Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Материалы музея с 2013 по 2016 год  → Книги и компьютерная пресса  → Электронные версии книг  → Очерки истории отечественного телевидения  → 5. Становление и начальный период развития технических средств отечественного внестудийного ТВ-вещания

5. Становление и начальный период развития технических средств отечественного внестудийного ТВ-вещания

Вы также можете прочитать главу в формате pdf, 1.16 Мб

Появление внестудийного ТВ-вещания существенно расширило возможности ТВ как одного из главных источников информации. Показ по ТВ наиболее интересных и актуальных общественно-политических и культурно-просветительных мероприятий позволяет многомиллионной аудитории телезрителей присутствовать (быть участниками, очевидцами, зрителями) на спектаклях, концертах, фестивалях, торжественных собраниях и сборах, спортивных состязаниях и т. п. Все это предопределяет исключительную привлекательность внестудийных ТВ-программ.

Известно, что основные условия технической возможности осуществления внестудийных ТВ-программ – наличие передающих телевизионных камер высокой чувствительности и мобильного радиоканала (радиолинии) для передачи ТВ-сигнала с внестудийного объекта в телецентр – появились на более позднем этапе развития ТВ. По этой причине опытное внестудийное ТВ-вещание в нашей стране началось только в 1949 г. (в Москве стандарт разложения на 625 строк при 50 полях; в Ленинграде – на 441 строку при 50 полях) [1].

Часть 1. Становление технических средств отечественного внестудийного ТВ-вещания

Первые ленинградские передвижные телевизионные станции (ПТС).

В 1947 г. во Всесоюзном научно-исследовательском институте ТВ (ВНИИТ), в лаборатории, руководимой А. А. Сапожниковым, была разработана для Ленинградского телевизионного центра (ЛТЦ) первая в нашей стране передвижная ТВ-установка (ПТУ) типа ПТУ-47 для действующего тогда в ЛТЦ стандарта на 441 строку [2]. В ТВ-камерах использовались трофейные супериконоскопы типа IS-9. В Ленинграде 1 мая 1949 г. с помощью ПТУ-47 впервые в Советском Союзе проводилась ТВ-передача демонстрации с Дворцовой площади.

А. А. Сапожников (1908–1984)

А. А. Сапожников (1908–1984)

В 1949 г. на основе разработки и эксплуатации ПТУ-47 коллектив ВНИИТ: А. А. Сапожников [3] (руководитель разработки), В. С. Полоник, Н. С. Беляев, М. М. Клименова и др. – начали разработку ПТУ-49 в стандарте 625 строк на отечественной элементной базе и передающих ТВ-трубках типа супериконоскоп ЛИ-3. Были изготовлены два образца ПТУ-49 для проведения опытной эксплуатации в Ленинградском и Киевском телецентрах.

Разработка первых ПТУ и их опытная эксплуатация, безусловно, были большим достижением наших специалистов, хотя указанные ПТУ имели ряд существенных недостатков, и прежде всего недостаточную чувствительность передающих ТВ-трубок типа супериконоскоп для качественной работы из закрытых помещений.

Первая московская ПТС.

Первая попытка создания передающей аппаратуры для внестудийного ТВ-вещания в Москве была предпринята еще в конце 30-х годов, когда лаборатория МТЦ (руководитель А. П. Чернышев) начала проектировать ПТС [4] для передач с открытых площадок. Однако Великая Отечественная война вынудила прекратить эти работы.

С. В. Новаковский (1913–2004)

С. В. Новаковский (1913–2004)

В 1948 г. работниками МТЦ – главным инженером С. В. Новаковским и ст. инженером Л. Н. Шверник – было привезено из США мобильное ТВ-оборудование, приобретенное у фирмы RCA. Появление новой техники в МТЦ было своего рода технической сенсацией. Действительно, в ТВ-камерах использовался новый и наиболее чувствительный тип передающих ТВ-трубок – суперортикон [5], с которым наши специалисты на практике еще не были знакомы. Возможность получения ТВ-изображения хорошего качества при обычных условиях освещения в закрытых помещениях, когда в студии для этого требовалась освещенность в несколько тысяч люкс, безусловно, свидетельствовала о новом качественном скачке технического уровня передающей ТВ-техники. Особенностью мобильного ТВ-оборудования фирмы RCA была чемоданная конструкция всех (кроме ТВ-камер) блоков аппаратуры, что позволяло оперативно перевозить технику любым видом транспорта, переносить в любые помещения и буквально за полчаса коммутировать весь комплекс оборудования к работе. В состав оборудования входили: 2 камеры; 2 блока управления и контроля камеры; 2 блока питания камерного канала; блок коммутации камерных каналов, линейного видеоусилителя, служебной связи с камерами и их общий блок питания; синхрогенератор (генератор синхроимпульсов, ГС), состоящий из двух блоков (задающих и формирующих импульсов); главный (выходной) ТВ-монитор. В общей сложности оборудование состояло из одиннадцати основных узлов.

Начался период интенсивного изучения и обкатки оборудования. Проводились многочисленные технические пробы в МТЦ и на центральном стадионе «Динамо». На северной трибуне стадиона силами МТЦ было построено и оборудовано помещение для временной установки ТВи звуковой аппаратуры и дикторская кабина для телекомментатора. Для передачи ТВ-сигнала в МТЦ под трибунами стадиона было смонтировано радиопередающее оборудование в дециметровом диапазоне. Первые пробные передачи в эфир футбольных матчей (с уведомлением телезрителей о техпробе) начали проводиться с мая 1949 г.

Однако использованию указанной аппаратуры для внестудийного вещания из различных театрально-зрелищных учреждений Москвы мешал ряд принципиальных моментов:

  • отсутствие мобильного радиоканала (радиолинии);
  • необходимость стационарного и эксплуатационно удобного размещения оборудования в автобусе.

Иными словами, нужно было создавать ПТС на базе американской портативной установки [6]. Благодаря энергичным поискам А. Г. Аронова – ведущего телеоператора и Л. Н. Шверник – ст. инженера АСБ МТЦ, удалось решить проблему с приобретением большого пассажирского автобуса фирмы «Шкода» с чехословацкой выставки в Москве. Работы по созданию ПТС проводились очень интенсивно многими сотрудниками телецентра во главе с его главным инженером С. В. Новаковским.

Вопросами конструирования, размещения и монтажа оборудования в автобусе занимались недавно окончившие Московский электротехнический институт связи (МЭИС) инженеры ПТС Л. И. Бухман (Минц) [7], Е. Л. Шор, Л. С. Лейтес [8] и выпускник Политехникума связи ст. техник Л. С. Львов. Кроме того, много было сделано руководителем механической мастерской МТЦ И. Ф. Григорьевым, начальником гаража МТЦ Г. С. Кременицким, инженером-электриком В. М. Маловым и др. Разработкой и изготовлением первой в Советском Союзе мобильной радиолинии (р/л) в трехсантиметровом диапазоне с частотной модуляцией для передачи ТВ-сигнала ПТС в телецентр занималась производственная лаборатория МТЦ в следующем составе: А. М. Варбанский (руководитель лаборатории), В. С. Красулин, В. С. Ястребов, Д. Ф. Булле [3], Ю. Б. Груздев, Л. С. Прокопеня и др. Указанная р/л ПТС конструировалась с использованием отечественных и импортных комплектующих изделий, где основным элементом был маломощный отражательный клистрон на волне 3 см в качестве генератора в передатчике и гетеродина в приемнике. Сложную работу по монтажу антенного оборудования и стационарной прокладке соединительных кабелей между верхними приемниками р/л на самой верхней площадке башни Шухова (на отметке 150 м) и нижними приемниками, установленными в здании УКВ телевизионной радиостанции, провели антенщики-мачтовики И. П. Назаренко [3] и И. С. Страхов.

Разработанная в МТЦ р/л ПТС обеспечивала дальность действия около 20 км (с параболическими антеннами диаметром 1,5 м, с облучателем в виде волноводного рупора в фокусе зеркала антенны). Необходимая для сантиметрового диапазона радиоволн прямая видимость с крыши объекта трансляции или соседнего дома на отметку 150 м башни Шухова во многих случаях создавала трудности в технической организации передачи. Специфика р/л требовала для каждого нового объекта предварительного обследования, так как при существующей плотной и многоэтажной застройке Москвы вероятность отсутствия прямой видимости была весьма большой.

Изготовленная р/л не была рассчитана на передачу звуковой программы. Поэтому звук ТВ-программы передавался по проводным каналам. При передаче из концертных залов, театров и стадионов использовались качественные проводные каналы радиовещания Московской дирекции радиосвязи и вещания (МДРСВ) Минсвязи СССР, а во всех других случаях – скроссированные в МТЦ телефонные линии. При телевизионных трансляциях из объектов, где имелись трансляционные пункты (транспункты) МДРСВ, формирование звуковой программы осуществлялось техническими средствами и персоналом этой организации. Для создания звуковой программы из других внестудийных объектов применялась достаточно портативная американская аппаратура (микшер на четыре микрофонных входа, промежуточный и линейный усилители). Звуковая аппаратура ПТС при трансляциях выносилась из автобуса к месту события.

ПТС-МТЦ официально была принята в эксплуатацию в марте 1950 г., хотя, как уже отмечалось, пробные передачи футбольных матчей начались с мая 1949 г.

Теперь об основных недостатках и технических проблемах эксплуатации ПТС-МТЦ:

  • отсутствие видеомикшера. В схеме блока линейного видеоусилителя был заложен только режим коммутации ТВ-камер без микширования;
  • генераторы разверток передающих телевизионных трубок построены по схеме внешнего возбуждения. В камерах отсутствовали схемы защиты суперортиконов при неисправностях разверток. В генераторах строчной и кадровой развертки камеры отсутствуют задающие генераторы. Поэтому здесь синхронизирующие (ведущие) импульсы ГС являются задающими. Если ГС выключен, то развертка в камере не работает. Пропадание или искажение ведущих импульсов (обычно в камерном кабеле, например, при неплотном сочленении камерных разъемов и т. п.) приводило к прекращению или искажению отклоняющего тока и, как следствие, к прожиганию мишени суперортикона;
  • наличие только двух камер. И здесь следует выразить большую признательность специалистам НИИ-100 Минсвязи СССР (туда перешел возглавлять отдел телевидения С. В. Новаковский), которые в довольно сжатые сроки сделали копию американского канала полностью на отечественных элементах и деталях. Среди больших энтузиастов этой важной работы прежде всего следует отметить А. Н. Булдакова и С. И. Бляхера;
  • трудности эксплуатации р/л. Отсутствие дистанционного управления приемными антеннами, установленными на поворотных штативах на самой верхней площадке башни Шухова, не позволяло оперативно готовить внестудийные передачи. Каждой настройке р/л предшествовал 20-минутный подъем антенщика-мачтовика в облегченной, открытой люльке, поднимаемой тросом с помощью электролебедки. При этом ни одна из внестудийных передач не отменялась ни в сильный мороз, ни в ветер или дождь. Кроме того, специфика использованного 3-сантиметрового диапазона частот требовала очень точной ориентировки и весьма жесткого закрепления приемных и передающих антенн (ширина диаграммы направленности около 3 градусов). Следует также заметить, что выбор диапазона 3 см не был оптимальным и с точки зрения распространения радиоволн в зависимости от погодных условий. Так, в летний период во время футбольных трансляций были случаи почти полного пропадания канала связи из-за проливных дождей;
  • отсутствие вспомогательной специализированной машины. Известно, что в технологическом процессе внестудийной передачи задействовано большое количество камерного и других типов кабелей, разного типа разборных станков для установки ТВ-камер и множество других вспомогательных приспособлений.

До 1955 г. ПТС-МТЦ была единственным техническим передвижным комплексом, который обеспечивал проведение внестудийных ТВ-передач в Москве. За этот период проведены сотни внестудийных трансляций. Среди них незабываемые общественно-политические мероприятия, международные футбольные соревнования, спектакли Большого и Малого театров, цирковые программы, встречи международных политических деятелей на аэродромах и многое другое.

Кроме того, ПТС-МТЦ принимала участие во многих экспериментах по использованию ТВ в промышленности и медицине. Эти опыты, по существу, положили начало прикладному ТВ.

За время эксплуатации ПТС-МТЦ был приобретен бесценный опыт не только работниками станции, но и разработчиками первой отечественной ПТС (ПТС-52). В ПТС-52 были учтены сильные и слабые стороны многих схемных и конструкторских особенностей ПТС-МТЦ, которая была использована как прототип для разработки последующих отечественных промышленных образцов ПТС. Необходимо также отметить, что ПТС-МТЦ фактически была единственным в стране полигоном испытания передающих трубок разработки ВНИИЭЛП. Опытные образцы суперортиконов испытывались на реальных передачах, хотя это было связано с риском выхода трубок из строя (при наличии всего двух ТВ-камер). Практически все модификации 76-миллиметровых суперортиконов проходили апробацию на ПТС-МТЦ при непосредственном участии таких ведущих специалистов ВНИИЭЛП, как Б. В. Круссер, П. Л. Соколова, А. Г. Матвеева (Хватовкер) и др.

Первые серийные отечественные ПТС на суперортиконах (ПТС-52 и ПТС-3).

Разработка первой ПТС-52 на трубках типа суперортикон во ВНИИТ началась в 1950 г. под руководством А. А. Сапожникова [2], базируясь на опыте разработки и эксплуатации первых ПТУ-47 и 49 в ЛТЦ и на ПТС-МТЦ. Главным конструктором ТВ-камер (КТ-6) был Б. А. Берлин. Звуковое оборудование разработал ИРПА (главный конструктор – В. С. Неманов). Опытный образец ПТС-52 вводился в эксплуатацию в 1954 г. в Киеве. В камерах КТ-6 использовались сначала трубки ЛИ-13, а затем ЛИ-17. Серийные ПТС-52 стали выпускаться на ленинградском заводе «Волна». Первые образцы поступили в ЛТЦ и МТЦ в 1955 г. В Москве окончательную приемку в эксплуатацию проводили на Красной площади в канун первой праздничной трансляции парада и демонстрации 1 мая 1956 г. Трансляцию торжеств с Красной площади проводили двумя ПТС, одна из которых была ПТС-52. Ответственным представителем ВНИИТ при сдаче ПТС-52 был ведущий конструктор В. А. Давлианидзе – один из самых активных создателей различного класса внестудийной техники.

В аппаратуру ПТС-52 разработчиками было внесено много новшеств, таких как:

  • блочная (на разъемах) конструкция всех звеньев ПТС, чего не было в ПТС-МТЦ. Это нововведение было особенно полезным при оперативном ремонте ТВ-камер во время спектаклей, когда в зале темно и соблюдается тишина;
  • более широкий набор объективов, среди которых были первые опытные образцы светосильных и коротких по длине длиннофокусных («ломаных») объективов [9] с фокусными расстояниями 750 и 1000 мм;
  • видеомикшер;
  • пульт звукорежиссера предусматривал работу до 6 микрофонов или 5 микрофонов плюс магнитофон;
  • р/л ПТС работала в 12-сантиметровом диапазоне (практически всепогодная по условиям распространения радиоволн) с передачей звука на отдельной частоте (несущая для передачи видео – 2500 МГц, несущая для передачи звука – 2550 МГц). Модуляция – частотная. Передача обеих несущих осуществлялась через одну, общую параболическую антенну диаметром 1,5 м с двойной поляризацией. Дальность действия – 20 км. Три верхних приемника с параболическими антеннами, установленными на платформах с дистанционной ориентировкой антенн на объект передачи из помещения радиорелейной приемной аппаратной (РПА), были смонтированы на башне Шухова (на отметке 125 м в вершинах равностороннего треугольника). Это обеспечивало прием сигналов ПТС с любого направления одновременно на два канала. Очень полезным в указанной р/л было дистанционное управление приемными антеннами из аппаратной, что существенно сокращало время развертывания и готовность ПТС к передаче. В создании первой отечественной р/л, изготовленной полностью на отечественных узлах и деталях, принимало участие много специалистов ВНИИТ, среди которых особо следует отметить к. т. н. В. И. Богомолова [10], Н. Ю. Баймакова, П. Е. Чернова [11];
  • наличие вспомогательной машины ПТС в автобусе типа ЗИЛ-155. Большую часть автобуса (примерно 2/3) составлял отсек для транспортировки кабелей, намотанных на барабаны, с возможностью намотки и размотки без выноса барабанов из машины. Небольшая часть кабелей была намотана на выносные барабаны. В этом отсеке перевозилось и другое вспомогательное оборудование ПТС. Во втором, малом отсеке размещалось звуковое оборудование ПТС и ящики для транспортировки и переноски ТВ-камер, оптики и радиопередатчиков р/л. Звуковая аппаратура могла работать как в автобусе, так и при выносе на место события. Параболические антенны обычно перевозились на крыше вспомогательной машины.

Однако следует отметить, что оборудование ПТС-52 в целом было довольно громоздким, имело низкую надежность и потребляло большую мощность. Камерный кабель (с виниловым покрытием) имел недостаточную эластичность при зимних температурах.

Большое количество технических и технологических замечаний, выявленных в процессе эксплуатации ПТС-52, вынуждало работников телецентров проводить усовершенствования. В частности, многое было сделано персоналом ПТС Рижского телецентра [12]. Ленинградскому ОКБ «Волна» совместно с ВНИИТ удалось существенно модернизировать ПТС-52, в результате появилась станция ПТС-3 [13]. В разработку станции этого типа большой вклад внесли ведущие инженеры ОКБ С. Я. Бейлин (в целом по всей ПТС-3), Р. А. Гамбург (передающие камеры) [14] и ВНИИТ Б. А. Берлин (камеры и камерные каналы). Одна из первых станций ПТС-3 успешно экспонировалась на Всемирной выставке в Брюсселе в 1958 г. Изготовлению и подготовке ПТС для Всемирной выставки уделялось большое внимание, уж слишком престижным был сам факт предстоящей демонстрации станции за рубежом. Госкомиссия с участием представителей ВНИИТ, МТЦ и ЛТЦ в процессе приемки ПТС специально для Всемирной выставки внесла много полезных предложений по дальнейшему совершенствованию станции. Работники телецентров, получивших серийные ПТС-3, также продолжали ее модернизацию своими силами. Например, модернизацию микшерно-коммутаторного устройства провел МТЦ [15].

О недостатках всех типов ПТС с передающими трубками типа суперортикон

  1. Относительно высокий уровень шумов. На ТВ-изображении, даваемом трубкой типа суперортикон, всегда были заметны шумы, особенно на самых темных сценах. Более высокое отношение сигнал/шум в супериконоскопе, чем в суперортиконе, а также более крупнозернистый характер шума определяли и худшую, чем в супериконоскопе, различимость воспроизводимых градаций яркости. При хороших условиях освещения качество студийной картинки всегда было лучше, чем внестудийной.
  2. Послеизображение. Известно, что в суперортиконах остаточное послеизображение («пропечатывание») неподвижного оптического изображения на мишени трубки являлось в то время одним из существенных недостатков. При этом указанный дефект особо заметно проявляется после длительной эксплуатации трубок. Чаще всего «пропечатанными» изображениями (в негативе) были испытательная таблица, титровые надписи, лампы люстр и т. п. Остаточное послеизображение по окончании проекции неподвижного изображения держится достаточно долго, что определяется длительностью проекции, интенсивностью проецируемого изображения и степенью выработки ресурса работы трубки. С указанным дефектом суперортикона боролись всевозможными способами: более тщательно стали следить за тепловым режимом, поскольку наиболее сильно «пропечатывание» наблюдалось в «холодных» трубках; предельно сокращали время настройки трубок по испытательной таблице. Эффективным, хотя и весьма примитивным оказался способ, когда телеоператоры, работающие на показе общего плана сцены, давали медленное и в очень небольших пределах панорамирование камер в паузах их включения в эфир.
  3. Трудности показа темных сцен спектаклей. Известно, что нет практически ни одного спектакля, где не было бы темных сцен, когда освещенность даже для суперортиконов оказывалась недопустимо низкой. Какие виделись в то время решения этой проблемы:
    • проведение специальных трактовых репетиций с привлечением шеф-осветителя театра для выявления возможности увеличения уровня освещенности наиболее темных сцен без ущерба восприятия зрителем театра художественного оформления спектакля;
    • внедрение в практику так называемых откупных спектаклей, когда спектакль проводился только для ТВ при освещенности темных сцен на уровне достаточно хорошего ТВ-показа. При этом в зрительный зал приходили зрители по бесплатным билетам. Преимуществом таких «откупных» спектаклей было еще и то, что расстановка ТВ-камер проводилась более удачно с точки зрения показа, и при этом можно было не учитывать того, что приглашенным зрителям мешала ТВ-камера с телеоператором на специальном станке или площадке;

Попыткой решения трудностей показа темных сцен было применение инфракрасной подсветки. Чувствительность суперортиконов типа 2Р23 и первых отечественных трубок типа ЛИ-13 в области инфракрасной части спектра одно время вселяла надежду на успешное применение инфракрасной подсветки для показа по ТВ самых темных сцен спектаклей. Первые опыты по использованию инфракрасной подсветки проводились в Москве в начале 50-х годов при телепередачах спектаклей из Большого театра. При этом действительно самые темные сцены спектакля стали воспроизводиться с более высоким качеством без нарушения световой партитуры и художественного восприятия темных сцен зрителями в зале. Однако небезынтересно отметить, что такая невидимая подсветка может выявить нежелательный показ отдельных элементов художественно-декоративного оформления темных сцен спектаклей и тем самым, так сказать, «разоблачить» отдельные способы и приемы «кухни» декораторов, которые зрителям в зале должны быть незаметны. Так, во время ТВ-трансляции оперы «Садко» инфракрасная подсветка «высветила» то, как рабочие сцены за тюлевыми занавесами переносили макеты рыбок, имитируя их движение по морскому дну. Кроме того, использование инфракрасной подсветки приводило к эффекту «переодевания». Суперортиконы 2Р23 и ЛИ-13 имели разброс спектральных характеристик в инфракрасной части спектра. Визуально это приводило в ряде случаев к мгновенному «переодеванию» актеров, спортсменов при переключении ТВ-камер, так как фактура материала одежды воспроизводилась по-разному одним и тем же типом передающей трубки.

Передачи с использованием инфракрасной подсветки проводились и в Киеве в 1956 г. [16] (в частности, при ТВ-трансляции спектакля «Егор Булычев и другие»). Опыты по применению невидимой подсветки осуществлялись и в Рижском телецентре в 1959 г. Позднее теоретическую проработку этого вопроса провел один из ветеранов внестудийного ТВ-вещания к. т. н. А. Я. Хесин [17], ранее работавший на ПТС Рижского телецентра.

Накопив некоторый опыт применения инфракрасной подсветки, в МТЦ довольно быстро поняли нецелесообразность и неперспективность использования невидимой подсветки темных сцен. Основанием к тому, кроме опыта проведения таких трансляций, было также сравнение качества черно-белого ТВ-изображения, получаемого трубками 2Р23, ЛИ-13 и появившимися тогда новыми американскими трубками типа 5820 фирмы RCA и английскими Р807 фирмы EEV Co. Трубки 5820 и Р807, как и все модификации отечественных суперортиконов (ЛИ-17, ЛИ-201 и др.), имели висмуто-серебряно-цезиевый фотокатод, спектральная характеристика которого близка к кривой видности глаза и нечувствительна к инфракрасной части спектра. Сравнение было явно в пользу трубок с висмуто-серебряно-цезиевым фотокатодом. ТВ-изображение было сочным (контрастным), губы актера темными, а не серыми или даже белесыми при трубках типа 2Р23 и ЛИ-13. Кроме того, необходимо принять во внимание, что подавляющая часть сюжетов внестудийной программы проводится при достаточной освещенности, и ради улучшения показа отдельных темных сцен ухудшать качество и восприятие цветов в черно-белом изображении для большинства показываемых сцен явно нецелесообразно. По этой причине от использования суперортиконов с чувствительностью в инфракрасной части спектра отказались, а телезрителей перед началом трансляции предупреждали: «Из-за низкой освещенности сцен возможны затемненные кадры».

Полустационарные и стационарные телевизионные трансляционные пункты.

Опыт эксплуатации московской ПТС выявил целесообразность организации полустационарных телевизионных трансляционных пунктов (ПСТТП) в местах, откуда часто проводились передачи, с целью ускорения и облегчения развертывания ПТС. К тому же временная прокладка кабелей в зале мешает зрителям, неизбежно пачкает полы, двери и т. п. В состав ПСТТП входили: площадка с антеннами р/л на крыше здания; камерные кабели, проложенные к типовым точкам расстановки ТВ-камер в зале; кабели к радиопередатчикам; линии звуковой частоты к аппаратной звукового транспункта; линии связи. Указанные кабели для подключения к ПТС заведены на специальный кабельный щит в помещении СТТП. В этом помещении находится и силовой щит для электропитания ПТС. Аналогичные ПСТТП стали создаваться и в Ленинграде. Со временем эффективность ПСТТП в Москве снизилась, поскольку парк ПТС стал возрастать за счет поступления в основном импортных ПТС, каждая из которых имела свой тип камерного кабеля, а р/л оборудование использовало другой тип антенн и соединительного кабеля «передатчик – блок управления передатчиком».

Серийный выпуск ТВ-оборудования, входящего в состав ПТС-52, позволил на его основе создать в Москве и Ленинграде стационарные телевизионные трансляционные пункты (СТТП) в местах, где часто проводятся передачи или объекты передач размещаются поблизости друг к другу. Так, первый СТТП (на шесть камерных каналов) был построен силами ленинградского завода «Волна» в Москве на Центральном стадионе в «Лужниках» для передач с Большой спортивной арены (БСА) и введен в эксплуатацию к открытию 1-й Спартакиады народов СССР в 1956 г. (ведущий конструктор проекта Г. А. Френкель). Кроме СТТП на БСА, в «Лужниках» были построены в том же году ПСТТП во Дворце спорта, на Малой спортивной арене (МСА) и в бассейне. Затем вошли в строй театральные СТТП в Москве и Ленинграде. В Москве СТТП на четыре камерных канала был размещен в жилом доме около Государственного академического Большого театра (ГАБТ), он позволял проводить трансляции из ГАБТа, Государственного академического Малого театра, Театра оперетты, Московского Художественного академического театра (МХАТ), Центрального детского театра и Колонного зала Дома Союзов (КЗДС). Чаще всего СТТП загружался передачами из КЗДС. Генеральным сдатчиком этого СТТП был ВНИИТ (руководитель Д. П. Бельграй). По просьбе ВНИИТ настройку оборудования проводили сотрудники МТЦ (Е. Л. Шор, В. П. Гаврилов [3], Л. С. Лейтес).

Следует отметить, что в оборудовании СТТП было реализовано предложение [18] одного из ветеранов внестудийного ТВ-вещания к. т. н. О. И. Юдзона, ранее работавшего в ЛТЦ. Дело в том, что при большой длине камерного кабеля, кроме коррекции АЧХ, необходимо вводить опережение в строчные импульсы синхронизации, подаваемые в блок развертки ТВ-камеры. Опережение должно быть выбрано таким, чтобы устранить временные сдвиги между гасящими строчными импульсами видеосигнала камеры, поступающими на промежуточный усилитель камерного канала, и управляющими импульсами фиксации. Это устраняет появление тянущихся продолжений(«тянучек») через весь растр при панорамировании камерой или показе движущихся предметов. В каждом камерном канале был установлен блок формирования плавно регулируемого опережения строчных импульсов синхронизации, обеспечивавший компенсацию двойного пробега сигнала в камерном кабеле (сигнала синхронизации плюс видеосигнала с камеры) длиной до 1000 м.

В Ленинграде СТТП аналогичного класса был оборудован в Радиодоме для проведения трансляций из Театра комедии, Театра музыкальной комедии, Малого оперного театра, филармонии и Зимнего стадиона.

После организации в Москве Телевизионного театра (Телетеатра) в помещении бывшего Театра им. Моссовета силами МТЦ был создан СТТП на три камерных канала (на базе демонтированной одной из первых ПТС-52). Позднее этот СТТП был расширен за счет создания второй аппаратной на три камерных канала на базе английской ПТС Marconi (В. П. Гаврилов – руководитель работ, Г. С. Матусовский, Г. И. Крапошин).

В 1961 г. в Москве для проведения передач из Кремлевского дворца съездов (КДС) и с Красной площади ВНИИТ построил СТТП [19] (главный конструктор лауреат Госпремии СССР П. Е. Кодесс). Для передач торжеств с Красной площади в том же году московским проектно-монтажным трестом «Каскад» были спроектированы (главный инженер проекта Т. А. Агранатова, ст. инженер МТЦ А. А. Ильевский) и построены четыре ПСТТП на Красной площади (у Спасской и Никольской башен, здания ГУМа и Исторического музея) и по одному ПСТТП у гостиниц «Москва» и «Россия» (в более поздние сроки). Телевизионные сигналы с ПТС, размещенных на Красной площади и у гостиницы «Москва», поступали по магистральным коаксиальным кабелям в СТТП КДС, где видеорежиссером формировалась общая программа. ТВ-сигнал с ПТС у гостиницы «Россия» сначала подавался в МТЦ по р/л ПТС на пульт программного видеорежиссера, куда одновременно передавалась и общая программа из КДС. Программный видеорежиссер, в свою очередь, формировал уже окончательную эфирную программу из указанных источников.

СТТП КДС был создан на шесть камерных каналов (камеры КТ-27 на суперортиконах ЛИ-201, большой набор короткои длиннофокусных объективов, 40 точек подключения камер в зале и фойе). Затем к СТТП были проложены кабели для подключения ТВ-камер в Зале им. Свердлова. Камера КТ-27 была существенно лучше камеры КТ-6. Отметим лишь два новшества, введенных в камеру: орбитор [20] против выжигания («пропечатывания») и электронное масштабирование [21, 22], которое было эквивалентно применению для любого из объективов, входящих в комплект камеры, трансфокатора, увеличивающего фокусное расстояние соответствующего объектива. Орбитор в камере был выполнен по электромагнитному способу, предусматривающему установку в фокусирующей и отклоняющей системах вокруг секции переноса трубки дополнительных орбитальных катушек, питаемых сдвинутыми по фазе синусоидальными токами с частотой около 1/60 Гц. В результате этого происходило медленное вращательное перемещение фотоэлектронного изображения на мишени трубки, визуально практически незаметное, но зато существенно ослаблявшее «пропечатывание» изображения. С помощью электронного масштабирования за счет изменения магнитного поля дополнительной масштабирующей катушки в секции переноса менялся масштаб ТВ-изображения, эквивалентный увеличению фокусного расстояния объектива. В камере предусматривались три масштаба – 1:1 (масштабирование выключено), 1:1,3 и 1:1,7. Переход с одного масштаба изображения на другой осуществлялся телеоператором с помощью коммутатора. При нажатии кнопки изменялись ток масштабируемой катушки, напряжение фотокатода и ускоряющего и фокусирующего электродов трубки.

Существенно были улучшены характеристики видеотракта нового камерного канала. Среди разработчиков нового промежуточного видеоусилителя камерного канала особо выделим Ф. Х. Воробьеву [23].

Здесь следует отметить вклад главного идеолога и конструктора всех модификаций отечественных ТВ-камер, ведущего специалиста ВНИИТ, лауреата Госпремии СССР Б. А. Берлина. Технически исключительно грамотный, творчески мыслящий конструктор, мастер золотые руки, Б. А. Берлин на основе детального анализа уровня зарубежных разработок, которые поступали в телецентры страны, в каждую из разработанных ВНИИТ новых моделей ТВ-камер вносил много оригинальных и очень нужных в эксплуатации схемных и конструктивных новшеств.

Обслуживанием СТТП занимался отдельный коллектив высококвалифицированных специалистов: Л. С. Львов, В. П. Гаврилов, А. А. Хитрых, Ф. Ф. Томилин, С. А. Иванов, С. С. Грузинова. Особо отметим роль Л. С. Львова – технического руководителя коллектива СТТП, который начинал свой путь на внестудийном поприще еще ст. техником первой ПТС-МТЦ.

СТТП КДС был последним из построенных. На этом строительство новых СТТП прекратилось. Экономически оказалось невыгодным замораживать дорогостоящие технические средства. Эффективность загрузки СТТП была крайне низка. Даже относительно нормальная загрузка СТТП в «Лужниках» во время футбольного сезона себя не оправдывала. Позднее все СТТП были демонтированы, а СТТП в КДС, ГАБТе и на БСА были превращены в ПСТТП.

И в заключение отметим, что все изложенное относится к периоду становления внестудийного ТВ-вещания в СССР. В последующие годы в стране продолжалось стремительное развитие техники для внестудийного ТВ-вещания и оснащение ею всех крупнейших телецентров страны.

Литература

  1. Лейтес Л. С. Очерки истории становления и развития технических средств отечественного внестудийного ТВ вещания. Ч. 1 // ТКТ. 1992. № 12. С. 58–67.
  2. Давлианидзе В. А., Ерохина С. И., Ляпунова Н. Х. Развитие внестудийных средств телевизионного вещания // Техника средств связи. 1986. Вып. 1. С. 72–76. – (Техника телевидения).
  3. Лейтес Л. С. Светлой памяти ветеранов телевидения // ТКТ. 1991. № 9. С. 51–64.
  4. Новаковский С. В. Массовое телевидение в СССР – пути прогресса // ТКТ. 1991. № 12. С. 3–8.
  5. Новаковский С. В., Шверник Л. Н. Телевизионная передающая трубка фирмы RCA – имэдж-ортикон 2Р23 // Американская техника и промышленность. 1947. С. 423–432.
  6. Новаковский С. В. Московский телецентр на Шаболовке и развитие электронного телевидения в СССР // Электросвязь. 1991. № 10. C. 17–19.
  7. Минц Л. И. Передвижная телевизионная станция // Вестник связи. 1951. № 10. С. 22.
  8. Лейтес Л. С. Опыт эксплуатации передвижной телевизионной станции // Вестник связи. 1952. № 2. С. 15–16.
  9. Мальцев М. Д. Объективы для телевидения // ТКТ. 1958. № 12. С. 59–60.
  10. Богомолов В. И. Радиолиния ПТС для одновременной передачи изображения и звукового сопровождения // Техника телевидения. 1955. Вып. 9. С. 59–60.
  11. Чернов П. Е. О некоторых конструкциях вращающихся сочленений коаксиального кабеля // Техника телевидения. 1955. Вып. 8. С. 73–80.
  12. Хесин А. Я., Везис Я. Я., Есипов В. В. Усовершенствование передвижной телевизионной станции ПТС-52 // Вестник связи. 1959. № 12. С. 3–5.
  13. Бейлин С. Я. Передвижная телевизионная станция ПТС-3 // ТКТ. 1958. № 7. С. 25–32.
  14. Гамбург Р. А. Передающие телевизионные камеры // Электросвязь. 1959. № 1. С. 44–52.
  15. Лейтес Л. С., Агаджанян Э. К., Жульков А. Т. Модернизация микшерно-коммутационного устройства ПТС-3 // ТКТ. 1967. № 7. C. 64–65.
  16. Козинский В. Г. Опыт применения инфракрасной подсветки при передачах телевидения // ТКТ. 1957. С. 61–65.
  17. Хесин А. Я. Применение инфракрасной подсветки для внестудийных телевизионных передач: Учебное пособие. – М.: ВЗЭИС, 1961. – 23.
  18. Юдзон О. И. Способ компенсации временного сдвига горизонтальных гасящих импульсов передающей телевизионной трубки при работе передающей камеры с длинным камерным кабелем / Авт. свид. № 130541 от 19.03.56 г.
  19. Кодесс П. Е. Телевизионное оборудование Кремлевского Дворца съездов // ТКТ. 1962. № 7. С. 1–9.
  20. Берлин Б. А. Уменьшение выжигания и отпечатывания неподвижных изображений на мишени суперортикона // ТКТ. 1963. № 1. С. 48–55.
  21. Цуккерман И. И. Электронно-оптический метод изменения масштаба телевизионного изображения // Радиотехника. 1957. № 3. С. 4–9.
  22. Абакумов В. П. Схема электронного масштабирования в суперортиконах // Техника телевидения. 1958. Вып. 28. С. 3–16.
  23. Воробьева Ф. Х. Промежуточный усилитель для студийного канала и киноканала цветного телецентра // Вопросы радиоэлектроники. 1963. Вып. 5. С. 39–54. – (Техника телевидения).

Читайте далее: Часть 2. Начальный период развития технических средств отечественного внестудийного ТВ-вещания.

Об авторе: Автор учебника для техникумов связи «Техника телевизионного вещания» (1963 г.), книги «Аппаратура формирования сигнала черно-белого телевидения» (1970 г.), трех изданий справочника «Развитие техники ТВ-вещания в России» (2005, 2008, 2012 гг.) и свыше 130 статей по технике и истории отечественного ТВ-вещания.
Из книги «Очерки истории отечественного телевидения»
Помещена в музей с разрешения автора 7 Сентября 2015

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017