Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Материалы музея с 2013 по 2016 год  → Книги и компьютерная пресса  → Электронные версии книг  → Давлет Исламович Юдицкий  → 5.9. Он создал такую творческую волну!

5.9. Он создал такую творческую волну!

То, что 2 апреля 1969 г. я оказался в Научно-тематическом комплексе системотехники НИИ Физических проблем (НТКС), я считаю огромной и счастливой удачей моей жизни. Редко кого из молодых специалистов судьба приводит в такой молодой, сильный и, я бы сказал, дерзкий в решении задач коллектив, фонтанирующий новыми идеями, полностью захватывающими любого. А именно таким был коллектив НТКС, созданный тогда ещё тоже достаточно молодым Давлетом Исламовичем Юдицким (когда он начал создавать коллектив, ему было 35 лет).

В НТКС я попал по окончании МИФИ и после преддипломной практики в НИИМЭ, где я впервые принимал участие в разработке интегральной схемы. Поэтому в НТКС я оказался в лаборатории Ю.Е. Чичерина, занимавшейся элементной базой для создаваемой модулярной (на основе системы остаточных классов) супер-ЭВМ “5Э53”. В лаборатории к тому времени уже собралось довольно много прекрасных людей, окончивших МИФИ, МФТИ, Бауманский и другие хорошие вузы.

Для начала нас с Борисом Шевкоплясом посадили за один сломанный стол, т.к. молодой коллектив НТКС рос быстрее, чем его материальное обеспечение. Но, несмотря на временные неудобства, мы быстро вошли в задачи, начали заниматься элементами, в т.ч. вместе с В.В. Овчинниковым, пороговыми, более адаптивными к задачам СОК, элементами. Мы с пристрастием изучали всё и вся об элементной базе ЭВМ, для чего нам была предоставлена полная свобода поиска и генерации новых идей, новых решений, их компиляции для решения поставленных задач. У. Д.И. Юдицкого это был один из основных принципов руководства коллективом – поставить задачу и дать полную свободу исполнителю в поисках её решения, не назойливо держа всё время в поле зрения процесс этого поиска. Такой подход полностью себя оправдывал, способствовал развитию творчества исполнителей, стимулировал их к активности. В результате довольно скоро и у нас, молодых появились свои идеи, нашедшие и реальное применение в разрабатываемых микросхемах, и формальное признание в виде Авторских свидетельств СССР на изобретения. А в 1970 г. три автора – Ю.Е. Чичерин, В.В. Овчинников и В.Л. Дшхунян опубликовали монографию о пороговых элементах.

Ещё до моего прихода в НТКС, в 1968 г. Д.И. Юдицкий выиграл конкурс на разработку суперЭВМ (по тем временам) для системы противоракетной обороны (ПРО) “Аргунь”. Для выполнения этой грандиозной разработки в октябре 1969 г. на основе НТКС и некоторых подразделений других зеленоградских предприятий был образован Специализированный вычислительный центр (СВЦ), директором которого был назначен Д.И. Юдицкий. Таким образом, я оказался участником разработки самой высокопроизводительной тогда суперЭВМ "5Э53". Это была первая в стране разработка большой ЭВМ третьего поколения – на основе интегральных схем. Основной её элементной базой были гибридные ИС серий “Тропа” и “Посол”, выпускаемые на соседнем заводе “Ангстрем”. Но для отдельных устройств модулярной ЭВМ требовались более быстродействующие элементы, их-то и пришлось разрабатывать нам, коллективу Ю.Е. Чичерина. Д.И. Юдицкий поставил перед нами чёткую задачу, и мы её выполнили – разработали схемотехнику необходимых микросхем под полупроводниковую технологию ЛОЭП “Светлана” и гибридную Павлово-Посадского завода “Экситон”. А эти предприятия организовали их производство. Микросхемы пользовались большим спросом у потребителей.

К сожалению, система ПРО “Аргунь”, для которой создавалась 5Э53, не была реализована, вместе с нею погибла и наша суперЭВМ. Давлет Исламович принял решение о смене тематики предприятия в сторону малых машин.

В начале 1973 г. Д.И. Юдицкий возглавил созданную им рабочую группу по разработке архитектуры мини-ЭВМ “Электроника НЦ-1”, а в конце года первый её образец был сдан межведомственной комиссии. В это время Давлет Исламович сделал несколько необычный шаг – моей лаборатории, до тех пор занимавшейся только разработкой ИС, он поручил настройку плат мини-ЭВМ. Для этого нас переместили в корпус “П” (“Школа печатников” в лесу на западной промзоне), где в то время находилось опытное производство СВЦ. К этому времени в лабораторию пришли П.Р. Машевич, В.В. Теленков, В.Р. Науменков, Ю.И. Борщенко. Для настройки плат нам потребовалось создать проверочные тесты, которые были разработаны П.Р. Машевичем и В.В. Теленковым. Настраивая платы, мы досконально изучили устройство блоков ЭВМ. Всё это вскоре нам очень пригодилось.

Давлет Исламович умел и организовать людей на выполнение больших работ, и отблагодарить их по завершении. Создание мини-ЭВМ “Электроника НЦ-1” было отмечено специальным вечером в хорошем загородном ресторане, куда были приглашены участники разработки и изготовления ЭВМ.

Когда настройка плат закончилась, осенью 1973 г. Давлет Исламович дал нам ещё одно неожиданное задание – проработать принципы построения микропроцессора. Тогда микропроцессор был ещё незрелой новинкой с непонятным будущим. Их количество в мире исчислялось единицами, опыта применения практически не было. К этому времени в НИИ Точной технологии (НИИТТ) была разработана трёхмикронная КМОП-технология и на её основе были сделаны БИС для первого в стране микрокалькулятора “Электроника Б3-04”, т.е. технологическая основа для построения микропроцессора уже была. Был соответствующий технологический задел и в НИИ Молекулярной электроники (НИИМЭ). Но в НИИТТ и НИИМЭ не было понимания, что такое микропроцессор и кому он нужен. Не было никакого опыта создания сложных электронных устройств. Не было необходимых для этого системотехников, схемотехников, программистов. Они были в СВЦ. В таких условиях Давлет Исламович и предложил нам заняться микропроцессорами с ориентацией их производства на “Ангстреме” и “Микроне”.

Сначала мы изучили тогда ещё ничтожно малый зарубежный опыт. В нашей стране, кроме нас и коллектива В.П. Цветова – М.П. Гальперина в ЛОЭП “Светлана”, микропроцессорами ещё не занимался никто. Изучили принципы построения зарубежных и отечественных мини-ЭВМ, в т.ч. нашей “НЦ-1”. Нам активно помогали Д.И. Юдицкий, его зам. по науке П.В. Нестеров, специалисты из других подразделений СВЦ, а их уровень в СВЦ тогда был очень высокий – Давлет Исламович сумел собрать в СВЦ уникальный высокоинтеллектуальный коллектив. В результате родились предложения по идеологии построения микропроцессора. Мы не пошли по пути корпорации Intel, создавшей простейший синхронный 4-разрядный микропроцессор с жёсткой архитектурой. Мы предложили микропроцессорный комплект (МПК) из четырёх БИС с открытой архитектурой, позволяющий строить различные микро-ЭВМ и микросистемы с разрядностью, кратной 4 бит. Давлет Исламович одобрил результаты нашей работы и вышел в руководство Научного центра (НЦ) с предложением об открытии комплексной НИР с участием СВЦ, НИИТТ, и НИИМЭ по совместной разработке микропроцессорных БИС (с дальнейшей организацией их производства на заводах “Ангстрем” и “Микрон”) и одноплатной микро-ЭВМ для производства на создаваемом тогда при СВЦ опытном заводе “Логика”.

Нужно отметить, что на тот период многие относились к микропроцессорам ещё с недоверием и непониманием – микропроцессоры тогда были изделиями принципиально новыми и таинственными. Ряд корифеев вычислительной техники СВЦ, занимавшихся разработкой гигантских супер-ЭВМ, рассматривали микропроцессоры как вещь мелкую и несерьёзную, недостойную их внимания. Похожие отношения были и на других предприятиях. Но стараниями Д.И. Юдицкого и поддержавшего его главного инженера НЦ А.А. Васенкова, работы по созданию микропроцессора пошли полным ходом. Приказом по НЦ для координации работ была создана рабочая группа под председательством А.А. Васенкова. Нас, специалистов НИИТТ и НИИМЭ переместили в соседние помещения в пристройке к “Дому быта”. Всё делалось для быстрейшего создания одного их первых микропроцессоров в стране.

Вот здесь-то нам и пригодился опыт, полученный при настройке плат НЦ-1, доскональное знание их схемотехники. Для нас это была очень интересная работа, требующая новых идей, новых решений. У меня родилась идея использования программируемой логической матрицы (ПЛМ) для построения микропрограммного устройства, что оказалось существенно экономичнее применяемого для этого другими постоянного запоминающего устройства (ПЗУ). Ю.Г. Бобошко придумал оригинальный алгоритм зашивки микропрограмм в ПЛМ. Нами был построен асинхронный сумматор и реализован асинхронный обмен данными. На многие наши новые решения были получены Авторские свидетельства СССР и зарубежные патенты (США, Англии, Франции, ФРГ, Италии, Швеции).

В общей разработке БИС СВЦ выполнял роль интегратора. Моя лаборатория разрабатывала электрические схемы БИС и участвовала в разработке их топологии. Лаборатории В.Г. Сиренко (В.М. Елагин, О.Е. Мелконян, Н.Н. Зубов, Ю.Г. Бобошко) разрабатывали систему команд, преемственную с мини-ЭВМ “НЦ-1”. Коллектив Ю.М. Петрова параллельно разрабатывал одноплатную микро-ЭВМ на основе нашего микропроцессорного комплекта.

Разработка топологии (с нашим участием) и конструкции КМОП БИС возлагалась на коллективы В.С. Баранова в НИИТТ (БИС АУ – арифметико-логического устройства и БИС АР – арифметический расширитель) и А.И. Березенко в НИИМЭ (БИС УП – управляющая память и БИС ОИ – обмена информацией). Но вскоре в НИИМЭ были прекращены работы по МОП технологиям, и разработка всего комплекта были сосредоточена в НИИТТ.

Давлет Исламович умел организовать рабочий процесс, мотивировать исполнителей. Работали мы полностью отдавая себя делу, не жалея ни сил, ни времени, поздно засиживаясь вечерами и в выходные дни. В результате первые БИС АУ и УП появились в мае 1974 г., а к концу 1974 г. комплект вышел в полном составе. Теорема существования отечественного микропроцессора была доказана, и все, в т.ч. прежние пессимисты, начали проявлять к нему огромный интерес. А следом была изготовлена и одноплатная микро-ЭВМ “Электроника НЦ-01”. На всесоюзной выставке электроники в Москве в начале 1975 г. и микропроцессор, и одноплатная микро-ЭВМ произвели настоящий фурор – отечественные и зарубежные электронщики не предполагали, что такое есть в нашей стране.

А дальше начался триумфальный марш разработанных нашим коллективом архитектур микропроцессоров и микро-ЭВМ.

Созданная в процессе работы идеология создания МПК, основные архитектурные, схемотехнические и технологические “know-how” которой были защищены авторскими свидетельствами СССР и зарубежными патентами, была положена в основу 4 микропроцессорных комплектов на основных для тех времен микроэлектронных технологиях:

Все эти серии представляли собой секционированные асинхронные микропроцессорные комплекты с однотипной архитектурой открытого типа, позволяющей строить на них разнообразные микро-ЭВМ и системы в довольно широком спектре архитектур.

БИС указанных комплектов производились в различных конструктивных исполнениях, ориентированных на различные условия эксплуатации и широко применялись разработчиками электронных систем различного назначения.

Первая одноплатная микро-ЭВМ “Электроника НЦ-01” и последовавшая за ней более мощная двухплатная “Электроника НЦ-02” сыграли роль лаборатории для изучения микро-ЭВМ (тогда изделия ещё принципиально нового и непонятного), принципов их создания и применения. На основе полученного опыта, зарубежных и отечественных материалов под руководством Д.И. Юдицкого была разработана базовая архитектура ряда микро-ЭВМ с возрастающей вычислительной мощностью и сформулированы требования к первым трём моделям ЭВМ этого ряда: “Электроника НЦ-03, -04 и -05”. Разработку начали с младшей модели ряда, с “Электроники НЦ-03Т”. Но к моменту выпуска опытной партии НЦ-03Т только что образованным на основе опытного производства СВЦ заводом “Логика”, произошло событие, в корне изменившее и нашу судьбу, и судьбу Д.И. Юдицкого. В середине 1976 г. в результате реорганизации Научного центра СВЦ был ликвидирован, его разработчиков перевели в “НИИ Точной технологии”, а цеха завода “Логика” – в “Ангстрем”.

На этом закончилось участие Д.И. Юдицкого в дальнейшем развитии заложенных им двух перспективных направлений – микропроцессоров и микро-ЭВМ. Человек гордый и независимый, он не смог примериться с допущенным по отношению к нему, к его делу, к созданному им коллективу произволом. После того, как он помог устроиться бывшим СВЦ-шникам, не пожелавшим переходить в предложенные им места, он ушёл и сам.

А мы оказались в НИИТТ, в совершенно другой среде.

Мы быстро поняли, что то, что нам молодым, с опытом работы только в СВЦ, казалось естественным и единственно возможным, на самом деле уникально и удивительно. В СВЦ царила введённая Давлетом Исламовичем определенная вольница. Разработчики имели широкие возможности делать то, что хочется, естественно в русле тематики предприятия. Каждый мог предложить новую идею, новую работу и получить “добро” на её выполнение, если эта идея будет признана интересной и соответствующей тематике СВЦ. Многие приходили к Давлету Исламовичу со своими идеями, и многим он давал возможность их реализовать. Пример – наше занятие пороговой логикой. Единственное, с чем к Д.И. Юдицкому приходить было бесполезно (даже опасно), так это с интригами – он их не терпел и не терпел интриганов. Они в СВЦ не задерживались. Делая то, что нравится, что интересно, человек выкладывался полностью, работая с огромным энтузиазмом, не считая сил и времени. Строгого контроля за уходом и приходом на работу для специалистов и за ходом выполнения работ не было, они обычно работали и вечерами, и в выходные, а, бывало, и в большие праздники. И все работы выполняли вовремя или досрочно. И на высоком уровне. Поэтому коллектив СВЦ был дружный, творческий, состоящий из команд по интересам, тесно сотрудничающих в решении общих задач.

Д.И. Юдицкий проработал в созданном им коллективе с января 1964 г. по ноябрь 1976 г. За эти 12 лет он создал “с нуля” два предприятия (“НИИ Физических проблем” и “Специализированный вычислительный центр”) и уникальный коллектив СВЦ. Из небольшой группы соратников, пришедших с ним в НИИФП из НИИДАР, Давлет Исламович создал мощный институт с опытным заводом общей численностью около 1700 человек. В этом коллективе он создал такую творческую волну, на гребне которой очень многие из его сподвижников и учеников сумели реализовать себя впоследствии либо в собственных разработках, либо в проектах таких известных в истории отечественной электроники структур, как НИИФП, НИИНЦ, НИИТТ, НИИМП…

Давлет Исламович умел создавать в коллективе свободную творческую обстановку, особое чувство у каждого, что делаешь что-то очень важное. Умел вдохновлять, зажигать людей на решение сложнейших задач. Умел и отблагодарить за проделанную работу. Он не болел начальственной болезнью, не считал себя умнее всех, окружал себя людьми умными, талантливыми, зачастую превосходящими его самого. Давлет Исламович воспринимал любую идею, развивал её, помогал в реализации, но никогда не только не присваивал её, но и не превышал своей роли в этой идее. Он всегда находил слова и иные способы отблагодарить за хорошо сделанную работу, а это очень дорогого стоит для сотрудников, особенно для молодых. Для нас, молодых, Давлет Исламович был заботливым и мудрым наставником (как папа Карло для Буратино), и товарищем по работе. Он создавал почву, на которой ваял специалистов, на которой выросло много талантов. Если бы я в молодости не попал к Д.И. Юдицкому, судьба моя сложилась бы иначе, возможно так, как у некоторых из моих однокурсников, более способных, но попавших в неблагоприятную среду, не реализовавшихся. Мне колоссально повезло, я попал в благодатную динамичную обстановку, в удивительную атмосферу, созданную Давлетом Исламовичем.

Октябрь 2010 г.

Об авторе: председатель совета директоров ОАО Ангстрем,
ранее инженер – начальник лаборатории СВЦ
Из книги «Давлет Исламович Юдицкий ». 2011 г.
Помещена в музей с разрешения автора 22 Марта 2014

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017