Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Книги и компьютерная пресса  → Семейство ЭВМ “Урал”  → 

“Уральские” машины-спутницы

Авторы упоминавшегося первого проекта отечественной цифровой вычислительной машины считали целесообразным создание специализированных машин, например, для решения баллистических задач, для прогноза погоды, для решения задач криптографии и др. Они же подчёркивали, что такие проекты следует выполнять на базе разработанной универсальной машины. ЭВМ “Урал-1” подходила для такой цели, но ее скорость для таких применений признавалась в одних случаях недостаточной, в других стоимость была слишком высокой. Не удивительно, что с 1953 г. в СКБ-245 под руководством Рамеева стали проектировать специализированные машины-спутницы “Уралов”.

По заказу Гидрометеоцентра была создана ЭВМ “Погода” (Н. Г. Маслов, В. С. Антонов, В. И. Мухин, Э. И. Сакаев, Л. И. Иноземцева, Е. И. Клоков) на четырехстах лампах в трех “уральских” шкафах, с входным и выходным ленточными перфораторами, с печатающим устройством и с клавишным и контрольно-считывающим устройствами. Она предназначалась для использования при составлении прогнозов погоды на сутки и на месяц, продолжительность счета задачи 0,5-1 час.

По заказу МО СССР в 1953-1955 годах была разработана ЭВМ М-46 (А. И. Лазарев С. Н. Смелов, Л. А. Шульгин, А. П. Дедушкин) на трехстах лампах в двух шкафах с ОЗУ на НМБ емкостью 4096 слов, с контрольно-считывающим ленточным устройством, с вводом на перфорированной киноленте и с печатающим устройством. Несколько таких машин было изготовлено на заводе САМ (Москва).

Для МО СССР была создана машина М-56 (В. С. Антонов, Е. Н. Клоков, М. Г. Гордюк, Л. И. Иноземцева) на семистах лампах в четырех шкафах с перфоленточным вводом и печатающим устройством; была выпущена крупная партия таких машин.

По заказу Физико-химического института АН СССР для выполнения расчетов в области рентгеноструктурного анализа и кристаллографии создавалась машина “Кристалл” (Е. Т. Семенова, Ю. Н. Беликов) на четырехстах лампах в трех шкафах, с клавишным и контрольно-считывающим устройствами, с ленточными перфораторами и печатающим устройством.

По заказу Главного артиллерийского управления для статистической обработки большого количества наблюдений разрабатывалась ЭВМ “Гранит” (Ю. Н. Беликов) на трехстах восьмидесяти лампах в трех шкафах, с устройством подготовки перфолент, ленточным перфоратором и печатающим устройством. Машина обсуждалась советскими и американскими специалистами в США, в 1959 г.

Для военных начали разрабатывать и специализированные ЭВМ М-17 и М-27 (В. С. Маккавеев) в 9 шкафах каждая, с внутренней памятью на магнитных барабанах.

С 1955 года работы по четырем последним были переданы в Пензенский филиал СКБ-245, где в следующем году должны были быть также развернуты (но задерживались из-за недостатка специалистов) работы по новым темам: “Удар”, ЭВМ М-30, “Электрон” и другие. Основными исполнителями этих работ в Пензе были молодые специалисты из МЭИ М. П. Белова, Е. Л. Брусиловский, В. Т. Мошенский, В. В. Пржиялковский, С. С. Телков, позже Г. С. Смирнов, К. Г. Лактюшкин, из Горьковского университета Г. С. Богословская, Л. Н. Богословский, В. Дубинин, В. Н. Чубаров, из ленинградских ВУЗов  В. А. Болотский, С. Я. Бычков, М. И. Голубев, В. А. Аверьянов, В. Я. Сковородин, из Киевского политехнического института Е. И. Шприц, из Пензенского индустриального института И. П. Гундоров, А. Д. Шитов, Е. Н. Павлов и другие. Только в 1957 году в филиал было принято 66 молодых специалистов, к концу года численность сотрудников предприятия возросла до 428 человек. Единственный кандидат технических наук В. В. Пропастина из Пензенского индустриального института возглавила лабораторию новых элементов.

В сентябре 1957 года завершилась разработка специализированной ЭВМ “Кристалл” с внутренней памятью на перфоленте (Ю. Н. Беликов, В. Т. Мошенский, Ю. В. Пинигин, Н. Н. Виноградов, М. П. Белова и другие), а в октябре — работа по машине “Гранит” с внутренней памятью на магнитной ленте (С. С. Телков, В. Н. Филиппов, А. М. Полячкин, К. К. Буряченко, Н. А. Горшкова, Л. Т. Меднова и другие под руководством Ю. Н. Беликова и В. В. Пржиялковского). По свидетельству В. Т. Мошенского, схемотехника машин была существенно переработана по сравнению с первоначальными, московскими вариантами. Междуведомстенные испытания машин успешно завершились, опытные образцы были переданы заказчикам.

Работы по более сложным ЭВМ М-17 и М-27 завершили в 1960 году В. С. Маккавеев, ведущий разработчик, Ю. Н. Михеев, Ю. И. Кулагин, Б. Д. Беззубов, Л. А. Хамгашалов, Г. П. Сергеев, Е. Н. Павлов, В. А. Епифанов, А. С. Васильев, Г. Л. Мясников, А. Ф. Макеев, Х. В. Гольберг и другие.

В 1957-1960 гг. в интересах НИИ авиационной технологии Ю. Н. Беликов, К. К. Буряченко, С. Н. Ключанцев, Г. С. Бахметьев и другие на базе “уральских” конструктивов (три шкафа) разработали (ОКР “СТАНОК”) интерполятор четвертого порядка для программного управления металлорежущими станками. При скорости резания до трех метров в минуту обеспечивалась точность 10 мкм. В США аналогичная по назначению работа была выполнена в знаменитом Массачусетском технологическом институте (MIT).

С мая 1957 года стали быстро нарастать темпы разработки перевозимой вычислительной машины М-30, предназначенной для расчёта координат по радиопеленгам. Руководитель работ В. С. Маккавеев вместе с нами, молодыми специалистами, с нулевым профессиональным стажем (Г. С. Смирновым, И. П. Гундоровым, А. Д. Шитовым, В. А. Аверьяновым, С. П. Гундоровой и др.) должен был обеспечить большее быстродействие, чем “уральское”. Радикальным решением такой задачи было бы создание оперативной памяти на ферритовых сердечниках (с ППГ), о работах по проектированию экспериментальных образцов которой в то время стали появляться первые публикации. В. С. Маккавеев образовал группу из нескольких специалистов, поручил мне руководство ею и дал нам по одному образцу запоминающих сердечников марок Л-2, К-28 и К-65 для оценки возможности построения МОЗУ. Поставленные мною с В. А. Аверьяновым эксперименты на разработанной мною установке выработки последовательности токовых импульсов показали возможность использования сердечников марки К-28 не только в качестве запоминающего элемента, но и в качестве оконечного каскада адресного дешифратора трехмерного (3D) МОЗУ с совпадением “полутоков”, отличавшегося наилучшей экономичностью среди известных в то время. Успешные исследования первой матрицы с ферритовыми сердечниками и другие проработки побудили В. С. Маккавеева выбрать параллельно-последовательную структуру машины, которая и была предложена в пояснительной записке к предъявленному Заказчику эскизному проекту. Глубина проработки и эксперименты по МОЗУ оказались такими, что комиссия в декабре 1957 года приняла проект как технический. За этим незамедлительно последовало должностное повышение исполнителей, а руководители групп Г. С. Смирнов и Е. И. Шприц стали инженерами еще более высокой, первой категории.

Неожиданно для всех нас по настоянию присутствовавшего на защите проекта Б. И. Рамеева с февраля следующего года меня с “ферритовой” группой переориентируют на конструирование МОЗУ для более мощной и значимой ЭВМ “Урал-2”; В. С. Маккавеев с оставшимися разработчиками проекта Е. И. Шприцом, И. П. Гундоровым, С. П. Гундоровой, В. К. Беликовой, А. Д. Шитовым, С. Я. Бычковым, Г. В. Киреевым, В. С. Молчановой, Х. В. Гольберг и другими вынуждены были вернуться к “барабанному” варианту реализации машины. Они переработали проект, изготовили и успешно сдали заказчику опытный образец М-30 (на четырех модернизированных “уральских” шкафах). Пензенский завод САМ в 1961-1962 годах выпустил свыше 15 таких машин.

Из книги Г. С. Смирнова “Семейство ЭВМ «Урал». Страницы истории разработок.” Пенза, 2005 г.
Перепечатывается с разрешения автора.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2019