Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Книги и компьютерная пресса  → Ферритовая память ЭВМ “Урал”  → 

Знакомство с заморскими разработками

Весной 1963 года наши кадровики сообщили мне конфиденциально, что предполагалась поездка Б. И. Рамеева в Англию, но она не состоится. Мне предложено заменить Башира Искандаровича в делегации советских специалистов. Для этого следует пройти процедуру подготовки и оформления соответствующих документов. Пензенская часть оформления, как мне кажется, прошла без задержек, оставалось ждать вызова из Москвы. Тем временем я возобновил "шлифовку" своего английского: слушал пластинки с текстами Диксона, учил диалоги по Оглоблину, работал с упражнениями по замечательной "Практической грамматике" К.Н. Качаловой и Е.Е. Израилевич, заглядывал в самоучитель А.В. Петровой и С.В. Понтович. А время текло своим чередом ...

Вызов пришёл лишь в конце мая 1964 г. Лишь за два-три часа до отхода поезда сообщили, кто включен окончательно в состав советской делегации, двоих кандидатов оставили в Союзе. Руководитель делегации - Игорь Николаевич Букреев, члены делегации Владимир Левин из ЦНИИКА, Станислав Патрикеев из Ленинграда, переводчик из МРП и я.

Отъезд с Белорусского вокзала. Утром мы в Бресте, там меняют колесные пары. Владимир Левин фотографирует этот процесс своей 8-миллиметровой кинокамерой. Пограничники задерживают Владимира и требуют от Букреева засветить пленку. Продолжаем путь. Миновав Польшу, Германию, Голландию и Северное море, с первыми европейскими впечатлениями наша научно-техническая делегация прибыла в Лондон и поселилась в Embassy Hotel, на Kensington Road, в нескольких минутах ходьбы от советского посольства. Две комнаты на пятерых, оплата – по пять долларов с каждого за день проживания. В номере слушаем исполняемую на русском языке песню «Очи черные». Телевизор в холле. Показывают скетч, инсценированный «мордобой» пары участников. Удивляет агрессивный мощный рев зрителей.

Международную выставку по автоматике, электронике и измерительной технике делегация посещает в полном составе в сопровождении секретаря посольства В.И. Кирюшина, который был нами очень полезен, особенно мне.

На первых шагах на выставке инцидент: получив от меня крупную купюру за каталог выставки (на 604 страницах!) продавец не даёт сдачу - потребовалась энергичная помощь моих коллег, чтобы вернуть "свои кровные". Возмутительная наглость англичанина!

А выставка грандиозная! Ни до, ни после я не видел ничего подобного! Сотни фирм экспонировали "море" изделий. Много информации по технике трассировки печатного монтажа, включая гибкий (Printed Circuits Ltd. и др.), представлены интегральные микросхемы (Texas Instruments Ltd. и др), радиокомпоненты, устройства, вычислительные машины... Digital Equipment Corporation (США) демонстрировала свою новую транзисторную одноадресную ЭВМ PDP-5, которую (по Н.П. Брусенцову) называют первой в мире миниЭВМ. В качестве оперативной памяти в ней использовался модуль ферритовой памяти с 4096 (1024...32786) 12-разрядными словами и циклом работы 6 мкс. Скорость 55555 сложений в секунду. ЭВМ стала отправной точкой для последующих моделей (массовой PDP-8 и др.). Межблочный монтаж проводного исполнения (на глазах устаревавшая технология!). Как не сравнить PDP-5 с нашей ЭВМ "Урал-11", почти ровесницей американки! По многим показателям наша модель выглядит сравнимой.

Elliott - Automation Ltd . (Великобритания) представила семейство ЭВМ Arch для управления производственными процессами: младшая модель Arch 1000 обеспечивала 4000 операций в секунду, модель Arch 6000 до 500000 операций в секунду с 18- и 20-битовыми словами соответственно. Elliott Brothers Ltd. (Великобритания), специализировавшаяся на компьютерных услугах, приглашала на двухдневные курсы по Elliott Autocode и Алголу и показывала лёгкость программирования и работы на ЭВМ Elliott 803.

Отделение мобильной вычислительной техники из Elliott Brothers Ltd. выставила Elliott 920, ЭВМ для обработки в реальном времени с физическим объёмом 100 литров (вес 35 кг), расчитанную на военные применения. Она была реализована на кремниевых транзисторах. Предусматривались и невоенные варианты машины.

Ferranti Ltd. демонстрировала управляющую ЭВМ Argus 100 c ферритовой памятью ёмкостью 4096-16384 24-разрядных слова, периферия - перфоленточная. Скорость - 14000 сложений в секунду. Языки программирования - Fortran, Algol .

English Electric - Leo Computers Ltd ., которую посетил наш делегат В. Левин, показывала управление процессами в реальном времени с помощью ЭВМ L EO KDN 2 (ферритовая память 4096 18-разрядных слов, время цикла 15 мкс) с отображением на 21" дисплеях. Здесь же показывали телеметрическую систему с 63 выносными станциями.

International Systems Control Ltd . представила особо надёжную, компактную, 15-разрядную ЭВМ TRW-130, ориентированную на военные применения. Её отличительная особенность - микропрограммное управление с 82 микрокомандами, которые образовывали 8500 уникальных комбинаций, что обеспечивало беспримерную гибкость. Языки программирования - Fortran, Algol. Считают, что машина опередила время, но дороговизна обрекла её на коммерческий неуспех: общий "тираж" около 100 ЭВМ.

На стенде компании Ampex Great Britain Lt d ., известной своими достижениями в магнитной технике, мы с В.И. Кирюшиным попросили познакомить нас с проспектами представленных экспонатов. Представитель фирмы удалился, а вернувшись, сказал, что они не торгуют с СССР и потому проспекты нам не дадут. Я предложил моему спутнику перейти к другим стендам, но он резко сказал "фирмачу": «Повторите шефу нашу просьбу и добавьте, что завтра же в посольстве СССР может состояться пресс-конференция, где ваши дискриминационные действия будут преданы гласности». Пачка проспектов моментально оказалась в наших руках. Да, представителей великой державы надо уважать!

Моё внимание на одном из стендов привлекла матрица на необычно мелких ферритовых сердечниках. К нам подошёл представитель фирмы, и завязалась деловая беседа. Я получал настолько глубокие, точные ответы, что у меня не было сомнений, что беседую с опытным разработчиком таких изделий. И потому в конце беседы поинтересовался, над каким проектом он будет работать в дальнейшем. Ответ запомнился надолго: "Я занимаюсь сбытом продукции фирмы и не намерен менять свою работу". Я хорошо знал уровень технической подготовки и информированности многих отечественных работников сбыта в наших НИИ и в министерстве и решительно высказал сомнение, что кто-либо, кроме разработчиков МОЗУ, смог бы давать такие профессионально точные ответы. Собеседник пояснил, что до недавнего времени он действительно занимался проектированием, но его перевели на более высоко оплачиваемую работу. Расстался с сомнениями. Лишь через многие годы смог поверить сказанному.

Когда на стенде Elliott-Automation Lt d . я пополнял свой уже потолстевший портфель проспектами, ко мне подошел представитель фирмы и спросил, что меня интересует, а услышав, пообещал доставить такие материалы по моему лондонскому адресу. Наутро посыльный вручил мне такой большой пакет, что его содержимого хватило каждому из делегации для "вещественного" отчёта. Нас приняли на лондонском заводе фирмы, где немолодой директор в скромном сером костюме любезно рассказал о заводе, производящем их ЭВМ, о подготовке кадров, в основном, путём внутрифирменного обучения отличившихся работников, показал участки ручной вязки ферритовых матриц и механизированной пайки печатных плат "волной". Во время обеда в соседнем ресторане руководитель нашей делегации Игорь Николаевич Букреев в качестве "презента" передал директору привезённую нами "столичную" водку, но ожидаемых нами восторженных эмоций не последовало. Тут же был приглашён хозяин ресторана, руководивший нашим обслуживанием, который после пояснений ситуации директором ответил: "На общих основаниях". Это означало, что получивший подаренную водку должен за неё заплатить ресторанную, весьма немалую цену. Подтвердилось давнее: "не зная броду, не суйся в воду".

Я воспользовался поступившим в посольство приглашением и 27 мая вместе со Станиславом Патрикеевым, прекрасно знавшим английский, посетил Rembrandt Hotel, где проходил симпозиум фирмы EMI Electronics Ltd. Здесь показали и сообщили технические параметры своей новинки - накопителя на тонких магнитных плёнках (Ni 83%, Fe 17%) ёмкостью 1024 50-разрядных слова с циклом 0,5 мкс. Докладчик рассказал о схемно-конструктивных особенностях и о том, что они готовы к поставкам больших партий таких накопителей. В нашей стране такие накопители не изготавливались.

По моей просьбе В.И. Кирюшин организовал мой визит на фирму Plessay UK Ltd., известнейшую своими ферритовыми накопителями. Мне рассказали там о технологическом цикле производства ферритовой памяти, выразили готовность продавать нам устройства большими партиями. С пониманием отнеслись к моему интересу ознакомиться с автоматическим контрольным оборудованием и показали используемое ими. У них есть автомат для контроля импульсных параметров сердечников при заданной температуре.

Один из автоматов проверки импульсных параметров использовался ими для выборочной (пробной) сортировки испечённой партии ферритовых сердечников, чтобы оценить ожидаемый выход годных. Партию с низким выходом возвращают технологам на доработку, которая обычно удаётся. На других автоматах ведётся производственная массовая сортировка по милому моему сердцу методу непосредственных измерений. Подчеркнули, что готовы поставлять и такие автоматы, хотя механическая, очень дорогая часть, закуплена в США. Конструкторов у них совсем немного, но они готовы ради крупного заказа принять со стороны десятки специалистов. Недавний карибский кризис не послужит помехой для деловых контрактов: их страна уже покупает кубинский сахар в обмен на автобусы. На вопросы о конструкции иглы, методике калибровки измерительной схемы, точности измерений параметров, о параметрах импульсов тока и сортируемых сердечников отвечали охотно, не уклоняясь. Но рассказать об интересовавшей меня известнейшей в ферритовой технике фирме Mullard решительно отказались: такое в бизнесе не принято.

Показали и стенд проверки матриц. Типы тестов такие же, как и у нас. В конце встречи сказали, что они убедились, беседа была с опытным специалистом (мы представлялись научно-техническими экспертами, готовящими предложения для своих торговых специалистов). Директор на своём лимузине подвёз меня с переводчиком до ближайшей станции. Мы возвращались, как и приехали, в почти пустом вагоне пригородного лондонского поезда.

В посольстве я встретил академика С.А.Лебедева, Главного конструктора БЭСМ, директора ИТМ и ВТ, и рассказал о виденном на Plessey UK Ltd. Сергей Алексеевич попросил пересказать услышанное Алексею Фёдорову.

Зашли в магазин радиоаппаратуры. Обратил внимание на телевизоры, более компактные, чем советские. И.Н. Букреев купил миниатюрный радиоприемник, который был назван самым малым в мире. «Покупка для доказательства, что у нас есть более миниатюрный», - сказал нам Игорь Николаевич.

В магазине канцелярских товаров каждый из нас купил шариковые ручки, на родине еще пишут перьевыми. Обращаю внимание на цену книг, до двух долларов. У нас дешевле. Заглянули в аптеку. Много лекарств на полках, а на прилавке лежит ворох продаваемой поношенной одежды. Говорят: «Second - hand». Видеть такое неприятно.

В подвальчиках на улочках магазинчики. На витрине красивый плащ из болоньи. Перед отъездом сюда за 750 рублей я купил себе такой из первой партии подобных плащей, поступивших в продажу на Арбате. Очень удобный. Можно сложить и поместить в портфель. Зашли с Владимиром Левиным, объяснили продавцу, что я хочу купить жене плащ. Цена 5 долларов за плащ итальянского производства. Он выложил все, что у него было, но нужного размера не оказалось. Продавец так старался, что нам было неудобно уходить без покупки. В Москве такого чувства не было.

В большом универсальном магазине очень много одежды из синтетики: платья, кофты, носки. Нейлон, орлон. На своем плохом английском пытаюсь объяснить продавцу, что хочу купить платье для своей жены. «Размер?» «Не знаю, жена пониже Вас». Напарница продавщицы приводит третью, владеющую русским. Помогла подобрать платье за 2-3 доллара, посоветовала купить кофту из орлона, которую жена так и не смогла износить до конца, блузку и плащ. Ходила со мной из отдела в отдел, получала мою плату за покупки и в любом отделе пробивала мне чек в кассовом аппарате с помощью своего ключа. По пути рассказывала, как в Лондоне любят смотреть чеховские спектакли, о здешней жизни, о том, где она выучила русский. Расстались, как давние знакомые. Отличное обслуживание!

Очередь покупателей за 6 дней пребывания в Лондоне увидели лишь один раз, в воскресенье, к мясной лавке.

На стоянке из десяти автомобилей семь были разных марок. Маршрутные автобусы однотипные, отличаются цветом. Кондукторами работают негры. В салоне очень свободно, стоять могут не более 8 пассажиров. Посадка строго по очереди.

Метро - очень старое. Эскалатора нет. Лифт- человек на двадцать, с негром-лифтером. На стенах станций метро – реклама. Видим направленный на нас револьвер. Читаем: «Не гладь горячим утюгом нейлоновую одежду». Грязный пол. Цена проезда (более высокая, чем в Москве) зависит от расстояния. На выходе со станции – контроль билетов.

Понравился Гайд-парк. Старые, с мощной кроной деревья. На траве можно полежать. С ящика-трибуны произносят речи. Слушателей - единицы.

В центре города - красивые старинные здания. Почти как на Невском проспекте. Памятники. Величественная набережная Темзы.

О зарубежных впечатлениях, о новинках я рассказывал Б.И. Рамееву, В.А. Шумову, своим разработчикам, сотрудникам НИИУВМ, и на координационной группе. Я обратил внимание и на то, что фирмы начали изготавливать образцы сердечников с диаметром 0,5 мм, и называл их электрические параметры. Заслуживали внимания новые логические элементы, выполненные на микросхемах, интегральный усилитель считывания. Почти чемодан проспектов подтверждал как известные достижения, так и другие новинки.

Следующая статья книги

Из книги "Ферритовая память ЭВМ «Урал»". Пенза, 2006 г.
Перепечатываются с разрешения автора.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2019