Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Книги и компьютерная пресса  → Электронные версии книг  → Давлет Исламович Юдицкий  → 4.5.5. Зеленоградский бумеранг

4.5.5. Зеленоградский бумеранг

Катастрофа

Теперь наступил момент, когда нам придётся остановиться на событиях, приведших к ликвидации СВЦ и завода “Логика” и отказа от прогрессивной архитектуры “НЦ”, фактически к разрушению главного дела жизни Д.И. Юдицкого.

Мы уже говорили, что неудачи проектов суперЭВМ, вызванных внешними причинами, негативно влияли на настроения в коллективе СВЦ, разговоры на тему “Когда нас разгонят?” были популярны в коридорах и курилках предприятия. К 1976 г. ситуация радикально изменилась. Удачная реализация проектов по разработке ЕВС, НЦ-1, Связь-1, ЦКС, микро-ЭВМ и АСУ воодушевила коллектив. Было развито созданное ещё в эпоху 5Э53 опытное производство, переехавшее в 1974-1975 гг. в новое здание на южной промзоне Зеленограда. В нем изготавливались первые партии всех изделий, их настройка, стажировались специалисты псковских ПЗРД и СКБ ВТ. Приказом Министра №216дсп от 26 апреля 1976 г. опытное производство было преобразовано в завод “Логика” при СВЦ. Директором завода “Логика” приказом 2ГУ МЭП № 48к от 8 июня 1976 г. назначен Н.Н. Антипов, главным инженером (приказ 2ГУ МЭП № 49к от 8.06.76) – В.А. Шахнов. Обязанности главного инженера СВЦ (вместо выбывшего Н.Н. Антипова) приказом по СВЦ 101к от 14.06.76 г. были возложены на В.С. Бутузова.

Быстрыми темпами развивалась невиданное ранее в стране широкое сотрудничество предприятий различных ведомств по созданию унифицированных бортовых и наземных микро-ЭВМ с архитектурой НЦ, причём не по приказу свыше, а по доброй воле участников, число которых постепенно росло.

Завершались разработки ЦКС “Юрюзань” для МГА и КВС “Связь-1” для МПСС.

Активно велись работы по созданию микропроцессорных комплектов БИС и базовых микро-ЭВМ на их основе.

В Минэлектронпроме было принято решение о передаче СВЦ высотного здания, строившегося в то время в Москве на пересечении Щёлковского шоссе и Сиреневого бульвара (позже это здание получил НИИ “Дельта”).

Уже три года дети персонала СВЦ отдыхали летом в собственном прекрасном пионерском лагере “Альбатрос” около деревни Ново-Волково.

Д.И. Юдицкий решил упорядочить и территориальные проблемы СВЦ в Зеленограде. Вспоминает В.С. Бутузов: “В первой половине мая 1976 г. Давлет Исламович назначил меня на должность главного инженера СВЦ. При этом сразу же дал два конкретных задания:

Я активно приступил к выполнению этих заданий, но вскоре ситуация в корне изменилась”.

Казалось, что фирма из затяжного кризиса, наконец, вырвалась. Разговоры на тему “Когда нас разгонят?” прекратились. Весь персонал предприятия, численность которого приближалась к 1700 человек, с уверенностью смотрел в будущее.

Катастрофа произошла, как это часто бывает, в самый неожиданный момент.

29 июня 1976 г. министр А.И. Шокин подписал приказ “О преобразовании Специализированного вычислительного центра в СКБ «Научный центр»” (рис. 4.72). В нём не было ни преамбулы, ни обоснований, всего две с половиной строчки: “Преобразовать Специализированный вычислительный центр и дирекцию Научного центра в Специальное конструкторское бюро (СКБ) «Научный центр»”. Всего одно слово “преобразовать” и названия предприятий.

Но в этом простом слове для СВЦ заключалась катастрофа: под такой благовидной вывеской научно-производственный комплекс (высокоинтеллектуальный институт и прекрасно оснащенный завод), обладавший высочайшим в отрасли научным и инженерным потенциалом в области вычислительной техники, имевший крупные научные и проектные заделы, внедренные и реализуемые проекты, практически был ликвидирован.

Вот как это событие вспоминает В.С. Бутузов: “В первых числах июля 1976 г. в середине дня я возвратился из Москвы и сразу же был вызван к Д.И. Юдицкому. Зайдя в кабинет, я увидел там все руководство СВЦ и начальников подразделений. Все подавленно молчали. Взглянув на меня, Давлет Исламович коротко сказал: «Нас нет». После паузы обратился ко всем присутствовавшим: «Всем быть на местах и заниматься устройством людей. Самим уходить последними, когда будут устроены все ваши люди”.

Приказ 336 министра, приведший к ликвидации СВЦ

Рис. 4.72. Приказ 336 министра, приведший к ликвидации СВЦ.

Сам Давлет Исламович выполнил это указание, покинув свой пост, когда люди были устроены. И многим, не согласившимся с предложенными им вариантами, помог устроиться в иных местах.

Специалисты СВЦ не знали всех подноготных случившегося, а поэтому строили свои версии. По их общему мнению самая важная причина случившегося заключалась в том, что доктор технических наук, профессор Д.И. Юдицкий, человек высоко эрудированный, высококультурный, самостоятельный, прямолинейный и неспособный на интриги, был очень неудобен для руководства МЭП. Свое мнение он всегда формулировал четко и ясно, а поступал так, как считал правильным в конкретной ситуации. Не всякий начальник может вынести такого подчиненного, и кое-кто в руководстве МЭП не вынес. Казавшийся больным зуб удалили, изуродовав здоровую челюсть.

Что было, то было

Вот примеры “неудобного” поведения Д.И. Юдицкого с вышестоящими начальниками, из оставшихся в памяти:

Н.М. Воробьев: “Давлет Исламович очень быстро соображал и, поэтому, скучал на разных совещаниях в министерстве, где ему приходилось присутствовать. Быстро уловив суть вопроса, он часто задавал высокопоставленным руководителям коварные вопросы, на которые многие не находили быстрого ответа. Про таких тугодумов он обычно говорил: «Серый, как штаны пожарника»”.

В.С. Бутузов: “Разработчиков, которые не создавали новые изделия, а копировали зарубежные образцы, Давлет Исламович не уважал и называл «ремесленниками». По этому вопросу он постоянно противоречил В.Г. Колесникову, который был активным сторонником воспроизводства зарубежных образцов”.

Н.Н. Антипов: “Заместитель министра В.Г. Колесников остро ревновал Д.И. Юдицкого к министру. Александр Иванович высоко ценил Давлета Исламовича как специалиста, и когда ему требовались подготовить какие-либо документы по вычислительной технике, поручал это ему, часто сажая его для этого в личную комнату. Колесников, претендовавший на роль крупнейшего специалиста по вычислительной технике в МЭП, обычно назойливо пытался вмешаться, чего, естественно, не терпел Давлет Исламович. Давлет Исламович никогда не ездил к В.Г. Колесникову подписывать документы, зная по опыту, что получит отказ. Он посылал меня или кого-либо ещё в зависимости от характера документа. Колесников документ подписывал, но после длинной тирады в адрес СВЦ вообще и Д.И. Юдицкого в частности.”

Видели СВЦ-шники и другие причины – в первую очередь интересы НИИТТ и Ангстрема, поглотивших основной потенциал СВЦ.

К этапу создания микропроцессоров и других сложных функциональных БИС НИИТТ оказался совершенно неподготовленным: у него полностью отсутствовали необходимые для таких разработок специалисты по архитектуре, системотехнике, схемотехнике подобных устройств и системные программисты. Поэтому на первых порах ему пришлось использовать соответствующий потенциал СВЦ. Но долго так продолжаться не могло. Нужно было либо создавать свой коллектив, что долго и сложно, либо взять готовый, что, имея определенный административный ресурс, проще. Это и было сделано, несмотря на то, что основная часть СВЦ была совершенно не нужна НИИТТ: часть подразделений он ликвидировал сразу, от многих избавился позже.

К этому моменту “Ангстрем” начал выпуск нового для себя вида продукции – микрокалькуляторов, аппаратуры массового производства. Это требовало новых технологий, нового оборудования, новых специалистов. А времени на создание всей этой инфраструктуры не было. Проще и быстрее взять готовую из завода “Логика”.

Это мнения СВЦ-шников в меру их осведомлённости. Но были и другие причины, о которых они тогда не знали.

17 июня 1976 г. генеральному директору НЦ А.В. Пивоварову исполнилось 60 лет. Здоровье его в это время было неважное, и он решил уйти с должности генерального директора НЦ, подав министру соответствующее заявление. В те времена на каждую руководящую должность положено было иметь резерв на её занятие. В резерве на должность Генерального директора НЦ стояли К.А. Валиев и А.Ю. Малинин. Но к тому моменту Камиль Ахметович уже покинул Зеленоград и министр предложил пост Генерального директора А.Ю. Малинину. В первом разговоре с министром Андрей Юрьевич от назначения отказался. Анатолий Васильевич пригласил его к себе, и они проговорили с ним несколько часов о проблемах НЦ, о необходимых изменениях, о том, как нужно строить работу НЦ далее, о его личных перспективах и о многом еще. В результате ему удалось убедить Малинина согласиться на назначение. Но, соглашаясь, Андрей Юрьевич оговорил и некоторые условия, сформулированные в т.ч. и в той беседе. Главное из них – образование мощного НПО с присоединением к нему ряда серийных заводов и КБ при них и выделение НПО из состава 2ГУ. Такое решение уже давно назрело, т.к. 2ГУ непомерно к тому времени разрослось до 40% объёмов производства министерства и уже стало трудно управляемым. Поэтому министр с легкостью согласился с этим предложением. Так было образовано Научно-Производственное Объединение “Научный центр” (НПО НЦ) с правами Главного управления МЭП. Всего в составе НПО НЦ оказалось 8 НИИ, 7 ОКБ, 9 опытных заводов, 8 серийных заводов, 4 филиала заводов, Центральная автобаза НЦ. Генеральным директором НПО НЦ был назначен директор НИИМВ А.Ю. Малинин, первым заместителем (зам. по науке – главный инженер) – главный инженер НЦ А.А. Васенков.

Для нового НПО “Научный центр” в расширенном составе и с правами главка, потребовалось головное предприятие. Сочли, что существующей Дирекции НЦ для этого недостаточно, и создали новое СКБ “Научный центр”, формально объединив СВЦ и ДНЦ, а фактически разорвав СВЦ на части. При этом места Д.И. Юдицкому в СКБ НЦ не нашлось, его перевели зам. директора НИИТТ Э.Е. Иванова, очевидно, понимая, что он там долго не вытерпит.

“Нельзя не отметить – Вспоминает А.В. Пивоваров – что задачу своего устранения облегчил сам Давлет Исламович, вернее его сложный характер. Он был «отцом родным» для подчиненных, но с начальством иногда был, мягко говоря, недостаточно уважителен. Примеров тому было множество, вот один из них. Весной 1976 г. в моём кабинете собрались А.И. Шокин, В.Г. Колесников, А.А. Васенков. Заслушивали Д.И. Юдицкого о ходе работ по мини-ЭВМ. После доклада последовали многочисленные вопросы, Александр Иванович вникал в подробности, а затем начал давать технические советы. Давлет Исламович не выдержал длительной “пытки” и в довольно резкой форме сказал примерно следующее: «Александр Иванович, не лезьте не в своё дело. Ваше дело обеспечить финансирование, остальное обеспечу я” (этот же эпизод аналогично рассказывал и А.А. Васенков). Помолчав, министр сказал: “На этом закончим”. Когда все разошлись, Александр Иванович сказал мне: “Чтобы я Юдицкого больше не видел”. После этого я многократно говорил с министром, пытаясь смягчить его, объясняя поведение Юдицкого большой нагрузкой и его восточным характером. Александр Иванович, который высоко ценил Давлета Исламовича, как специалиста, постепенно оттаивал, но этот эпизод, по-видимому, облегчил Колесникову задачу подписания у министра летом того же года приказа о создании СКБ НЦ, за которым скрывалась фактическая ликвидация СВЦ.

Итак, ряд проблем был решён одним приказом. И даже не самим приказом, а тем, как он был использован. Ведь в приказе предусматривалось простое слияние двух предприятий в новое, более крупное. Ни слова об изменении тематики. Ни слова о переводе большинства подразделений СВЦ в НИИТТ. Ни слова о только что созданном заводе “Логика”. А ведь всё это было сделано “во исполнение”. Нелогичность последовавших за приказом событий хорошо иллюстрируется сравнением трёх событий:

Приказ 336 в Зеленограде видел строго ограниченный круг лиц. Его нет в архивном деле приказов НЦ. Его экземпляр неожиданно всплыл в начале 2004 г. среди не учтённых бумаг при очередной реорганизации НИИ НЦ (ранее СКБ НЦ) и благодаря тогда исполнительному директору НИИ НЦ А.А. Попову оказался доступен автору. Эта скрытность породила легенду, до сих пор популярную среди бывших СВЦ-шников. Суть легенды заключается в следующем: “Приказ подписал не министр А.И. Шокин, уважавший и высоко ценивший Д.И. Юдицкого, а в его отсутствие первый зам. министра В.Г. Колесников, постоянно конфликтовавший с Юдицким”. В пользу этой легенды говорило предположение, что руководители, подписывающие приказы о создании нового завода и назначающие его руководителей, не знали о том, что в это самое время уже готовится другой приказ, фактически превращающий в фарс то, что они подписывают.

Эта легенда импонировала многим СВЦ-шникам, т.к. объясняла крах их фирмы и дел коварством человека, об “ортогональных” отношениях (выражение Д.И. Юдицкого) которого со своим директором все прекрасно знали. Одно из свидетельств таких отношений – во время своих еженедельных посещений Зеленограда, получивших в народе название “родительский понедельник”, В.Г. Колесников последовательно объезжал все предприятия, но всего несколько раз за многие годы посетил СВЦ. Но это оказалось только легенда: приказ подписал министр. Хотя, судя по результатам, без коварства здесь не обошлось.

Вот как оценивает эту легенду участник тех событий А.А. Васенков (главный инженер НЦ до реорганизации и главный инженер НПО НЦ и СКБ НЦ после): “Действительно, отношения у Д.И. Юдицкого и В.Г. Колесникова были очень сложные и не могли не повлиять на принятие решения о судьбе СВЦ и Давлета Исламовича. Но не в такой открытой, демонстративной форме. И на решение повлияла не только позиция В.Г. Колесникова. Андрей Юрьевич Малинин, которого назначали генеральным директором НПО НЦ, так же ставил свои условия. В части, касающейся СВЦ, их было два. Во-первых, во главе НПО должна стоять организация со статусом головного НИИ – СВЦ имел такой статус, определённый постановлением ЦК КПСС и СМ СССР. Во-вторых, коллектив головной организации должен заниматься общей стратегией развития НПО и обеспечением её реализации предприятиями объединения. Проводить приборные разработки, по мнению Андрея Юрьевича, он не должен, т.к. это оторвёт его силы от основной задачи, а в случае неудачи подорвёт авторитет головной организации. Поэтому основным подразделениям СВЦ места в СКБ НЦ не нашлось. Решением А.Ю. Малинина, естественно согласованным с А.И. Шокиным и В.Г. Колесниковым, их перевели в НИИТТ, хотя напрямую из приказа министра это и не следовало. Но министра уговорили. Почему в НИИТТ? Потому, что там нужны были подразделения, разрабатывающие микропроцессоры. А претендентов на другие подразделения не нашлось”.

Реальная делёжка СВЦ была произведена двумя приказами по НПО НЦ – №420 от 16.07.76 и №454 от 6.08.76 гг. Интересна преамбула приказа 420, в ней говорится о передаче в НИИТТ “подразделений СВЦ, занимающихся созданием микропроцессоров, мини-ЭВМ и управляющих систем”. Приказом же 454 в НИИТТ передаются и ряд других подразделений, в т.ч. все цеха завода “Логика”. Общий расклад таков: 1253 человека передаются в НИИТТ, 404 – в СКБ НЦ. Однако многие не согласились с предложенными назначениями и устроили свою жизнь по-своему. В преамбулах этих приказов основанием для их выпуска указаны приказы Министра № 336-дсп от 29 июня 1975 г. и № 168с от 7 июля 1976 г. Приказ № 168с “Об образовании НПО «Научный центр»” обнаружить в архивах НИИ НЦ и НИИТТ не удалось, но, как вспоминает А.А. Васенков, приказ был связан с глобальными вопросами образования НПО НЦ и никакой конкретики не содержал. Интересно, что он вышел на 9 дней позже приказа 336. Значит СКБ НЦ было образовано (а СВЦ ликвидировано) до выхода формальных документов об образовании НПО НЦ и формально не может быть обусловлено этим событием. Кто-то очень торопился, очевидно, опасался, что министр, под влиянием времени и А.В. Пивоварова, может и смягчиться в своем отношении к Д.И. Юдицкому и не пойти на ликвидацию СВЦ.

Приказом 454 все обеспечивающие структуры (плановые, координирующие, снабжение, вычислительный центр и т.п.) оказались в СКБ НЦ, а разработчики и производственные цеха – в НИИТТ и Ангстреме. Все это и последовавшие переезды на длительное время практически парализовало выполнение плановых разработок СВЦ. А научно-производственный комплекс СВЦ – завод “Логика” был разрушен. СВЦ исчез полностью, завод «Логика» остался только на бумаге. Памятником этих событий является уже фактически другой завод “Логика”, в другом здании, выпускающий чистые газы и воду для полупроводникового производства и удивляющий непосвященных полным несоответствием названия и продукции. Нынешний завод “Логика”, как свидетельствует его сайт http://www.logica.ru/about, свою историю ведёт с 1977 г., т.е. первый период существования завода его нынешним руководством вычеркнут из истории. Ещё одни “иваны, не помнящие родства”.

Фактически в Зеленограде под руководством В.Г. Колесникова происходил процесс, прямо противоположный тому, что в то же время и под его же руководством проходило в его родном воронежском НПО “Электроника”. Там создавали новый завод “Процессор” для производства мини- и микро-ЭВМ и ОКБ при нём. В Зеленограде, где всё это уже было и на гораздо более высоком уровне, безжалостно разрушили мощный НИИ и действующий завод.

Теперь бывшие сотрудники СВЦ и “Логики” встречаются, к сожалению, только по печальным поводам (похороны Д.И. Юдицкого, И.Я. Акушского и других коллег, юбилеи покойных) и вспоминают годы работы в НТКС – СВЦ как лучшие годы своей жизни.

Итоги деятельности СВЦ

Сейчас, по прошествии многих лет, иногда из уст непосвященных или недобросовестных людей приходиться слышать: “СВЦ, Юдицкий? Так ведь они ничего не сделали, поэтому их и разогнали”. Из этих слов верно только слово “разогнали”. Именно разогнали. Это слово наиболее точно соответствует проведенной акции. А что касается сделанного, то обратимся к фактам.

Разделим все выполнявшиеся в СВЦ существенные проекты на четыре группы (на потерянных в результате реорганизации научных и проектных заделах мы остановимся позже):

Вот что говорят факты.

Проекты успешно завершённые и внедрённые:

Проекты, успешно завершённые, но не внедрённые по внешним причинам, не связанным с качеством проекта:

Проекты, начатые в СВЦ и продолженные в НИИТТ:

Проекты, проваленные в связи с недостаточным уровнем их выполнения:

Как видим, результат не так уж и плох, и для утверждения “ничего не сделали” нет абсолютно никаких оснований. Сделали, и не мало. И сделали бы несравненно больше, если бы не мешали.

До середины сентября Д.И. Юдицкий оставался директором СВЦ, участвовал в процессах его ликвидации и трудоустройства персонала. Приказ по НЦ № 91к от 15.09.76 г. гласил: “Юдицкого Давлета Ислам Гиреевича назначить заместителем директора НИИ Точной технологии по научной работе (вычислительная техника), освободив от должности директора Специализированного вычислительного центра”. Проработал он в НИИТТ немногим более двух месяцев, пока не трудоустроились все бывшие его подчиненные и не был настроен и сдан в опытную эксплуатацию в Пулково ЦКС “Юрюзань”. Он считал своим долгом завершить эти два дела, но не считал для себя возможным сверх того задерживаться на навязанном ему месте и присутствовать при погроме многих его начинаний. А погром был грандиозный. Многие направления, в том числе и очень перспективные, впоследствии получившие развитие в других фирмах и принесшие им огромный успех, были брошены, а многолетние и результативные заделы просто выброшены. Вот лишь некоторые примеры таких потерь:

Это далеко не полный список потерянных научных и практических наработок.

Были и серьезные моральные потери. Многие ведущие специалисты покинули коллектив.

Итак, Давлет Исламович покинул НИИТТ. В приказе по НЦ 142к от 26 ноября 1976 г. сказано: “Юдицкого Давлета Ислам Гиреевича назначить заместителем директора НИИМП по научной работе, освободив его от должности заместителя директора НИИТТ по научной работе”. Однако в НИИМП задержаться Давлету Исламовичу не позволили. Как вспоминает В.С. Бутузов: “Зам. министра В.Г. Колесников подписал приказ, ликвидирующий должность Д.И. Юдицкого в НИИМП. Давлету Исламовичу не оставалось ничего другого, как окончательно покинуть и Зеленоград, и МЭП”.

Судьбе было угодно, что бы Д.И. Юдицкий закончил свой жизненный путь, работая в НИИ ВК, т.е. в институте М.А. Карцева, с которым у него были прекрасные отношения, и с которым его ранее безуспешно пытались поссорить чиновники МРП.

Он скоропостижно скончался от инфаркта 23 мая 1983 г. находясь в командировке на противоракетном полигоне “А” в Приозерске. Было ему всего 53 года.

Но заложенная Давлетом Исламовичем школа и поныне играет важную роль в научной и производственной жизни Зеленограда и за его пределами. Как сказал М.Д. Корнев на встрече посвящённой 70-летию Давлета Исламовича: “Он дал силы для нашего собственного развития”.

На этом заканчивается СВЦ-шный этап развития вычислительной техники в Зеленограде, этап Д.И. Юдицкого. СВЦ и завод “Логика” прекратили существование, но значительная часть коллектива осталась. Он был обезглавлен, обескровлен, потерял в результате “разгона” много ведущих специалистов, значительную часть перспективной тематики, но сформированный в СВЦ дух творчества и сплоченности сохранился. Сохранилась и память о создателе этого коллектива, “играющем тренере” Давлете Исламовиче Юдицком. До сих пор бывшие СВЦ-шники встречаются в юбилейные даты Давлета Исламовича. Последняя встреча, посвященная 80-летию Давлета Исламовича, произошла 23 августа 2008 г. в музее ОАО “Ангстрем”, присутствовало 68 человек (рис. 4.73). Все заметно постарели, многих уже нет.

Но вернемся к событиям середины 1976 г.

Развал и реставрация

В результате реорганизации ведущие специалисты СВЦ и завода “Логика” распределились в три группы:

23 августа 2008 г. на 80-летии Д.И. Юдицкого

23 августа 2008 г. на 80-летии Д.И. Юдицкого

23 августа 2008 г. на 80-летии Д.И. Юдицкого

Рис. 4.73. 23 августа 2008 г. на 80-летии Д.И. Юдицкого

Большинство подразделений СВЦ (исключая разработчиков микросхем), переведенных в НИИТТ, первоначально встретили не очень ласковый приём, их тематика совершенно не соответствовала традиционным для НИИТТ направлениям и не сразу, и не вся была понята и принята. Для примера воспоминание Н.Н. Антипова: “При переводе в НИИТТ я был назначен на должность зам. Главного инженера, но никаких задач, не смотря на мои многократные обращения, мне поставлено не было. В это время Ангстрем выпускал один их первых микрокалькуляторов, кажется «Электроника Б3-18». Его печатная плата была разведена вручную, непрофессионально, без соблюдения норм и правил. Каждая плата изготавливалась отдельно. Я организовал переразводку платы в соответствии со всеми технологическими нормами, на одной технологической плате было размещено, насколько помнится, 16 плат калькулятора, разделяемых после их окончательного изготовления, т.е. была применена интегральная технология изготовления печатных плат. Результат показал директору Э.Е. Иванову. Никакой реакции. Проделал ещё несколько инициативных работ. И так же никакой реакции. Я понял: мне дают понять, что “Ангстрему” мои услуги не нужны. Готовность, с которой было подписано мое заявление о переходе на другую работу, подтвердила правильность моего вывода”. Таким способом руководство Ангстрема избавилось от одного из крупнейших на то время в Зеленограде специалистов в организации разработок и производства аппаратуры, прошедшего огромную школу в ЗЭМЗ и СВЦ. Своих специалистов подобного плана у “Ангстрема” не было, а вскоре они потребовались. Подобное отношение побудило многих из оставшихся ведущих специалистов покинуть предприятие. В итоге, в результате реорганизации свои рабочие места оставили следующие специалисты: Н.Н. Антипов, Р.Г. Бияшев, И.А. Большаков, Н.В. Гаврилов, В.Н. Заболотский, Ю.Л. Захаров, А.И. Коекин, Н.Н. Колобов, П.В. Нестеров, Г.М. Нурмухамедов, Б.Н. Понайоти, О.М. Рякин, Б.Н. Рухманов, И.П. Селезнев, Г.А. Скарин, В.В. Смирнов, А.В. Стрижков, В.К. Сычев, В.М. Трояновский, В.Н. Царев, Ю.Н. Черкасов, Д.И. Юдицкий и многие другие ведущие специалисты и руководители подразделений. Потеря столь высокого интеллекта оказалась невосполнимой и сказывалась на протяжении всех последующих лет. Многие подразделения оказались обезглавленными в результате ухода руководителей, их места заняли молодые, недостаточно опытные специалисты. Ряд подразделений было переформировано или упразднено, только что образованный завод “Логика” фактически ликвидирован. Весь персонал был деморализован.

Однако процесс неприятия прошёл довольно быстро. В то время и у нас в стране, и за рубежом было модно говорить о “вертикальной интеграции” (коротко и упрощенно: одна фирма делает и элементы, и устройства, и системы). Директор НИИТТ и завода “Ангстрем” Э.Е. Иванов, быстро оценив перспективность аппаратурной тематики (это ведь конечный продукт, дающий престиж и деньги), после небольшой паузы резко развернулся в её сторону и стимулировал развитие наиболее привлекательных, с его точки зрения, направлений, перешедших из СВЦ:

Однако многие направления (мы о них уже говорили), в том числе и очень перспективные, впоследствии получившие развитие в других фирмах и принесшие им огромный успех, в т.ч. и экономический, были брошены, а многолетние и результативные заделы навсегда потеряны.

К моменту перевода подразделений СВЦ в НИИТТ сложилась следующая ситуация в разработке микро-ЭВМ семейства НЦ: НЦ-03Т была разработана и изготовлена, завершалась разработка НЦ-04Т, НЦ-05Т была на разных стадиях разработки с одновременной разработкой совместно с НИИМЭ микропроцессорного комплекта серии 1802 на основе ТТЛШ приборов. Все эти работы были продолжены, преодолев некоторую задержку, связанную с организационными проблемами перевода и с переездом подразделений из корпуса «Ш» в корпус «А». Межведомственный альянс продолжал действовать.

DEC-переворот

В 1979 г. после продолжительной болезни ушёл из жизни гениальный учёный и руководитель, генеральный директор НПО НЦ А.Ю. Малинин. Перед руководством МЭП встал вопрос о замене. Временно обязанности генерального директора ещё во время болезни Андрея Юрьевича были возложены на его первого заместителя А.А. Васенкова (без освобождения от своих обязанностей). По-видимому, вопрос о замене оказался для руководства МЭП трудным, т. к. на его решение потребовалось много времени. Только в конце 1981 г. генеральным директором НПО НЦ был назначен директор НИИТТ Э.Е. Иванов.

Сфинкс

В 1984 г. СКБ НЦ было преобразовано в НИИ НЦ. Одновременно в него были переведены аппаратурные подразделения НИИТТ (ранее бывшие в СВЦ), а так же несколько подразделений из НИИ Микроприборов во главе с А.А. Ермолаевым и НИИ Материаловедения во главе с В.Т. Хряповым с их тематикой (их история имеют иные корни и останется за рамками настоящей повести). Разговоры о благе вертикальной интеграции были забыты. Из ранее бывших в СВЦ коллективов в НИИ НЦ не были переведены: подразделение, разрабатывающее микропроцессорные ИС во главе с В.Л. Дшхуняном, группа специалистов, разрабатывающих ИС памяти во главе с П.П. Силантьевым, группа технологов во главе с Е.С. Данилиным и ряд других специалистов, профессия которых соответствовала освобождённой от аппаратной тематики специализации НИИТТ и завода Ангстрем. Т.е. именно те подразделения, ради получения которых (по одной из версий) и осуществлялась ликвидация СВЦ. НИИТТ провёл второй акт очистки от аппаратурной тематики.

В этом же году для производства персональных ЭВМ при НИИНЦ во вновь построенном здании на основе бывших цехов Логики был образован завод “Квант”, дооснащённый новейшим импортным оборудованием. Таким образом, через примерно 8 лет в иной форме был воссоздан разрушенный в 1976 г. научно-производственный комплекс “СВЦ – Логика”. Но в результате было много потеряно: высококвалифицированные специалисты, хорошая школа, перспективные наработки, опыт.

Здесь уместно заметить, что в Научном центре было два возрождения СВЦ и завода “Логика”. Прямое в виде НИИ НЦ и завода “Квант” в Зеленограде. И косвенное, в виде отделения 6 в НИИ “Дельта” на совершенно иной, никак не связанной с СВЦ, основе, но с главной для СВЦ тематикой – создание супер-ЭВМ. Когда из ИТМ и ВМ пришлось уйти одному из ведущих специалистов В.А. Мельникову, он и его коллектив нашли приют в МЭП, в НИИ “Дельта” (входящем тогда в состав Научного центра) где они приступили к созданию супер-ЭВМ “Электроника ССБИС”. Но, в отличие от начала 70-х годов, в это время Минэлектронпром уже остро нуждался в ЭВМ такого класса, т.к. сложность проектирования ИС неимоверно возросла. Таким способом в НЦ, в НИИ “Дельта” был заново воссоздан коллектив, подобный ранее созданному Д.И. Юдицким. Впоследствии этот коллектив был преобразован в “Институт системного программирования” РАН. Если бы СВЦ не был разрушен, супер-ЭВМ в Минэлектронпроме могла бы появиться значительно раньше и, в отличие от загубленной реформами в стране “Электроники ССБИС”, успела бы реально поработать.

Исторический факт воссоздания в НЦ структур и тематики СВЦ дает нам полное право рассматривать разрушение СВЦ с опытным заводом “Логика” как крайне негативный акт, свершенный руководством Минэлектронпрома в угоду личным амбициям его представителей.

Из книги «Давлет Исламович Юдицкий ». 2011 г.
Помещена в музей с разрешения автора 5 Февраля 2014

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017