Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Книги и компьютерная пресса  → Электронные версии книг  → Давлет Исламович Юдицкий  → 5.19. Большой Человек, труженик

5.19. Большой Человек, труженик

Когда в 1970 г. меня назначили генеральным директором НЦ, первым из руководителей предприятий, пришедшим ко мне с конкретным производственным вопросом был Давлет Исламович. Он рассказал мне о тематике предприятия и поставил вопрос о необходимости организации при СВЦ завода. Он доказательно убедил меня, что без своего завода СВЦ обречён на выпуск чисто “бумажной продукции”, никому не нужной. Только наличие собственного завода обеспечивает гарантированную возможность материального воплощения разработок в реальные изделия. В это время на южной промзоне строился производственный комплекс из четырёх секций, три из них предназначались заводу “Элма” А.Ю. Малинина, четвёртая – НИИ МП и заводу “Компонент” (директор Г.Я. Гуськов). Я вышел к министру с предложением передать четвёртую секцию Юдицкому, поскольку ему завод крайне необходим, а у Гуськова и без неё производственных площадей достаточно. Александр Иванович долго колебался, боялся “обидеть” Г.Я. Гуськова, но, в конце концов, согласился. Зимой 1972 – 73 гг. решение о передаче четвёртой секции СВЦ было принято, за что Г.Я. Гуськов действительно на меня обиделся.

Освоил четвёртую секцию Д.И. Юдицкий очень быстро. Как только строители заканчивали работы над помещениями, в них сразу же устанавливалось и запускалось современное оборудование. Он постоянно модернизировал имеющееся у него установленное оборудование, добиваясь улучшения его характеристик. А.Ю. Малинин, который получил свои три секции раньше, значительно отставал в их освоении. У Давлета Исламовича производственные помещения оборудовались эстетичнее и чище, чем в секциях “Элмы”, хотя технология “Элмы” требует более высокой чистоты.

Мы подготовили письмо министра на получение дополнительного лимита на прописку в Москве 100 специалистов для нового производства в четвёртой секции, но получили отказ. Тогда я попросил у Александра Ивановича разрешения на самостоятельные действия. Ещё во время работы в КБ-1 у меня сложились хорошие отношения с первым секретарём МГК В.В. Гришиным и заведующим оборонного отдела ЦК КПСС И.Д. Сербиным. С их помощью я получил желаемый лимит, чем вызвал некоторую “ревность” А.И. Шокина.

Вскоре после моего прихода в НЦ встал вопрос о судьбе разработанной в СВЦ высокопроизводительной ЭВМ 5Э53. Она разрабатывалась по заказу ОКБ “Вымпел” для системы ПРО, а её производство было запланировано на Загорском электромеханическом заводе МРП. Я обратился к заместителю министра МРП В.И. Маркову, с которым у меня были дружественные отношения ещё с тех пор, когда он был моим подчинённым в КБ-1. Владимир Иванович объяснил мне, что загорский завод перегружен, что он уже выпускает аналогичную ЭВМ разработки МРП, их вполне удовлетворяющую и что 5Э53 Минрадиопрому для ПРО не нужна. Я решил, что производство ЭВМ можно разместить и на другом заводе, например на московском САМ, и поручил Д.И. Юдицкому и И.Я. Акушскому поискать иное применение ЭВМ. Но другого потребителя не нашлось, а в такой ситуации об организации производства не могло быть и речи. С помощью В.И. Маркова мне удалось списать многомиллионные затраты на разработку и макетирование ЭВМ 5Э53.

У Юдицкого был контакт с французской фирмой, не помню её название, которая пожелала купить проект ЭВМ. Д.И. Юдицкий пришел ко мне за разрешением на такую сделку, но я отказал ему по двум причинам. Во-первых, для выполнения такой сделки необходимо изготовление образца ЭВМ для полной отработки технологии, а сделать то его было негде. Во-вторых – зачем нам вооружать французов, тогда наших потенциальных военных противников. Да если бы я и согласился, нам всё равно это не позволили бы сделать вышестоящие органы.

Давлет Исламович любил доводить начатые дела до конца. Так он начал разработку струйного печатающего устройства. Тогда они ещё нигде не выпускались, но идея была интересная, казалась перспективной и многие зарубежные фирмы пытались её реализовать. Но задача оказалась сложной и долго ни у кого ничего не получалось. Но Давлет Исламович не бросал идею, изыскивая вместе со своими специалистами способы её реализации. Я ему говорил, что может быть проблема в характеристиках чернил. Он занимался и чернилами, и механикой, и электроникой. Но завершить ему эту разработку, как и многое другое, не дали. А напрасно. Жизнь подтвердила перспективность струйных принтеров.

Давлет Исламович стремился реализовать гениальную идею о создании ряда отечественных мини-ЭВМ с единым программным обеспечением. Её первым воплощением была мини-ЭВМ НЦ-1. Я всемерно поддерживал его, но в этом вопросе мы остро противоречили с зам. министра В.Г. Колесниковым, считавшим эту идею большой глупостью и насаждавшим воспроизводство зарубежных ЭВМ. И когда мини-ЭВМ “Электроника НЦ-1” была разработана и началось её производство в Пскове, пользуясь властью первого зам. министра он не допустил её к применению в Минэлектронпроме. А НЦ-1 была намного лучше насаждаемых Колесниковым воронежских ЭВМ – не совсем удачных копий американских, более старых машин (но более близких сердцу зам. министра Колесникова).

Колесников всегда относился отрицательно к Юдицкому. Это, в какой-то степени, оказалось на судьбе Давлета Исламовича.

Мой уход с поста Генерального директора НЦ и назначение на него А.Ю. Малинина совпал с образованием нового НПО “Научный центр” в расширенном составе и с правами главка. Потребовалось головное предприятие. Сочли, что существующей Дирекции НЦ для этого недостаточно, и создали новое СКБ “Научный центр”, формально объединив СВЦ и ДНЦ, а фактически разорвав СВЦ на части. При этом места Д.И. Юдицкому в СКБ НЦ не нашлось, его перевели зам. директора НИИТТ Э.Е. Иванова, очевидно, понимая, что он там долго не вытерпит.

Нельзя не отметить, что задачу своего устранения облегчил сам Давлет Исламович, вернее его сложный характер. Он был “отцом родным” для подчинённых, но с начальством иногда был, мягко говоря, недостаточно уважителен. Примеров тому было множество, вот один из них, по-видимому, решающий. Весной 1976 г. в моем кабинете собрались А.И. Шокин, В.Г. Колесников, А.А. Васенков. Заслушивали Д.И. Юдицкого о ходе работ по мини- и микро-ЭВМ. После доклада последовали многочисленные вопросы, Александр Иванович вникал в глубокие подробности, а затем начал давать технические советы. Давлет Исламович не выдержал длительного допроса и в ответ в довольно грубой резкой форме сказал примерно следующее: “Александр Иванович, не лезьте не в своё дело. Ваше дело обеспечить финансирование, остальное обеспечу я”. Помолчав, министр сказал: “На этом закончим”. Когда все разошлись, Александр Иванович сказал мне: “Что бы я Юдицкого больше не видел”. После этого я многократно говорил с министром, пытаясь смягчить его, объясняя поведение Юдицкого большой нагрузкой и его восточным характером. Александр Иванович, который высоко ценил Давлета Исламовича, как специалиста, постепенно оттаивал, но этот эпизод, по-видимому, облегчил Колесникову задачу подписания у министра летом того же года приказа о создании СКБ НЦ, за которым скрывалась фактическая ликвидация СВЦ.

Давлет Исламович действительно вытерпел в НИИТТ только пару месяцев и перешёл на должность зам. директора НИИМП Г.Я. Гуськова. Но вскоре эта должность в НИИМП приказом по министерству была ликвидирована. Давлету Исламовичу ничего не оставалось, как покинуть и Зеленоград, и Минэлектронпром. Однако работа в Зеленограде, очевидно, навсегда запала в его душу, и он по своей воле навсегда вернулся в него, но после смерти – он похоронен на зеленоградском кладбище.

С Давлетом Исламовичем Юдицким у меня сложились хорошие, доверительные отношения. При случае и выпивали. Вместе в “Гайдаровце” встречали новый 1974 или 1975 г. (в Зеленограде снега не было совсем, а там выше колена), Давлет Исламович был душой компании, тамада застолья, хороший рассказчик, с острым чувством юмора.

Конечно, все эти переходы, неустроенность, невозможность реализовать свои творческие замыслы, значительно сказались на его здоровье. Он как истинный боец скончался на боевом посту. Он умер на полигоне. Давлет Исламович похоронен у нас в Зеленограде. Мы приходим на его могилу и вспоминаем его светлое имя, имя первопроходца в науке, имя большого Человека-труженника.

6 октября 2004 г.

Об авторе: генеральный директор научного центра с 1970 по 1976 гг
Из книги «Давлет Исламович Юдицкий ». 2011 г.
Помещена в музей с разрешения автора 3 Апреля 2014

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2018