемы построения и реализации проблемно-ориентированных языков. В язык спецификаций УТОПИСТ[14] были заложены идеи модульности и пакетов, которые стали широко известными с появлением языка Ada (начало разработки 1975)[15]. Другая идея УТОПИСТа – реализация одних абстрактных типов через другие – воплотилась лишь частично – как поддержка реализуемых типов данных, таких как массивы из однородных элементных и структуры из разнотипных элементов. ИК АН ЭСССР принимал участие в реализации языка Лисп на МВК «Эльбрус» (А. Рейтсакас) и реализации языка Ada на СМ ЭВМ (В. Куусик).

Работы в области инструментальных систем программирования начались в 1970-е гг. под руководством Бориса Георгиевича Тамма (1930–2002), профессора, д.т.н.[16], академика АН ЭССР (член-корр. 1972, действительный член – 1975)[17], который являлся признанным основателем и руководителем научной школы по технической кибернетике и информатике в Эстонии. Б.Г. Тамм окончил аспирантуру при Институте автоматики и телемеханики АН СССР (Москва), в Институте кибернетики он прошел путь от научного сотрудника до директора (1969–1976), затем стал ректором Таллинского политехнического института. Его работы по созданию специализированных систем программирования и основ моделирования широкого класса инженерных процессов нашли общее признание, оказали существенное влияние на становление таких крупных разделов информатики, как пакеты прикладных программ и инструментальные средства программирования. Разработанные им системы САП-2 для управления станками с ЧПУ (1964) и АПРОКС (1966) для управления газорезательными станками были в числе первых. За эти работы Б.Г. Тамм удостоен Государственной премии Эстонии. Им была сформулирована идея создания интегрированных систем программирования (1968, ИСП) для разрешения комплексных проблем, требующих одновременного учета различных предметных областей. В 1970-е гг. на основе этой идеи разрабатывались как пакетный, так и интерактивный варианты ИСП. В 1980-е гг. эти системы развились в т.н. метамониторные системы (МЕМО), позволяющие генерировать пакеты для различных предметных областей и организовать их совместную работу. В СКБ по вычислительной технике ИК АН ЭССР под его руководством реализовывалась программа «Микропроцессорные системы автоматизации и вычислительные средства», результатами которой стала ИСП ПРИЗ ЕС – многоязыковая СП, расширявшая возможности программирования в ОС ЕС. Она применялась для построения пакетов программ, трансляторов со специализированных языков и разработки крупных программных комплексов[18]. Метамониторная система МЕМО для ЕС ЭВМ, УВК М4030[19] предназначалась для построения ПП с высокоуровневыми проблемно-ориентированными входными языками, была принята в качестве базовой для создания систем автоматизированного проектирования в машиностроении стран СЭВ. В ИК разрабатывались также ИСП ПРИЗ «Эльбрус», которая являлась развитием ПРИЗ ЕС, и ДИМО – ИСП диалоговых пакетов программ для построения системной части пакета акустодиагностики[20]. В 1987 г. коллектив под руководством Б.Г. Тамма за создание и внедрение комплекса инструментальных систем программирования инженерно-технических задач был удостоен Государственной премии СССР в области техники.

В 1973 г. Б.Г. Тамм предлагал организовать на базе АН ЭССР журнал «Системное программирование»[21]. Его поддержал чл.-корр. АН А.П. Ершов. Судя по тому, что журнал «Программирование» начал выходить в 1975 г. в Москве, это начинание не нашло поддержки в Большой Академии. 

Работы в области создания операционных систем реального времени (ОСРВ) в ИК АН ЭССР были тесно связаны с практикой управления процессами. Набор модулей ОСРВ и генерирующая программа (вместо макротехники) составили пакет программ MEDEX. Он позволял получать более качественные программы и упрощать процесс генерации для пользователя, давал возможность точной настройки каждой конкретной ОС на конкретный вид работ[22]. ОСРВ, сгенерированные в MEDEX, работали в бортовых системах геофизических исследований, в вычислительных центрах СССР и ГДР. Первая специализированная кросс-система для малой ЭВМ «Виру» была создана в 1976 г.[23], затем появился ряд специализированных инструментальных систем, предназначенных для трансляции, хранения и отладки программ объектной машины на ЕС ЭВМ, для выдачи технологической документации (для микро-ЭВМ Виру, Заря-20, Орбта-20, Заря-21 и 30)[24]. Была создана и использовалась более чем в 10 организациях ИС СЕРП – система проектирования микропроцессорных устройств, моделирования объекта управления. Она использовалась для разработки микропроцессорных устройств на базе серий микропроцессоров К580 и К581 для Электроники 60 и СМ 1300, которые использовались в составе управляющих комплексов[25].

В создании ПО для различных типов ЭВМ в Эстонии, как мы уже выяснили, занимались около 100 специалистов. Среди них немало имен, хорошо известных в СССР и за рубежом, таких как Я. Пеньям, М. Меристе, Ю. Прууден, Э. Тыугу и другие. Энн Харальдович Тыугу (1935 г.р.), окончив Таллиннский политехнический институт в 1958 г., прошел специализацию в области программирования в Ленинградском политехническом институте[26]. В 1966 г. защитил диссертацию на степень кандидата технических наук (научный руководитель Г.К. Горанский, в 1965–1970 гг. директор Института технической кибернетики АН БССР, Минск). В 1970–1971 гг. Тыугу стал прикрепленным научным сотрудником ВЦ СО АН, Ершов стал его научным консультантом по подготовке докторской диссертации. Материал, который у Энна Харальдовича был уже частично наработан и дополнен в ВЦ СО АН, лег в основу его доклада на Конгрессе ИФИП-71 в Любляне: ВЦ СО АН предоставил ему одно из мест, выделенных институту по линии научного туризма[27]. В 1973 г. он защитил диссертацию на степень доктора технических наук (оппоненты С.С. Лавров, Б.Г. Тамм, Н.Г. Бондарев), защита проходила в ЛЭТИ[28]. Научные контакты с отделом Ершова не прекращались, в 1979 г. Тыугу был приглашен Ершовым для участия в выдающемся мероприятии того времени – научном паломничестве в Ургенч на родину Аль-Хорезми[29]. С подачи Ершова Э.Х. Тыугу стал приглашенным докладчиком на Конгрессе ИФИП-1980[30]. В 1979 г. Тыугу был включен Ершовым в состав бюро Комисии по системному математическому обеспечению Координационного комитета по вычислительной технике АН СССР[31], а также стал во главе Рабочей группы по синтезу программ. Тыугу являлся членом Комиссии по распределению и использованию вычислительной техники в АН СССР[32]. В 1981 г. он был избран членом-корреспондентом АН Эстонской ССР, в 1985 – действительным членом, стал академиком-секретарем Отделения информатики и механики АН ЭССР (1985–1991). 

В 1976–1986 гг. Тыугу возглавлял Лабораторию программного обеспечения в Институте кибернетики АН ЭССР. Исследовательская программа лаборатории была направлена на проблематику автоматизации программной инженерии с приложениями к инженерным расчетам. Тыугу предложил подход к разработке инструментальных систем для пакетов прикладных программ, базирующийся на автоматическом синтезе программ (позже стали использовать термины «семантические вычислительные сети» и «концептуальное программирование»). Идея получила дальнейшее развитие в работах С.С. Лаврова (Ленинград)[33]. Подход Тыугу был реализован в системе ПРИЗ (программа решения инженерных задач)[34]. В работе над этой системой принимал участие, в том числе, российский математик-диссидент Григорий Ефроимович Минц, который после увольнения его из ЛОМИ был принят в ИК АН ЭССР (1980–1991), где сотрудничал с лабораторией Тыугу[35]. Важным свойством подхода, реализованного в системе ПРИЗ, была возможность интегрирования различных пакетов в одну систему. 

В 1985–1988гг. коллектив, возглавляемый Тыугу, вошел в состав ВНТК «Старт» – проекта по созданию ЭВМ 5-го поколения[36]. Участие в этом проекте позволило эстонскому коллективу получить хорошую материальную поддержку для развития своих идей. Энн Харальдович был активным участником рабочей группы по выработке концепции проекта «Старт». В его обязанность входил выбор высокоуровневых средств создания интеллектуального программного обеспечения системы программирования, которые позволили бы создавать удобные пользовательские программы с дружественным интерфейсом (в противовес японскому выбору языка Prolog и европейскому выбору Lisp). В дальнейшем к работам ВНТК «Старт» был подключен довольно большой коллектив СКБ при Институте кибернетики, их задача была в реализации профессиональной интеллектуальной объектно-ориентированной рабочей станции ПИРС в составе ряда высокопроизводительных модулей, объединенных шиной Multibus-2 и машины ввода-вывода. Модулями в рабочей станции являлись процессор КРОНОС, фильтр данных, контроллер растрового экрана высокой разрешающей способности, специализированный процессор имен и процессор управления объектной памятью[37]. 1990-е годы Тыугу провел в качестве профессора software engineering в KTH (Sweden), затем вернулся в Эстонию.

В республике проводились работы по школьной информатике, уровень которых был высоко оценен в годы осуществления общесоюзной программы информатизации школы. ИК АН ЭССР помогал одной из таллиннских специализированных математических школ (№1) в преподавании программирования. В математической школе Ныо, которая находилась под Тарту, программированию обучали с 1965 г. Поначалу на ЭВМ «Урал», списанном Тартусским госуниверситетом, затем на ЭВМ «Наири» и «Агатах» (руководитель занятий А. Кивимяэ )[38]. Вычислительный центр Таллиннского педагогического института принимал учащихся средних школ на практику. Здесь разрабатывались и методические проблемы школьной информатики. Подготовка студентов-программистов велась в ТПИ по специальностям 0646 (автоматизированные системы управления), 1738 (организация механизированной обработки экономической информации), в Тартусском госуниверситете по специальностям 0647 (прикладная математика) и 2035 (экономическая кибернетика). Программистов со средним специальным образованием готовили в техникуме по специальности «ЭВМ и программирование». В ИК и ТартГУ была аспирантура по математическому обеспечению ЭВМ и технической кибернетике, но не было советов, присуждающих ученые степени по математическому обеспечению ЭВМ[39].

Несмотря на реалии послевоенных лет, вызванные эпохой Холодной войны, Эстония имела хорошие связи с различными странами: Данией, Швецией в области научных контактов, с Финляндией в области образования и торговли. Советско-финское внешнеэкономическое сотрудничество в области ИТ шло через советско-финскую кампанию «Elorg Data», созданную в 1974 г. 58 % уставного капитала принадлежало В/О Электроноргтехника (Министерство внешней торговли СССР)[40]. Благодаря финнам, элементы современной компьютерной инфраструктуры, например, электронная почта, появились в ИК АН ЭССР в конце 1980-х годов[41]. Научный обмен способствовал подготовке специалистов обеих стран: когда в конце 1980-х–начале 1990-х финские университеты испытали лимит преподавателей в области Computer Science, они приглашали их из Эстонии. Одним из них был Мерик Меристе[42] – ныне доцент Таллинского технического университета, кандидат технических наук (1984), в 1973 г. он окончил Тартусский университет по специальности «прикладная математика». 

Литва. Вычислительная техника появилась в Литве в 1960 г. Вильнюсский завод вычислительных машин (Вильнюсское ПО «Сигма») серийно выпускал электронный вычислитель (ЭВ-80), предназначенный для обработки экономической информации и проведения несложных научно-технических вычислений[43]. В 1969 г. здесь начали выпускать полупроводниковую ЭВМ РУТА-110, а с 1973 г. – ЭВМ третьего поколения – ВК М5000 и М5010, ориентированные на обработку статистической, экономической и прочей деловой информации. В 1983 г. здесь планировался выпуск ВК М5100, относившийся к классу мини-ЭВМ (главный конструктор А.М. Немейкшис). Эта машина предназначалась для машиносчетных станций ЦСУ СССР[44]. Вильнюсское ПО «Сигма» было крупным высокотехнологичным предприятием. В его составе было Специальное конструкторское бюро вычислительных машин, где разрабатывалось программное обеспечение для указанных ЭВМ. Самой ранней разработкой был транслятор с языка Алгол 60 для ЭВМ РУТА-110, позднее было разработано МО вычислительных комплексов – ОС ДОС/М5000, ДОС/М5100, система программирования с трансляторами компилирующего типа с языков Ассемблера, Кобола, РПГ (RPG, Report Program Generator, язык управления заданиями) и ПЛ/1. В качестве промежуточного языка использовался язык Ассемблера. Все трансляторы имели многомодульную оверлейную структуру[45]. 

Первый ВЦ в Литве появился в Институте физики и математики АН Лит ССР (1967). Он был оснащен ЭВМ БЭСМ-М2. Руководил ВЦ Мефодиус Сапаговас, к.ф.-м.н., защитивший диссертацию под руководством академика В.М. Глушкова в 1965 г. [46]. В 1977 г. был организован Институт математики и кибернетики АН ЛитССР. В 1981 г. в Литве работало 147 ВЦ и подразделений, где использовалось 303 ЭВМ. Из них ЕС ЭВМ –72, ЭВМ М5000 – 102, ЭВМ типа БЭСМ – 6, ЭВМ типа Минск – 47, 76 ЭВМ других типов[47]. Наибольшие вычислительные мощности сосредоточены были в ВСКП[48] АН Литовкой ССР: двухмашинный комплекс ЭВМ БЭСМ-6 (с 1972 г.). Комплекс работал под общей дисковой памятью под управлением ОС Диспак. Здесь функционировала терминальная сеть, состоящая из 22 алфавитно-цифровых и одного графического дисплеев. Максимальная удаленность терминала – 350 км (Вильнюс–Паланга). Клиенты ВСКП – это 25 научных, учебных и производственных организаций, в среднем 170 сотрудников ежедневно решали около 1000 вычислительных задач и задач по отладке программ. В перспективе ВСКП АН ЛитССР должна была быть оснащена МВК Эльбрус и ЕС-1045, СМ ЭВМ и микроЭВМ. В ВЦ республики использовалось в основном СПО, разработанное в ведущих организациях страны (ИК АН УССР, НИЦЭВТ)[49]. Созданная Вычислительная система коллективного пользования в Вильнюсе была оснащена системой телеобработки статистической информации СТОСИ (1985, Сеть ЭВМ Госстата), использовались СУБД БАНК-ДОС и СУБД БАНК-ОС, ОКА (ИК АН УССР), СЕДАН (ИНТЕРПРОГРАММА, София), ИНЕС (Институт системного анализа АН СССР, 1978) и др.

В Каунасском политехническом в 1970–1980-е годы активно занимались созданием систем автоматизированного проектирования – созданы система «Каунас», руководитель д.т.н. профессор Л. Абрайтис, предназначенная для автоматизации микропрограммирования и отладки программного обеспечения микропроцессорных структур серии К589; Система «НЯМУНАС-91», руководитель д.т.н., профессор Г. Жинтелис[50]. Система включала транслятор макропрограмм с языка высокого уровня МИКАЛУ[51], кросс-ассемблер, подсистему физической адресации микрокоманд, подсистему моделирования микропрограмм на языке микрокоманд. Система НЯМУНАС-91 работала на установках ЕС ЭВМ с типовым комплектом внешних устройств под управлением ОС ДОС ЕС, и полностью выводила отлаженные коды в требуемом формате, которые могли загружаться непосредственно в память микропроцессорной структуры. Система НЯМУНАС-91 была внедрена в промышленную эксплуатацию в несколько организаций Минсвязи СССР и Министерства приборостроения, средств автоматизации и систем управления СССР для разработки проектов объемом до нескольких тысяч микрокоманд. Здесь активно развивались работы по технологии программирования для микро-ЭВМ и микропроцессоров.

Исследования по теории программирования сосредоточены были в Институте математики и кибернетики АН ЛитССР и Вильнюсском государственном университете. Исследования коллективов ИМиК лежали в областях пропозициональных алгоритмических логик, функциональных алгоритмических логик, в области проблем эквивалентных преобразований программ, синтеза «надежных» программ из «ненадежных» элементов, теории спецификаций (Р. Плюшкавичус, С. Юкна, К. Гячас, Ю. Сакалаускайте, Р. Жалдокас и другие)[52]. В Вильнюсском университете работали в области оптимизации программ (А. Миташюнас), автоматизации аналитических преобразований выражений (В. Тумасонис, создатель системы САТА, реализованная на языке программирования Лисп для системы ДОС/ЕС, ЭВМ БЭСМ-6), автоматизированного синтеза программ (А. Кутка).

Научно-исследовательские работы по языковым конструкциям, поддерживающим механизм абстрактных типов данных велись в ИМиК АН ЛитССР с 1977 г. Затем тематика расширилась в направлениях методики использования абстрактных типов данных (АТД) в проектировании баз данных, методики программирования с использованием идеологии абстрактных типов данных, языков с аппаратом АТД. Был разработан процессор АТД на основе макросредств Ассемблера ОС/ЕС и язык ЯСП (язык связи с процессором). Большое внимание в нем уделялось исследованиям динамических структур данных (графы, деревья и т.п.)[53].

Работы в области технологии программирования велись в Литве с конца 1960-х годов, они базировались в области модульного программирования и технологии пакетов прикладных программ, методологии структурного программирования, абстрактных типов данных. В ИМК АН ЛитССР исследования проводились по структуризации процесса разработки программного продукта, типизации процедур, применяемых при проведении работ на отдельных этапах этого процесса, по инструментальным средствам, поддерживающим процесс разработки.[54]. В Вильнюсском университете под руководством научного сотрудника МГУ Н.П. Брусенцова в области технологи программирования для микро-ЭВМ была разработана диалоговая система структурированного программирования для микро-ЭВМ серии ЭЛЕКТРОНИКА НЦ[55]. Система ориентирован на разработку системного ПО и поддерживала операционную абстракцию, нисходящее кодирование тестирование программ и структуризацию программы при помощи диалоговых структур управления. В 1983 г. под руководством Н.П. Брусенцова была защищена кандидатская диссертация по специальности 01.00.00 – физико-математические науки – Г.В. Златкус «Диалоговая система структурированного программирования для микрокомпьютеров». В 1977 г. на математическом факультете Вильнюсского университета начали читать спецкурсы по технологии программирования.

Разработка пакетов прикладных программ в Литве являлось одним из основных направлений в области ПО ЭВМ, в этих разработках принимали участие институты АН Литвы (ИМК, Институт физики, Институт физико-технических проблем энергетики), ведущие вузы республики (Вильнюсский госуниверситет, Каунасский политехнический институт, Каунасский медицинский институт, Вильнюсский инженерно-строительный институт), организации министерств и ведомств. ППП предназначались для ЭВМ различных типов и мощностей (БЭСМ, ЕС, Эльбрус, М-5000, микропроцессоры). Они составлялись для самых различных предметных областей (планирование, медицина, научно-технические задачи, автоматизация эксперимента). Исторически первой предметной областью, для которой начали создавать ППП в Литве было календарно-тематическое планирование, контроль и управление на базе систем сетевых моделей для НИОКР предприятий, объединений и машиностроительных отраслей. Уже упоминалась инструментальная система ВИЛЬНЮС, предназначенная для конструирования ППП в области календарно-тематического планирования и управления (ИМК АН ЛитССР). В Институте физики АН ЛитССР разработки предназначались для МВК Эльбрус, версии для ЭВМ БЭСМ-6: ППП статистического анализа и синтеза одномерных структур, решения нелинейных эллиптических дифференциальных уравнений (НЕДЕП) с высокоразвитым входным языком NEDEL, предназначенным для записи заданий и директив по методу решения задач математической физики; ППП решения задач распознавания образов (СОРРА) и прочее. В Литве производились малые ЭВМ третьего поколения (М5000, М5000Д, М5010, М5100). Они были ориентированы на обработку статистической, экономической и другой деловой информации, в т.ч. для решения задач АСУ средними промышленными объектами. Вильнюсское ПКБ АСУ развивало ПО для ВК М5000: ППП общего назначения и для решения прикладных задач[56].

Разработка банков данных с использованием систем управления базами данных (СУБД) в Литве начаты в середине 1970-х гг. Были созданы пакеты универсальных программ на ЭВМ Минск-22 и Минск-32 для обработки экономической информации, разработанные в НИИ экономики и планирования народного хозяйства Госплана ЛитССР. В Вильнюсском университете в 1976 г. был разработан комплекс программ организации и ведения базы АСУ по заказу ЦНИИ систем управления из Тулы. Выполнялись работы по развитию ПО распространенных СУБД в ИВЦ Министерства финансов ЛитССР для СУБД ОКА. Наибольшее число разработок с использованием СУБД осуществлено было в отраслевой лаборатории АСУ Каунасского политехнического института. Здесь были спроектированы базы данных для подсистемы заготовки сырья, оперативного управления и планирования ОАСУ промышленности и сельского хозяйства[57]. В области информационно-поисковых систем работали в ИМК, где под научным руководством член-корр. Н.Н. Говоруна было разработано ПО для реализации двухуровневой информационно-поисковой системы, основанной на модифицируемом методе бинарных матриц для ЭВМ БЭСМ-6.

В области операционных систем работы проводили СКБ ВМ Вильнюсского ПО СИГМА (ОС для ВК М5000, М5010 и М5100); ИМК разработал различные системные средства для устройств ввода-вывода информации и общения с ЭВМ при создании автоматизированной системы коллективного пользования АН ЛитССР, поскольку была выявлена недостаточность стандартного СПО. В Институте физико-технических проблем энергетики АН ЛитССР созданы были многоуровневая автоматизированная измерительно-вычислительная система теплофизических экспериментальных исследований (АСТЭИ) и вычислительная система коллективного пользования. Математическое обеспечение в вычислительной сети ИФТПЭ создавалось как МО многомашинной иерархической вычислительной системы коллективного пользования, обеспечивавшей автоматизацию научного эксперимента и коллективный доступ к вычислительным средствам. В Каунасском политехническом институте была разработана система автоматизации проектирования имитационных моделей агрегативных систем САПАС[58]. 

Обучение математиков программированию было начато в Вильнюсском университете в 1959 г. Поскольку ЭВМ еще не было, для практики студенты направлялись в Ригу[59]. В 1960 г. на факультете электротехники Каунасского политехнического института им. А. Снечкуса (с 1990 – Каунасский технологический университет) было открыто Отделение вычислительных устройств и автоматики. В 1966 г. отделение было разделено: созданы отделение автоматики и телемеханики, и отделение вычислительных технологий. Позднее на его базе были созданы Центр вычислений и факультет информатики. В 1977 г. был создан факультет вычислительной техники (ныне факультет информатики), куда входила кафедра математического оборудования и кафедра вычислительной техники. В 1990 г. кафедра вычислительных машин переименована в отдел компьютерных наук, которая в настоящее время является частью факультета информатики[60]. Так же, как и в других республиках, в Литве ощущался голод в кадрах высшей квалификации, не хватало соответствующих советов по защите. Возникали ситуации, когда специалисту, подготовившему работу в области ПО, приходилось переоформлять диссертацию по другой специальности[61]. Некоторую помощь в деле подготовки диссертаций оказывал Московский университет в лице Н.П. Брусенцова и Э.З. Любимского. Что касается раннего обучения программированию, то в 1979 г. в Литве была организована республиканская заочная школа молодых программистов со сроком обучения в 2,5 года на языке Паскаль и структурном методе программирования. 

Латвия. В Латвии работы по СМО базировались в Вычислительном центре Латвийского государственного университета им. П. Стучки и Институте электроники и вычислительной техники (ИЭВТ) АН ЛатССР. ВЦ ЛатГУ был создан в 1959 г. как исследовательский институт (ныне Институт математики и информатики Латвийского университета), в 1980-е годы он насчитывал около 300 сотрудников. ВЦ в 1960-е–1970-е годы был оснащен ЭВМ БЭСМ-2, БЭСМ-2М, БЭСМ-4, Минск-22, -23, -32; во второй половине 1970-х гг. здесь появились ЕС-1020, две ЕС-1022 и ЕС-1060 и другие машины серии ЕС, была приобретена GE-415 (General Electric). ЕС ЭВМ эксплуатировались до 1992 г. и были отключены из-за большого потребления электроэнергии и большого количества обслуживающего персонала[62]. 

В 1980-е гг. в области СМО в ЛатГУ работало примерно 25 человек, из которых 1 доктор наук и 6 кандидатов наук. Специалистов по СМО в Латвии готовили в университете (прием 75 человек в год) и Рижском политехническом институте (50 человек) в рамках специальности «прикладная математика». Процесс замены оборудования на машины серии ЕС в середине 1970-х годов не привел к спаду научно-исследовательской деятельности: напротив, открылось новое направление по математической физике, появилась возможность работать по договорам с военно-промышленным комплексом[63]. Создание отраслевых ВЦ на базе новой техники вывело ВЦ ЛатГУ на позиции головной организации по решению общесистемных вопросов МО РАСУ-Латвия (РАСУ – Республиканская автоматизированная система управления). Сотрудники ВЦ ЛатГУ осуществляли апробацию новых компонент операционных систем (языков, трансляторов, средств телеобработки, СУБД), разрабатывали методические и учебные пособия по использованию этих компонент[64], принимали участие в процессе обучения программистов в республике, разрабатывали некоторые пакеты программ общего назначения и т.д. Координирующая роль ЛатГУ в создании РАСУ-Латвия имела важное значение, поскольку разработка системы была рассредоточена по министерствам и ведомствам со своими относительно скромными коллективами программистов недостаточно высокой квалификации, поэтому около 60% машинного времени в Риге, например, тратилось на освоение МО и отладку программ[65]. 

В развитии направления СМО Латвии в рассматриваемый период принимали участие десятки ученых и инженеров. Остановимся на биографиях двух из них, материалы о которых нам доступны из различных публикаций и архива А.П. Ершова. Это отец и сын Барздини – Ян Мартынович и Гунтис Янович. Ян Мартынович Барздинь (1937 г.р.) в 1954–1959 гг. учился на физико-математическом факультете ЛатГУ, затем три года в аспирантуре. Кандидат физико-математических наук (1965) г., доктор физико-математических наук (1976). Профессор по специальности «математическая кибернетика» (1985), был членом Высшей аттестационной комиссии СССР. С 1971 по 1997 г. заведовал лабораторией Вычислительного центра ЛатГУ, 1997–2006 – директор Института математики и информатики Латвийского университета, один из ведущих специалистов области теории алгоритмов и программирования. Им были разработаны двойственные к смешанным вычислениям методы синтеза программ по частным реализациям, подготовлены 15 кандидатов и докторов наук в период с 1971 по 2006 г. Член-корреспондент, действительный член АН Латвии (1992). Я.M. Барздинь был аспирантом Б.А. Трахтенброта в бытность того сотрудником Института математики СО АН СССР. Под руководством Трахтенброта Барздинь защитил кандидатскую диссертацию[66], в соавторстве они написали монографию, посвященную поведенческой теории конечных автоматов, где систематически излагались новые результаты в этой области[67]. Я.М. Барздинь, как и академик А.Н. Колмогоров, у которого он после защиты кандидатской диссертации год стажировался в МГУ[68], не разделял некоторые из научных предпочтений чл.-корр. С.В. Яблонского в области дискретной математики. Трахтенброт вспоминал: «Яблонский играл ощутимую роль в Отделении математики Академии наук СССР во всех вопросах: контроль над конференциями, научные контакты с зарубежными странами, публикации, подтверждение и полуофициальное одобрение результатов, присвоение научных степеней. В дискретной математике он был полновластным судьей и нейтрализовал даже такого математика, как Колмогоров, поэтому много лет чинились препятствия в утверждении докторской диссертации Я.M. Барздиня»[69]. Эта работа была выполнена по специальности «математическая логика и теория алгоритмов», оппоненты на защите – академик А.Н. Колмогоров, чл.-корр. А.П. Ершов и д.ф.м.-н. Г.С. Цейтин[70]. 

По стопам отца пошел Гунтис Янович Барздинь (1962 г.р.). В 1981–1985 гг. он учился в ЛатГУ на физико-математическом факультете, окончил его по специальности «прикладная математика», затем поступил в аспирантуру ЛатГУ, но его научным руководителем был А.П. Ершов. К сожалению, из-за тяжелой болезни Ершов не мог полноценно руководить своим аспирантом, и руководство осуществлял д.ф.-м.н. В.Е. Котов[71]. В 2010 избран в Академию наук Латвии. Ныне успешно работает в Латвийском университете.

В исследуемый период в Прибалтике проводились конференции по разнообразной тематике, они собирали лучшие программистские силы АН СССР: всесоюзные конференции «Автоматизация производства ППП» (Таллинн, 1980), «Методы математической логики в проблемах искусственного интеллекта и систематическое программирование» (Паланга, 1980), «Применение методов математической логики» (Таллинн, 1983), «Проблемы совершенствования синтеза, тестовой верификации и отладки программ» (Рига, 1986) и другие. Своеобразным итогом работы прибалтийских специалистов в области системного математического обеспечения советского периода стало издание в Springer-Verlag сборника избранных статей, посвященного 70-летию со дня рождения профессора Бориса Авраамовича Трахтенброта «Father of Baltic Computer Science»[72]. В книге были представлены результаты исследований конца 1970-х–1980-х годов, которые ранее были изданы на русском языке, а также новые результаты. 

В марте 1981 г. Президиум АН СССР принял решение о проекте «Академсеть». Комитет Академсети возглавил академик Г.И. Марчук, президент АН СССР. Совет конструкторов возглавлял Э.А. Якубайтис, директор Института электроники и вычислительной техники АН ЛатССР. Вместо протокола Арпанет (TCP/IP) Академсеть использовала протокол X.25. СССР был поделен на 8 регионов, Латвия, Литва, Эстония и Беларусь составляли один из них, центр находился в Риге. Эстонский узел базировался в Таллинне, в 1987 г. был построен канал Таллинн–Москва[73]. Литовские специалисты скептически оценивали результаты проекта, поскольку база данных была ограниченной: материалы, имеющие ценность, были засекречены, а доступные материалы оказывались малоинформативными[74].

Заключение. Вплоть до распада СССР контакты специалистов из Прибалтики с ведущими центрами информатики СССР были достаточно прочными и плодотворными (Москва, Новосибирск, Киев). Они складывались в теории и практике программирования, искусственного интеллекта, пакетов прикладных программ, специалисты работали в совместных проектах. Особенно была важна помощь других региональных школ программирования в подготовке кадров высшей квалификации для Прибалтики. Но естественным было со стороны представителей Прибалтики настаивать на реализации идеи межреспубликанского совета по защитам, препятствием для создания которого являлось отсутствие необходимого количества докторов наук.[75]. Это стремление поддерживалось большинством отечественных специалистов в области СМО[76]. 

Техническое оснащение организаций Прибалтики некоторым образом отличалось. Эстония имела выход на зарубежные рынки, разработки велись здесь на оборудовании, которое в СССР было недоступно, поскольку поступало из-за рубежа в ограниченном количестве. За исключением системы ПРИЗ, выполненной под руководством Э. Тыугу, программное обеспечение, разработанное в Прибалтике, применялось в основном локально. Таллиннская школа системного программирования, где теория смыкалась с практикой, отмечалась наряду с другими школами программирования СССР[77]. В это время таллиннский Институт кибернетики занимал прочные позиции в советской системе компьютерной науки. Латвийские программисты рассредоточены были по нескольким организациям, координация их деятельности не осуществлялась. Латвийский университет выполнял также координацию работ по общесистемному ПО РАСУ Латвии. В Литве велась активная научно-исследовательская работа по теоретическим вопросам программирования, в области принципов построения ППП и технологии их разработки, по автоматизации проектирования программного обеспечения микропроцессорных структур. Здесь были разработаны и серийно выпускались мини-ЭВМ для обработки экономической информации, было создано ПО для этих ЭВМ.

В целом можно сказать, что развитие тематики системного математического обеспечения ЭВМ в Прибалтике сдерживалось слабой материально-технической базой, особенно на начальном этапе появления ЭВМ, что было общим для СССР явлением, хотя существовали исключения вне академических и образовательных структур. В пору ЕС ЭВМ здесь появились более мощные машины, а машинный комплекс из двух БЭСМ-6 работал в Латвийском университете. В Прибалтике позднесоветского периода имелись свои лидеры системного программирования, которые были в состоянии подготовить достойную смену при прочих равных условиях. Прибалтийские республики в бытность свою в составе СССР получили возможность развивать компьютерное дело, создавать системное и прикладное математическое обеспечение для внутренних потребностей, а также для нужд за пределами республик. Зарубежные научные и торговые связи позволяли поддерживать парк ЭВМ и общий уровень программирования на основе общесоюзных вузовских и школьных образовательных программ. Однако существовали и сдерживающие факторы, присущие командной экономике, вызванные стремлением тотального контроля и ограничением самостоятельности агентов системы. 

Список литературы:

  1. Марчук А.Г., Мурзин Ф.А., Крайнева И.А., Бульонкова А.А. 25 лет Институту систем информатики СО РАН// История науки и техники. 2015. № 7. С. 56-72. Городняя Л.В., Крайнева И.А., Марчук А.Г. Школа программирования Института кибернетики АН УССР (1962-1990)// История науки и техники. 2017. №1. С. 42–63. Городняя Л.В., Крайнева И.А., Марчук А.Г. Библиография и источники по истории школ программирования в Академии наук СССР и ведущих советских вузах (1950-2015)// Вопросы истории естествознания и техники. 2017. № 3. (в печати)

  2. Балодис Р., Опмане И. Институт математики и информатики Латвийского университета и три социально-технологические волны ИТ// Труды SORUCOM-2011. Вторая Международная конференция «Развитие вычислительной техники и ее программного обеспечения в России и странах бывшего СССР». Великий Новгород, 12-16 сентября 2011 г. Великий Новгород: ЗОА «Новгородский Технопарк», 2011. С. 36–40. Tyugu E. Beginning of Computing in the Soviet Baltic Region// Труды SORUCOM. 2014. Развитие вычислительной техники и ее программного обеспечения в России и странах бывшего СССР: история и перспективы. Сборник материалов конференции. Под редакцией А.Н. Томилина. Казань, 2014. С. 12-17. Pakstas A. Aspects of computer design and manufacturing in Lithuania// Там же. 5–11. Tyugu E. Grigori Mints and computer science// http://kodu.ut.ee/~varmo/tday-kaariku/GMe.pdf/. In memoriam: Grigori E. Mints (1939–2014) https://math.stanford.edu (02.03.2016). Küberneetika Instituut Muutuvas AJAS. Tallinn. 2000. 142 l. Telksnys L., Zilinshas A. Computer in Lithuania// IEEE Annals of the History of Computing. Special Reprint for the IFIP World Conference on Perspectives on Soviet and Russian Computing. 3–7 July, 2006. Karelia, Russia. P.86–92.

  3. Hogselius P. Dinamics of innovation in Eastern Europe. Lessons from Estonia. 2005. Kaataja S. Expert groups closing to divide. Estonian–Finish computing cooperation since the 1960th//Beyond the divide: entangled histories of Cold War Europe. Eds. S. Mikkonen and P. Koivunen. Berghahn Books, 2015. P. 101–120. Rindzeviciute E. Internal transfer of cybernetics and informality in the Soviet Union. The case of Lithuania. Там же. P. 121–137.

  4. Программа КПСС. М. 1961. С. 71–73.

  5. О задачах по дальнейшему подъему промышленности, техническому прогрессу и улучшению организации производства: Постановление июльского (1955 г.) Пленума ЦК КПСС // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК : 1946–1955. М.: Политиздат. Т. 8. С. 510–528.

  6. Hogselius P. Dinamics of innovation in Eastern Europe. Lessons from Estonia. 2005. P. 63.

  7. Rindzeviciute E. Internal transfer of cybernetics and informality in the Soviet Union. P.124.

  8. Tyugu E. Beginning of Computing in the Soviet Baltic Region. С.13.

  9. Куусик Велло (1938–1992) – эстонский математик, окончил МГУ в 1961 г., работал в Институте кибернетики АН ЭССР, кандидат физико-математических наук (1972), сотрудник компании Elorg-Data (1977–1979) в Хельсинки.

  10. Электронный архив академика А.П. Ершова http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?fileid=103727.

  11. Таутс А. Формальная дедукция с трансфинитной индукцией и ее преобразование с целью обеспечения удобства синтеза программ// Кибернетика. 1984. №3. С.120–128. Минц Г.Е., Тыугу Э.Х. Полнота правил структурного синтеза// Докл. АН СССР. 1982. Т. 265, №6. С. 41–60.

  12. Амитан И.И. Язык сигналов для описания взаимодействия параллельных процессов// Кибернетика, 1979. №1. С. 73–77.

  13. Xenno J. The depth of monotone function in multivalued logic. Information Processing Letters/ 1979. 8/ P. 176–177.

  14. Тыугу Э. Концептуальное программирование. М.: Наука. Главная редакция физико-математической литературы. 1984. 256 с. Серия «Проблемы искусственного интеллекта», №5.

  15. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?fileid=103771

  16. Тамм Б.Г. Элементы теории моделирования инженерных процессов при помощи специализированных систем программирования: Автореферат дис. на соискание ученой степени доктора технических наук. АН Эст. ССР. Совет физ.-техн. и мат. наук. Таллинн, 1969. 34 с.

  17. Б.Г. Тамм был также иностранным членом Академии технических наук Финляндии (1978), почетный доктором Будапештского технического университета (1982), первым вице-президентом Международной федерации по автоматизации управления (ИФАК).

  18. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaindex.asp?did=22942

  19. УВК М4030 (М-4000), разработка ИНЭУМа (1972–1977). Первая в СССР ЭВМ на интегральных схемах, предназначенная для управления АСУ крупными технологическими агрегатами-цехами, предприятиями.

  20. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?fileid=103782

  21. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?lang=1&did=2298&fileid=90829

  22. Mõtus L., Kääramees K. Experiences with dedicated real-time operating systems// Software for Computer Control. Proceedings of the Second IFAC/IFIP Symposium on Software for Computer Control (SOCOCO’79), Prague, Czechoslovakia. 11–15 June 1979/Ed. By M. Novac. Pergamon Press, 1979. P. 219–224.

  23. Kahro M., Männisalu M., Tyugu E. A control computer software production system// Preprints 1st IFAC/IFIP Symposium on Software for Computer Control, SOCOCO’76 : Tallinn, USSR, May 25-28. 1976. P.33–36.

  24. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?fileid=103881

  25. Бергсон А.Р., Рауд Р.К. Использование функционально-эквивалентных модулей при разработке программ УЦВМ// Программирование, 1981. №4. С. 50–56.

  26. Enn Tyugu’s CV https://www.eris.ee/user.cv.preview.php?id=542 (01.03.2017)

  27. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?lang=1&did=13752&fileid=127264

  28. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?lang=1&did=2301&fileid=90825

  29. Тыугу Э.Х. Структурный синтез программ//Алгоритмы в современной математике и ее приложениях. Часть II. Материалы международного симпозиума. Ургенч, УзССР, 16–22 сентября 1979 г. Новосибирск : ВЦ СО АН СССР, 1979. С.64–78.

  30. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?did=20356&fileid=155976

  31. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?lang=1&did=7326&fileid=99634

  32. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?did=7354&fileid=100025

  33. Лавров С.С. Синтез программ (в частности, система СПОРА)// Кибернетика. 1982. № 6. С 11–16.

  34. Mints G., Tyugu E. The programming system PRIZ// Journal of Symbolic Computation. Vol. 5. Iss. 3. June, 1988. P. 359–375. Кахро М.И., Калья А.П., Тыугу Э.Х. Инструментальная система программирования ЕС ЭВМ (ПРИЗ). М.: Финансы и статистика, 1988. 181 с.

  35. Tyugu E. Grigori Mints and computer science// http://kodu.ut.ee/~varmo/tday-kaariku/GMe.pdf/. In memoriam: Grigori E. Mints (1939–2014) https://math.stanford.edu (02.03.2016). 

  36. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?lang=1&did=24422&fileid=172607

  37. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?did=24632&fileid=172786

  38. Казаков М. Знакомство с объявленной целью…//Техника молодежи, 1985. №2. С.20–21.

  39. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?did=8286&fileid=103886

  40. Paju P. Finlandized computing or business as usual? Computer trade between Finland and the Soviet bloc in the 1970s//24th International Congress of History of Science, Technology and Medicine http://www.ichstm2013.com/programme/guide/p/1036.html (03.03.2017)

  41. Küberneetika Instituut Muutuvas AJAS. Tallinn. 2000. L. 41–42.

  42. Kaataja S. Expert groups closing to divide. Estonian–Finish computing cooperation since the 1960th\\ Beyond the divide: entangled histories of Cold War Europe. P.115.

  43. Согласно исследованию E. Rindzeviciute (P. 123), первый аналоговый компьютер ELI-12 появился в Вильнюсском университете в 1955 г., он был передан из МГУ.

  44. См. подробнее Pakstas A. Aspects of computer design and manufacturing in Lithuania. P.9–10.

  45. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?fileid=103918

  46. Rindzeviciute E. Internal transfer of cybernetics and informality in the Soviet Union. P. 126. В 1987 г. М. Сапаговас защитил докторскую диссертацию, в 1987 избран членом-корреспондентом АН Литвы.

  47. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?fileid=103900

  48. ВСКП – вычислительная система коллективного пользования.

  49. http://www.computer-museum.ru/histsoft/oper_es.htm (10.03.2017)

  50. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?fileid=103890

  51. Валантинас И.И., Жинтелис Г.Б., Канапяцкас П.Н. и др. Язык микропрограммирования высокого уровня МИКАЛУ. Управляющие системы и машины. 1980. № 5. С. 82-89.

  52. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?did=8291&fileid=103916

  53. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?did=8291&fileid=103918

  54. Чаплинскас A.A., Матулис В.А. Система Вильнюс. Концепция, структура и технология ее использования. Вильнюс: ИМК АН ЛитССР, 1981. 47с. 

  55. Брусенцов Н.П., Златкус В., Руднев И.А. ДССП – диалоговая система структурированного программирования. // Программное оснащение микрокомпьютеров. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. С. 11–40.

  56. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?did=8291&fileid=103938

  57. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?did=8291&fileid=103942

  58. Горелик Я.Е., Пранявичус Г.И. Система автоматизированного построения имитационных моделей агрегативных систем САПАС. Каунас: КПИ, 1985. 

  59. Telksnys L., Zilinshas A. Computer in Lithuania. P. 91.

  60. http://ktu.edu/en/faculty-informatics/department-computer-science (09.03.2017)

  61. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?fileid=103966

  62. Балодис Р., Опмане И. Институт математики и информатики Латвийского университета и три социально-технологические волны ИТ// Труды SORUCOM-2011. Вторая Международная конференция «Развитие вычислительной техники и ее программного обеспечения в России и странах бывшего СССР». Великий Новгород, 12-16 сентября 2011 г. Великий Новгород: ЗОА «Новгородский Технопарк», 2011. С.37.

  63. Балодис Р., Опмане И. Институт математики и информатики Латвийского университета и три социально-технологические волны ИТ. С.40

  64. Аугустон М.И., Балодис Р.П., Барздинь Я.М., др. Программирование на ПЛ/1 ОС ЕС. М. : Статистика, 1979. 269 с.

  65. Барздинь Я.М. Отчет о работах, проводимых в Вычислительном центре Латвийского госуниверситета им. П. Стучки по системному математическому обеспечению /Бюллетень №9 Координационного комитета Академии наук СССР по вычислительной технике. М. : ВИНИТИ, 1982. С. 268–269.

  66. Барздинь Я.М. О проблемах универсальности в теории автоматов: дис... канд. физ.-мат. наук. Новосибирск, 1965. 8 с.

  67. Трахтенброт Б.А., Барздинь Я.М. Конечные автоматы (синтез и поведение). М.: Наука, 1970. 410 с. 

  68. Барздинь Я. М. Три воспоминания об А.Н. Колмогорове// Колмогоров в воспоминаниях учеников: Сб. ст. / Ред.-сост. А.М. Ширяев. М. : МЦНМО, 2006. С.98–99.

  69. Трахтеброт Б.А. Памяти Андрея Петровича Ершова// Андрей Петрович Ершов – ученый и человек. Новосибирск: Издательство СО РАН, 2006. С. 347–348.

  70. Барздинь Я.М.Сложность и частотное решение некоторых алгоритмически неразрешимых массовых проблем: дис... докт. физ.-мат. наук: 01.007. Новосибирск, 1971. с.

  71. Барздинь Г.Я. Индуктивный синтез систем подстановок терминов: дис... канд. физ.-мат. наук: 05.13.11. Новосибирск, 1990. 18 с.

  72. Baltic Computer Science. Selected Papers. LNCS, 502. Editors J. Barzdins&D. Bjorner, Springer-Verlag Berlin Heidelberg 1991. 619 p.

  73. Hogselius P. Dinamics of innovation in Eastern Europe. P. 64–65.

  74. Rindzeviciute E. Internal transfer of cybernetics and informality in the Soviet Union. The case of Lithuania. P. 127.

  75. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?did=7988&fileid=102969

  76. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?lang=1&did=7994&fileid=102719

  77. http://ershov-arc.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?did=7988&fileid=102971

Об авторе: к.и.н.,
к.ф.-м.н.
д.ф.м.н., Институт систем информатики им. А.П. Ершова СО РАН, Новосибирск
Материалы международной конференции Sorucom 2017
Помещена в музей с разрешения авторов 25 Мая 2018

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2018