Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Документы и публикации  → Материалы конференций  → Материалы Международной конференции Sorucom-2017  → Промышленная автоматизация в СССР в 1960-х – середине 1980-х годов: застой или прорыв?

Промышленная автоматизация в СССР в 1960-х – середине 1980-х годов: застой или прорыв?

Об истории автоматизации промышленности в СССР написано немало — как статей и воспоминаний непосредственных участников событий [15; 29; 43; 46; 49; 52], так и историко-исследовательских работ [3; 4; 8; 11; 13; 26; 17; 18; 19; 40; 41; ]. Положительную роль в формировании исторических работ по проблеме играли и играют конференции SORUCOM «Развитие вычислительной техники и ее программного обеспечения в России и странах бывшего СССР: история и перспективы» [37; 38; 44].

 В работах анализируются подходы, которые применялись в свое время для скорейшего внедрения автоматизации в промышленной сфере. Одни авторы считают, что государственная политика научно-технического развития в СССР отвечала общим тенденциям в становлении и изменении хозяйственных отношений в стране в 1950–1980-е гг.[ 9. С. 559]. Другие ученые пришли к выводу, что КПСС в условиях разворачивавшейся научно-технической революции не смогла выработать политику, позволившую соединить достижения НТР с преимуществами социалистической системы хозяйствования [7; 10; 30; 48]. По мнению А.С.Сенявского, "несмотря на то, что в СССР вовремя были замечены принципиально новые тенденции развития, вскоре определенные как "научно-техническая революция", из этого не было сделано должных выводов и дело свелось по сути к ритуальным заклинаниям о необходимости соединения достижения НТР с преимуществами социализма! Советские руководители мыслили категориями раннеиндустриальной эпохи. Это было доктринальное препятствие для необходимых организационных, институциональных и социальных трансформаций"[34]. По оценкам ряда авторов, экономическая система в СССР оказалась менее восприимчивой к требованиям времени, не стимулировала научно-технический прогресс [51. С. 200.].

 Ряд зарубежных авторов пришел к выводу, что вклад технического прогресса в экономический рост в СССР постоянно сокращался из-за перенакопления капитала [53; 55]. Пол Кругман - один из известных американских экономистов - доказал, что рост экономики СССР был в основном экстенсивным, что вклад технического прогресса (совокупной факторной производительности) в общий результат был гораздо меньше, чем в развитых странах.[54].

Несмотря на многочисленную литературу по проблемам промышленной автоматизации, говорить об исследовании данной проблемы как завершенном преждевременно. Выявление новых исторических источников, использование различных методов и подходов создает возможность уточнить, пересмотреть, заново интерпретировать события истории промышленной автоматизации. Историографический анализ заявленной проблемы позволяет сделать вывод о наличии явного противоречия между ее актуальностью и недостаточной научной разработанностью.

Источниковая база исследования темы обширна и разнообразна. По истории промышленной автоматизации сейчас открыто немало материалов, однако в целом их столько, что значительная часть не обработана и не введена в оборот. Препятствием для создания комплексной базы данных истории промышленной автоматизации в СССР является ведомственная разобщенность.

Следует также отметить, что в источниках нередко даются объединенные данные по механизации и автоматизации, что затрудняет оценку уровня промышленной автоматизации. Это объяснимо, поскольку автоматизация производства вырастает из его механизации и на определенном этапе становится ее продолжением [2. С.144]. По сравнению с механизацией для автоматизации был характерен переход к четырехзвенной системе машинного производства (машина-двигатель, передаточный механизм, рабочая машина плюс автоматическая система регуляции и управления производственным процессом). Механизация отражала, по преимуществу, процесс эволюционного непрерывного совершенствования нововведений. Процесс революционных нововведений связывался, главным образом, с автоматизацией. Переход на новую технологию в перспективе приводил к повышению технологического уровня и смене технологического уклада.

Хронологические рамки исследования определяются тем, что 1960–1980-е гг.- это качественно новый этап научно-технического развития, связанный с соединением возможностей ЭВМ и техники, объединением ЭВМ и металлообрабатывающего станка в станок с числовым программным управлением (ЧПУ), В это же время начинается и конструирование роботов, что, в конечном счете, приводит к тому, что в дальнейшем промышленная автоматизация уже была неразрывно связана с роботизацией. Вместе с тем, этот период характеризовался многими исследователями и политиками как период застоя [23].

Понятие «промышленная автоматизация» сформировалось в 80—90-е годы ХХ века. До этого оно долгое время было тождественно автоматизации производства, автоматизации промышленности. Автоматизация производства ─ это этап машинного производства, характеризуемый освобождением человека от непосредственного выполнения функций управления производственными процессами и передачей этих функций автоматическим устройствам. На протяжении ХХ века понятие автоматизации эволюционировало в направлении расширения, о чем свидетельствуют словари и энциклопедии.

В технической энциклопедии 1920-х годов отмечалось, что автоматизация «применяется во всевозможных машинах-орудиях и аппаратах, в которых работа человека заменяется работой механизма» качестве примеров приводились станки, автоматические весы, автоматические телефонные станции. «Автомат механически воспроизводит рабочий процесс без участия в нем человека. Роль последнего сводится к простейшему обслуживанию автомата только при нарушении его нормального функционирования… Автоматизация вызывается, наряду со стремлением к удешевлению производства, также желанием эмансипировать некоторые особенно ответственные моменты машинного управления от физических и психически качеств человека. Наиболее благоприятные объекты для автоматизации представляют фабрикаты массового распространения в определенных стандартах» [42.Стб. 112].

 В 1930- х годах под автоматизацией понималось « превращение человеческих действий (особенно трудовых процессов) из сознательных в автоматические. 2. Замена работы человека работой автомата» [35. Стб. 35].

«Автоматизация производства, констатировалось во втором издании «Большой советской энциклопедии», – это применение приборов, приспособлений, машин, позволяющих осуществлять производственные процессы без непосредственного участия человека и лишь под его контролем. Автоматизация производства является высшей, завершающей формой развития машинного производства. По мере усложнения и ускорения машинного производства, а также повышения роли химических процессов, автоматизация производства делается прямой технической необходимостью [5. С.207].

В исследуемый период сложилось качественно новое понимание. «Автоматизация – применение технических средств с целью полной или частичной замены участия человека в процессах получения, преобразования, передачи и использования энергии, материалов или информации. Различают автоматизацию частичную, при которой автоматизируются отдельные операции и процессы, комплексную, при которой автоматизация охватывает весь цикл работ. [28. С.63]. Данное определение зафиксировало важный переход от контроля над работой за счет различных механических и электромагнитных эффектов до выделения функции управления в отдельный блок (программа), а также наделения автоматической системы определенными сенсорными органами за счет теле-и других устройств. То есть налицо качественный переход от автоматизации прежнего электромеханического уровня к автоматизации, которая уже реально становится частью процесса самоуправления за счет электроники.

Автоматизация производства практически до начала 1960-х годов ограничивалась пуском, остановкой, защитой и регулированием агрегатов, станков и другого оборудования в зависимости от характера технологического процесса. Развитие ЭВМ и методов их применения коренным образом изменило возможности управления производством. На их основе была создана система оптимальных действий административно-технического персонала по данным быстрого и точного математического анализа хода не только технологических, но и всех других производственных процессов, а также результатов хозяйственной деятельности предприятия в целом. Вычислительные управляющие машины приняли на себя и функции непосредственного воздействия на работу оборудования.

К началу 1960-х годов в СССР произошел ряд событий, повлиявших на развитие промышленной автоматизации. Первое связано с окончательным превращением страны в преимущественно городскую и промышленную, что зафиксировалось в переписи населения 1959 г. Второе связано с качественным изменением в индустриальной сфере, связанными с переходом от четвертого к пятому технологическому укладу. В-третьих, к концу пятидесятых годов произошла окончательная реабилитация кибернетики в СССР. Более того, активно обсуждалось применение ее в отечественной экономике. Вышла специальная книга «Кибернетика на службе коммунизма», во введении к которой А. И. Берг утверждал, что ни одна другая страна не сможет использовать кибернетику так же эффективно, как Советский Союз, поскольку кибернетика, главным образом, сводится к выбору оптимальных методов выполнения операций и только социалистическая экономика может универсально использовать эти методы. [14.С.8].

На XXII съезде КПСС кибернетика была определена одним из основных средств созидания коммунистического общества [12. С.280]. В-четвертых, формируется понимание необходимости обеспечения взаимосвязи ЭВМ и техники, автоматизации производственных процессов.

Что подталкивало к промышленной автоматизации? Во-первых, рост масштабов промышленности, необходимость перехода к научному управлению производством. Проблема промышленной автоматизации стала особо актуальной в связи с обострением дефицита рабочей силы. Во-вторых, этот период стал временем реализации крупномасштабных индустриальных проектов, что привело к изменениям экономического, технического, организационного мышления, к возникновению и развитию системного подхода, системного анализа. В-третьих, рост наукоемкости производства потребовал новых технологических, технических решений, совершенствования организации, управления производством, применения математических методов. Еще в конце 1950-х годов, анализируя состояние и пути дальнейшего развития производства и применения ЭВМ в нашей стране, А.И. Шокин, тогда первый заместитель Государственного комитета СМ СССР по радиоэлектронике, обращал внимание на то, что электронная вычислительная техника, призванная совершить перелом в деле автоматизации производства, по своим конструктивным решениям оказалась непригодной для современного механизированного производства. Необходимо было в корне изменить принципы конструирования ЭВМ, создавая все их многообразие из стандартных унифицированных узлов, как это давно делалось в отечественной радиоэлектронике при создании самых сложных агрегатов. Он обращал внимание на отсутствие комплексного подхода: «Неправильно, что средства вычислительной техники создаются в отрыве от объектов автоматизации» [50].

Согласно Программе КПСС (1961), все более полная автоматизация производственных процессов рассматривалась как составная часть создания материально-технической базы коммунизма, как материальная основа «для постепенного перерастания социалистического руда в труд коммунистический Предполагалось, что в течение 20 лет «осуществится в массовом масштабе комплексная автоматизация производства со все большим переходом к цехам и предприятиям-автоматам, обеспечивающим высокую технико-экономическую эффективность. Ускорится внедрение высокосовершенных систем автоматического управления. Получат широкое применение кибернетика, электронные счетно-решающие и управляющие устройства в производственных процессах промышленности» [12. C. 277, 270]. Научно-технический прогресс рассматривался как показатель соревнования двух систем.

Специфику происходивших изменений подчеркивал в 1967 г. Н.Н. Моисеев, тогда член-корреспондент АН СССР: «Если раньше основной характеристикой технического уровня страны было производство стали, нефти, станков, то теперь выдвигаются новые показатели: количество и качество производимых ЭВМ, размах использования ЭВМ… Нет сомнений в том, что развитие государств в дальнейшем будет прямым образом зависеть от того, насколько проникли методы, связанные с использованием ЭВМ, не только в экономические расчеты, но и непосредственно в управление государством». По его мнению, внедрению ЭВМ мешали естественный консерватизм человека, недостатки системы высшего образования, оплата труда, мало ориентированная на внедрение прогрессивных новшеств . [21. С.19, 21-22].

Промышленная автоматизация фактически включила автоматизацию производства, автоматизацию технологических процессов, автоматизацию управления производства.

По существу, восьмая пятилетка положила начало массовому созданию и внедрению АСУ – автоматических систем управления на основе использования электронно-вычислительной техники. Не случайно в статистических сборниках сведения об АСУ появились лишь после 1966–1970 гг.

В 1970-х – 1980-х гг. внедрялись в производство два класса АСУ: 1) системы управления технологическими процессами (АСУТП) или функционирующими сложными машинами; 2) системы организационного управлениям производством (АСУП) [ 20. С. 136]..

В 1970-1980-е гг. промышленная автоматизация стала осуществляться на принципиально новой технической основе. За годы одиннадцатой пятилетки производство микропроцессоров выросло почти в пять раз, микроЭВМ – в два раза [26. С. 31]. Ключевым направлением промышленной автоматизации стала роботизация. Считалось, что "создание промышленных роботов явилось одним из крупнейших процессов последнего времени". Внедрение промышленных роботов в производство предполагало наряду с автоматизацией производства максимально освобождение человека от вредных для его здоровья условий труда, таких как сварочные и окрасочные работы [33. Оп.13. Д. 1997. Л. 71, 83].

История развития промышленной робототехники на территории России берет свое начало с середины 60-х годов. В 1971 г.впервые в СССР был создан отечественный про­мышленный робот «Универсал-50М»[ 47]. По оценкам экономистов 1980-х годов, применение роботов повышало производительность труда в 2-3 раза. Годовая экономия от внедрения одного робота достигала в среднем 8-12 тысяч рублей. Наряду с производством многофункциональных промышленных роботов с пятью-восемью степенями подвижности рос выпуск роботов с цикловым управлением, а также специализированных роботов в составе автоматизированных технологических комплексов.

В отечественном станкостроении были созданы гибкие производственные системы, в состав которых входили станки с ЧПУ, ЭВМ, автоматизированные транспортно-накопительные устройства и промышленные роботы. Производительность станков с ЧПУ в таких системах в 1,5 – 2 раза была выше, чем суммарная производительность такого же парка отдельных станков за счет более рационального их использования. Внедрение гибкого комплекса механообработки сложных корпусных деталей на станках типа «обрабатывающий центр» позволяло повысить производительность труда в 2-2,5 раза, фондоотдачу на 15-20%, сократить парк оборудования в два раза и длительность цикла изготовления деталей в три раза. В 1986 г. в промышленности СССР насчитывалось более 50 гибких производственных систем разного назначения [26. С.33- 34]

Создание «безлюдных» заводов рассматривалось в исследуемый период как перспектива развития производства. К середине 1980-х гг., по оценкам академика К.В. Фролова, промышленность СССР была готова к внедрению автоматических обраба тывающих комплексов на базе трех основных групп оборудования:

Как оценить произошедшее в исследуемый период? По количественным и многим качественным параметрам произошел прорыв. В 1960 г. выпуск автоматических и полуавтоматических линий для машиностроения и металлообработки составил 174 комплекта, в 1970- г. – 814, в 1985 г. – 1049. В отчетах ЦСУ автоматические манипуляторы с программным управлением появились в 1975 г., их насчитывалось 100 штук, в 1980 г. – 1,6 тысячи, в 1985 г. – 15,2 тысячи. В 1971 г. промышленность СССР имела 10917 автоматических линий, в 1981г. – 27386, в 1985 г. - 34278 [24. С.77; 25. С.87; 39. С. 73]

Примером комплексной автоматизации являлся Волжский автозавод. На Волжском автозаводе в начале 11-й пятилетки из 16,5 тысяч единиц основного технологического оборудования 12% входило в состав более 300 автоматических линий. Остальное основное оборудование являлось специальным, работавшем в автоматическом или полуавтоматическом режиме. На базе ЭВМ на заводе осуществлялись: оперативное календарное планирование, учет движения материалов и комплектующих изделий, расчеты по труду и заработной плате, цикл системы ремонтообслуживания. Использование ЭВМ на заводе составляло 21,5 часа в сутки, что было в два раза выше, чем в среднем по другим предприятиям области. За годы одиннадцатой пятилетки на ВАЗе было собрано почти 6 тысяч роботов МП-96 и 60 роботов типа «Бетта». В «Бетте» были расширены технические возможности обычных промышленных роботов. [1. С.82-83; 31. С. 182].

Развитие промышленной автоматизации в СССР отразило, с одной стороны, способность государства с плановой экономикой и командно-административной системой управления сосредоточить силы и средства для быстрого развития нового направления в научно-техническом прогрессе, а с другой - его недостатки, тормозившие выход отечественной науки, техники и промышленности на мировой уровень. На рубеже 1950-1960-х гг. в автоматизации производства обозначился ряд проблем. Одна из них – отсутствие координации работы. По свидетельству первого секретаря Куйбышевского обкома КПСС А.С. Мурысева, нередко конструкторы родственных предприятий трудились над решением одних и тех же технических проблем. Например, над проектированием упаковочных автоматов длительное время разрозненно работали конструкторы 4 ГПЗ и завода им. Куйбышева. Другая проблема – слабое участие в проектировании автоматических и автоматизированных линий ученых вузов и НИИ [22. С. 70].

К сожалению, на протяжении исследуемого периода проблемы только нарастали. Например, манипуляторы изготавливались предприятиями разных отраслей: приборостроения, средств автоматизации и систем управления; автомобильной, электронной, радиопромышленности. Каждое ведомство шло своими путями, ограничиваясь силами своих специалистов. Вместо должной кооперации наблюдалось распыление ресурсов. Но предприятия нередко были вынуждены обращаться к собственному изготовлению средств автоматизации. XXV съезд КПСС (1976) поставил задачу организовать производство роботов (манипуляторов с программным управление), позволяющих автоматизировать тяжулые физические и монотонные работы. Государственный план выпуска роботов был значительно перевыполнен, но число заявок предприятий намного превышало количество произведенных манипуляторов. За десятую пятилетку машиностроительные предприятия получили всего 7 тысяч автоматических манипуляторов, что позволило высвободить от тяжелого ручного труда лишь 20 тысяч рабочих [Экономическая газета. 1981. № 11. С. 24].

Рынок промышленной автоматизации и АСУ технологий производства сохранял свою корпоративность, закрытость. Что говорить о взаимоотношениях между ведомствами, если нередко внутри организаций координация была слабой. В качестве примера можно привести ситуацию в Куйбышевском отделении. Государственного научно-исследовательского и проектного института по внедрению вычислительной техники в народное хозяйство. Его заведующий при подведении итогов работы отделения за 1972 г. С.Б. Павлятчик в своем распоряжении отмечал: "Итоги работы отделения в 1972 г говорят о наличии серьезных недостатков в работе отделов, лабораторий и групп. Не налажены вопросы взаимной связи и координации деятельности подразделений, отсутствовали согласованность в принятии принципиальных технических решений и контроль за качеством выполняемых работ. Руководители и разработчики редко обменивались взаимной консультацией. В результате в проектной документации допускался разнохарактерный подход к выбору задач и их постановке [32. Оп. 1-6. Д. 11. Л.1] .

Более 20 министерств занимались проблемой разработки и внедрения роботов в промышленность. В 1981-1983 гг. и в первой половине 1984 г. количество выпущенных роботов превысило в 1,3 раза плановые показатели, но внедрено было всего 55% сделанного [36]. Нередко средства автоматизации встраивали в старую технологию, что снижало эффективность внедрения роботизации, инструментов управления. Высокой являлась и стоимость автоматического оборудования. Приведем два примера.

В 1965 г. предприятия Министерства станкостроительной промышленности и их смежники изготовили 37 станков с ЧПУ, в 1970 г. – 1687, в 1972 г. – более 3 тысяч. Одновременно обнаружился значительный рост стоимости автоматического оборудования, который в ряде случаев шел намного быстрее, чем соответствующее увеличение производительности этого оборудования, а в других – был вызван простым завышением цен. Это осложняло внедрение новой техники. Для предприятий более выгодным оказывался выпуск ранее освоенной продукции. Так, завод «Красный пролетарий» в 1968 г. начал собирать станки с программным управлением, но даже через три года их трудоемкость была выше, чем при сборке серийных станков, выпускавшихся с 1956 г. Аналогичные ситуации наблюдались и на многих других станкостроительных заводах [6. С. 38-39, 86-90]. Что сдерживало увеличение выпуска станков с ЧПУ на станкостроительных заводах? Отсутствие таких комплектующих изделий, как измерительный преобразователь для станков класса точности А и С; устройство цифровой индикации; устройство ЧПУ; комплектные электроприводы на базе высокомоментных электродвигателей, которые не изготавливались отечественной промышленностью и существовали как опытные образцы [1. С. 80].

Второй пример - письмо в Совет министров СССР председателя Всесоюзного совета научно-технических обществ (ВСНТО) академика А.Ю. Ишлинского, в 1985 году, в котором приводились следующие факты: "затраты на роботизацию единицы оборудования составляют порядка 50 тыс. рублей. Это вызывает увеличение годовых эксплуатационных затрат на 10 тыс. рублей, а экономия - не более 4 тыс. рублей. Следовательно, если даже промышленный робот работает надежно и высвобождает человека от некоторых ручных операций, внедрение одного загрузочно-транспортного робота приносит годовые убытки 5-7 тыс. рублей". Зачастую, эти убытки были гораздо выше, так как не были должным образом построены процессы ремонта и технического обслуживания новой техники, а иногда и число работников, дополнительно задействованных для проектирования, изготовления, обслуживания и ремонта оказывалось больше, чем высвобожденных2. [ 33.Л. 75.]. В 1981-1984 гг. было внедрено около 600 промышленных роботов. Затраты на роботизацию составили 10 млн.руб., что повлекло увеличение годовых эксплуатационных затрат (амортизация, ремонт, обслуживание) на сумму около 2 млн.руб., а экономический эффект составил лишь 18 тыс. руб. Затраты на обслуживание роботов были почти втрое выше, чем стоимость самих роботов, при этом обслуживающие механизмы и элементы часто не поставлялись в комплекте с роботом, и предприятиям приходилось самостоятельно проектировать и изготавливать недостающие части в кустарных условиях. Промышленные роботы рассматривались не как действенное средство интенсификации производства, а лишь как некий эквивалентный заменитель человека на ручных работах". В связи с этим "достижением объявляется сам факт замены ручного манипулирования автоматическим независимо от назначения и условий применения промышленных роботов, их быстродействия и надежности в работе, стоимости". Также отмечалось в документе, во многих министерствах "сложилась практика принудительного планирования роботизации "сверху", что "провозглашенные волевым образом по министерству обязательства далее механистически развертываются по предприятиям и объединениям, без анализа конкретных потребностей и возможностей, но со строжайшими санкциями за невыполнение" [33.. Л. 72-73].

Часть руководителей предприятий стали скептически относиться к применению роботов, другие считали необходимым применение роботов, но только по причине нехватки рабочих рук [27. С. 10]. C 1970-х годов, в условиях существовавшей до середины 1980-х гг. благоприятной для СССР сырьевой конъюнктуры мирового рынка и увеличения валютных поступлений, усилилось стремление хозяйственников к закупке импортного оборудования, что, в свою очередь, сокращало стимулы для отечественных заказов.

В данной статье отражена лишь часть проблем истории промышленной автоматизации в СССР. Дальнейшие исследования могут быть связаны с анализом историографии и источниковой базы, с изучением конкретного материала, роли личностного фактора, включая биографии ученых, министров, директоров, главных инженеров предприятий и других персонажей. Рассекречивание материалов по истории ВПК позволит уточнить, насколько была конкурентной промышленная автоматизация в оборонных отраслях.

Литература

  1. Абрамов И.А. Курсом эффективности. Куйбышев: Книжное издательство, 1982. – 160 с.

  2. Анчишкин А.И. Наука-техника-экономика. М.: Экономика, 1986. – 196 с.

  3. Артемов Е. Т. Научно-техническая политика в советской модели позднеиндустриальной модернизации. М.: РОССПЭН, 2006. - 256 с.

  4. Бокарев Ю.П. СССР: становление постиндустриального общества на западе, 1970-1980-е годы. М.: Наука, 2007. – 381 с.

  5. Большая советская энциклопедия. 2-е изд. Т.1. М.: Государственное научное издательство «Большая советская энциклопедия», 1949. –732 с.

  6. Васильев Г. А .Повышение эффективности комплексной автоматизации. М. : Московский рабочий, 1974. - 128 с.

  7. Гайдар Е.Т. Экономические реформы и иерархические структуры. М.: Наука. 1990 219 с.

  8. Гарынов А.А. История производства и применения в народном хозяйстве СССР электронно-вычислительной техники в 40-80-е гг. ХХ в.//Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского. Гуманитарные науки. 2010. № 15 (19). С. 75-84.

  9. Гарынов А.А. Государственная политика СССР в области научно-технического развития в 1950–1980-е гг.// Известия Пензенского государственного педагогического университета имени В. Г. Белинского. Гуманитарные науки. 2012. № 27. С. 555-560.

  10. Глотов В. II. О некоторых уроках исторического опыта деятельности КПСС во второй половине 1950-х -первой пол. 1960-х годов//Вопросы истории КПСС. - 1988. -№ 4. - С. 57-73.

  11. Горохов В.Г. история развития автоматизированных систем управления в Советском Союзе в 60-Е – 70-Е гг. ХХ века// XII Всероссийское совещание по проблемам управления (ВСПУ-2014). Москва, 16–19 июня 2014 г. Труды. [Электронный ресурс], место издания ИПУ РАН Москва. C.7736-7749.

  12. XXII cъезд КПСС. 17—31 октября 1961 года: Стеногрвфический отчет. Т.3.М.: Госполитиздат, 1962.- 592 с.

  13. Ищенко А.М. Отечественное приборостроение: Становление и развитие. Монография. - М.: «Научтехлитиздат», 2011. - 80 с.

  14. Кибернетику на службу коммунизма./ Ред. А.И. Берг. М.; Л.: Госэнергоиздат, 1961.

  15. Кирилюк Н.И. Организация внедрения АСУП // Механизация и автоматизация управления. 1972. № 6. С. 34–39.

  16. Крайнева И.А., Пивоваров Н.Ю., Шилов В.В. . Становление советской научно-технической политики в области вычислительной техники (конец 1940-х – середина 1950-х гг.)// Идеи и Идеалы. 2016. № 3(29). Т. 1 . С. 118-135.

  17. Кутейников А.В. Первые проекты автоматизации управления советской плановой экономикой в конце 1950-х и начале 1960-х гг. — «электронный социализм»? // Экономическая история. Обозрение. Вып. 15. М., 2011. С. 124-138.

  18. Кутейников А .Советский опыт внедрения информационных технологий в экономику страны (на примере истории проекта общегосударственной автоматизированной системы управления народным хозяйством СССР (ОГАС) в 1960-1980-х годах)// Экономическая политика. 2012. № 4. С. 39-67.

  19. Лельчук В.С. Научно-техническая революция и промышленное развитие СССР. М.: Наука, 1987 . – 286 с.

  20. Марков Н.В. Научно-техническая революция: анализ, перспективы, последствия. М.: Политиздат, 1973. – 239 с.

  21. Моисеев Н.Н. Слово о математике // Наука и жизнь. 1967. № 7. С. 16-24.

  22. Мурысев А.С. На новые рубежи. Куйбышев: Куйб. книжное издательство, 1960. – 112 с.

  23. На пороге кризиса: нарастание застойных явлений в партии и обществе/Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. М.: Политиздат, 1990. -447 с.

  24. Народное хозяйство СССР в 1985 г.: Стат. ежегодник. М.: Финансы и статистика, 1986. – 581 с.

  25. Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный стат. ежегодник. М.: Финансы и статистика, 1987. – 766 с.

  26. Научно-технический прогресс и творчество масс. М.: Профиздат, 1986. – 184 с.

  27. Научно-технический прогресс на службе пятилетки. Куйбышев: Кн. изд-во, 1985.- 160 с.

  28. Научно-технический прогресс: Словарь. М.: Политиздат, 1987. 366 с.

  29. Никаноров С.П. АСУ: взгляд из 90-х в 60-е. К 70-летию первого в стране Главного конструктора «АСУ завода» Юрия Михайловича Репьева // Экономическая газета. 1999. № 39-40.

  30. Опенкин Л.А. Сила, не ставшая революцией. (Исторический опыт разработки КПСС политики в сфере науки и технического прогресса. 1917 – 1982 гг.). Ростов-н/Д.: Изд-во Рост. ун-та, 1990. – 219 с.

  31. Поступь трудовая. 1981-1985. Куйбышев: Куйб. книжное издательство, 1986. – 360 с.

  32. Российский государственный архив в городе Самаре. Фонд Р-773: НПО "Информатика" и его предшественники.

  33. Российский государственный архив экономики. Фонд 9480 - Государственный комитет по науке и технике СССР. Оп 13. Д.1997.

  34. Сенявский А.С. Раннеиндустриальная модернизация в Российской империи и СССР: компаративный анализ (теоретические аспекты) // Экономическая история России: проблемы, поиски, решения. Вып. 9. Волгоград, 2007. С. 94-107/

  35. Словарь иностранных слов вошедших в русский язык / Под ред. Т.М. Капельзона. М.: Государственное словарно-энциклопедическое издательство «Советская энциклопедия», 1933. – 1502 стб.. с приложениями.

  36. Советская Россия. 1986. 29 мая.

  37. SORUCOM-2006: Развитие вычислительной техники в России и странах бывшего СССР: история и перспективы: Материалы международной конференции (3-7 июля 2006 г.): в 2-х частях. Петрозаводск, 2006. Ч. I. 161 с. Ч. II. 192 с.

  38. SORUCOM-2014: Развитие вычислительной техники и ее программного обеспечения в России и странах бывшего СССР: история и перспективы: Материалы международной конференции (13-17 октября 2014 г.). Казань, 2014.- 418 c.

  39. СССР в цифрах в 1985 г.: краткий статистический сборник / Центр. стат. упр. при Совете Министров СССР. М.: Финансы и статистика, 1986. – 252 с.

  40. Стрюкова Е.П. Модели автоматизированных систем управления В СССР в 1950–1980-е гг.// Гуманитарные науки в Сибири. 2012. № 4. С. 70-73.

  41. Темирбулатова Р.Н. Процесс внедрения автоматизированных систем управления на промышленных предприятиях СССР в 1970-1980-е гг. (на материалах Куйбышевской области) // Экономические науки. – 2010. №1 (62). С.157-164.

  42. Техническая энциклопедия. Т.1. / Гл. ред. Л.К. Мартенс. М.: Акционерное общество «Советская энциклопедия, 1927. 440 с.

  43. Трапезников В.А. Управление и научно-технический прогресс. - М.: Наука, 1983. -224 с.

  44. Труды Второй Международной конференции «Развитие вычислительной техники и ее программного обеспечения в России и странах бывшего СССР» – SORUCOM-2011. Великий Новгород, 12-16 сентября 2011 г. Отв. ред А.Н. Томилин. Великий Новгород, 2011. 364 с.

  45. Фролов К.В. Научно-технический прогресс и современные задачи машиностроения. М.: Общество «Знание» РСФСФ, 1985. – 40 с.

  46. Хабибуллин Н.Ф. и др. Автоматизация управления предприятием. Казань: Татарское книжное издательство, 1972. - 238 с.

  47. Хронологический указатель важнейших событий в истории отечественной техники /http://astro.websib.ru/sprav/Tex-xron]

  48. Чуйкова Е. Ю. Опыт и уроки незавершенных поворотов 1956 и 1965 годов // Вопросы истории КПСС. 1988. № 4. С. 74-88.

  49. Шкабардня М.С. Автоматизация производственных процессов в народном хозяйстве СССР в XI пятилетке // Информационный бюллетень «Автоматизация -83». - М., 1982.

  50. Шокин А.И. Электронная вычислительная техника и автоматизация производства /Правда. 1959. 20 октября.

  51. Экономическая история СССР : очерки/ рук. авт. колл. Л.И. Абалкин. М.: ИНФРА-М, 2007. - 496 с.

  52. Юревич Е. И. Воспоминания политехника. На рубеже XXI века. СПб. : Изд-во Политехн. ун-та, 2015. – 199 с .

  53. Gomulka S. Slowdown in Soviet Industrial Growth, 1947-1985 Reconsidered // European Economic Review. 1977. Vol. 10. No. 1. P. 37-49.

  54. Krugman P. The Myth of Asia’s Miracle // Foreign Affairs. 1994. November/December. P. 62-78.

  55. Ofer G. Soviet economic Growth: 1928-1985 // Journal of Economic Literature. 1987. Vol. 25. No. 4. P. 1767-1833.

Об авторе: д.и.н
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева»  ул. Московское шоссе, 34, 443086 г. Самара, Российская Федерация
Материалы международной конференции Sorucom 2017
Помещена в музей с разрешения автора 12 Августа 2018

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2018