Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Книги и компьютерная пресса  → Семейство ЭВМ “Урал”  → 

ЭВМ “Урал-14” — основная машина ряда

В отличие от разработчиков фирмы IBM, создававших полупроводниковые варианты ламповых машин IBM-650 (IBM-7070), IBM-705 (IBM-7080) IBM-709 (IBM-7090), и следовавших по такому же пути московских разработчиков, проектировавших БЭСМ-4 (О. П. Васильев) и М-220 (В. С. Антонов) с сохранением системы команд и структуры лампового прототипа (М-20), разработчики “уральского” процессора в лаборатории А. С. Горшкова шли по иному пути, включая в свой проект новые, перспективные решения, полагая, что тем самым удастся привлечь больше потребителей и обеспечить более долгую жизнь такой машине. Предлагавшиеся разработчиками лаборатории технические решения по 24-разрядному процессору не были приняты Главным конструктором для младшей машины нашего ряда. Но они не были и проигнорированы, работы были продолжены не без ущерба для 48-разрядной модели нашего ряда.

Предложенный в аван-проекте 24-разрядный процессор У-320 после упоминавшегося выше совещания распадается на основное арифметическое устройство У-320 (Ш-2), ведущий разработчик О. Ф. Лобов, и устройство управления У-321 (Ш-2), ведущим разработчиком которого остался А. С. Горшков; разработку пульта управления У-630 вел заместитель Главного конструктора машин “Урал” В. И. Мухин, переведенный в отдел А. Н. Невского в 1963 г. Машине присвоили обозначение “Урал-14”, хотя она становилась 24-разрядной, а не 48-разрядной, как было объявлено в аван-проекте для машины с таким шифром.

А. С. Горшков, О. Ф. Лобов, В. И. Бурков, Ю. В. Пинигин, Г. С. Богословская, Л. А. Собина, Е. М. Гольдгабер, Ф. П. Невская, С. Г. Кочетов и др., руководимые Главным конструктором Б. И. Рамеевым, — основные разработчики процессора (У-320 и У-321). Арифметическая часть процессора выполняла операции с двоичными числами с фиксированной запятой. Операции с числами с плавающей запятой как и операции с числами большей длины выполнялись по подпрограммам, вызываемым к работе с помощью экстракодов. В известных нам машинах с “экономической ориентацией” IBM-705, IBM-7070, IBM-1401 и в некоторых других обрабатывались числа переменной длины, но дискретность длины соответствовала длине кода обрабатывавшихся символов. В нашем процессоре впервые в “уральской” практике длина числа допускалась любой, от 1 до 24 бит (длина слова 1…64 бита и в известной ЭВМ IBM-7030).

Семь старших разрядов команды представляли код операции; двенадцать младших разрядов команды — относительный адрес, отсчитываемый от начала используемого массива; три более старших разряда указывали номер индексного регистра; следующие два разряда — номер базисного регистра. Относительная адресация обеспечивала независимость программ от расположения массивов в оперативной памяти. Действительный адрес вычислялся автоматически в устройстве управления У-321. Для модификации адресов ячеек оперативной памяти использовались управляющие слова, находившиеся в базисных и индексных регистрах. Часть управляющего слова в индексном регистре содержала текущее значение константы модификации относительного адреса и номер разряда внутри ячейки, начиная с которого было расположено адресованное слово; другая часть этого управляющего слова представляла граничное значение этой константы. Управляющее слово в базисном регистре содержало номер массива, действительный адрес начала массива, относительный начальный адрес части массива и длину части массива.

В процессоре совмещалось выполнение до трех команд, одновременно исполнялось до 7 программ, приоритет которых оператор мог изменить с пульта управления. Работа процессора и оперативной памяти проверялась “по модулю 3”. Обеспечивалась возможность многопрограммной работы. Эти нововведения должны были обеспечить улучшенное использование ресурсов машины, хотя по сравнению с У-328 объем оборудования увеличился в два раза.

В процессоре был блок управления устройствами ввода-вывода “уральского” набора с буферным регистром и со схемами системы прерывания (64 канала, 16 уровней прерывания). Система прерывания освобождала процессор на все время, свободное от приема или передачи слов. На обслуживание одного устройства, выполнявшего передачу массива слов, в среднем затрачивалось два-шесть процентов времени процессора. Число подключенных к процессору устройств для ввода-вывода — до 24-х. Интерфейс — типовой для нашего ряда машин, выбор устройства — как и в других “уральских” машинах — адресный, что упрощало программное обслуживание устройств и позволяло подключать к процессору новые, неизвестные первоначально устройства. Допускалась одновременная работа нескольких устройств.

Для управления внешней памятью — отдельный, работающий независимо блок, позволявший подключать через 2 контроллера У-435 до 16 лентопротяжных механизмов. Необходимость в столь большой внешней памяти быстро подтвердилась. Уже в первом образце машины для системы автоматизации банковских операций потребовалось использование максимально допустимого количества ЛПМ. Исполнение команд начала и конца работы — с использованием средств прерывания, прием и передача слов выполнялись с использованием “приостановки”, которые происходили с интервалом 200 мкс, но не приостанавливали работу арифметического устройства. Поэтому даже при непрерывной работе НМЛ потери времени центральных устройств не превышали пяти процентов. Процесс управления НМБ считался аналогичным.

Учитывалось, что могли быть пользователи, которых не удовлетворит производительность этого процессора, в частности, пользователей, решавших задачи с большим количеством умножений, или пользователей, обрабатывавшие многочисленные данные, представленные в десятичной системе счисления. В таких случаях пользователь мог дополнить состав своей машины сопроцессором из набора “уральских” устройств (У-340, У-342, позже У-345).

Комплекс элементов в процессоре — “Урал-10” из 5 логических (ДТЛ типа): до 90 процентов были модули лишь двух типов. В процессоре — около 3000 транзисторов. Количество же типов ячеек было несравнимо больше, чем в НФ, в котором использовались лишь 6 типов. Разработку конструкторами (М. П. Князев), технологами и программистами (Н. М. Конопля) соответствующей документации, включая трассировку ячеек и составление таблиц соединений между ячейками (ТЭЗами) процессора (с использованием ЭВМ “Урал-4”) организовывал и контролировал заместитель Главного конструктора машин “Урал”, начальник отдела А. Н. Невский.

В ЭВМ “Урал-14” — пульт управления У-630 в виде стола с клавиатурой, панелью сигнализации и печатающей машинкой типа “Консул” для связи оператора с машиной. Он был разработан и налаживался заместителем Главного конструктора В. И. Мухиным и его коллегами.

Адресное пространство оперативной памяти, разрабатывавшейся в лаборатории ОЗУ, составляло 65536 26-разрядных (из них 2 контрольных) слов: в машине могло быть до 8 модулей У-451 (минимальный штатный размер оперативной памяти первоначально был определён в 8192 слова, позже — 16384 слова). Модуль памяти У-451 уже был готов в 1963 году, и теперь велось изготовление дополнительных образцов. Вместо этих модулей и наряду с ними в дальнейшем использовались односторонние ферритовые накопители У-479 (Ш-1), модули оперативной памяти У-450 (Ш-2), У-450Г (Ш-2), с 1966 г. модули У-454 (Ш-2) емкостью 16384 слов, а с 1970 года могли использоваться модули У-465 (модернизированный шкаф Ш-2) емкостью 32768 26-разрядных слов. Система оперативной памяти машины обеспечивала сохранение информации при плановых и внеплановых включениях и выключениях напряжения сети благодаря введению в состав НФ специальных, разработанных нами схем, а также разработанного нами и включённого в состав пульта управления У-630 специального датчика отклонения напряжения сети, выполненного по оригинальной схеме. Основные исполнители работ по системе оперативной ферритовой памяти: заместитель Главного конструктора ЭВМ “Урал” Г. С. Смирнов (рук.), инженеры А. А. Михайлов, Г. И. Нефедов, К. Е. Юренков, Е. С. Филиппова, Т. В. Грачева, В. А. Соколов, Б. Н. Лядов, В. И. Степушкин, Л. С. Елатонцева и др.

Изготовление и наладка модулей оперативной памяти машины были выполнены с использованием разработанной у нас (и переданной на серийные заводы) специальной контрольной и измерительной аппаратуры: ПИТ, У-700, У-701 (В. Г. Желнов и др.), установки проверки модулей типа “M”, СПМ-3, У-711, У-715, У-725 и др. (Г. С. Смирнов, Ю. Ф. Филатов, Г. И. Нефедов, А. Чижов, А. Беляев, А. Б. Кузнецов, Г. А. Литвинова, А. Ф. Кожевникова, Г. Ф. Глазунов, А. А. Датриев, В. Ф. Юсупов, В. К. Петров и др.). Работа была столь всеобъемлющей и качественной, что не было необходимости в участии разработчиков НФ на стадии комплексной наладки опытного образца машины.

Устройства для ввода, вывода и хранения оставались едиными для всех машин ряда. Использовалась типовая для нашего ряда машин кодировка данных, допускалась работа с носителями информации, подготовленными на другом типе машин нашего ряда.

Разработка схем процессора и его изготовление шли все же медленнее, чем планировалось, и это не могло не задерживать изготовление опытного образца машины в экспериментальных мастерских НИИУВМ. С февраля 1964 года разработчики процессора были освобождены Рамеевым от обязанности проектировать процессор машины “Урал-11”. Однако вскоре их работа усложнилась из-за того, что потребовалось передавать заводу не апробированную на опытном образце документацию и на процессор, и на машину “Урал-14”.

Тогда же был распространен нашим институтом информационно-справочный листок № 10056. В зависимости от назначения в нем рекомендовались четыре модели машины в следующей комплектности:

Пользователь мог дополнять модели разными устройствами “уральского” набора с учетом следующих характеристик машины:

Время сложения 24-разрядных двоичных чисел с фиксированной запятой — 22 мкс (44 или 66 при обновлении индексного и с вызовом управляющих слов индексного и базисного регистров), время умножения — 270 мкс, деления — 365 мкс. Время сложения 5-разрядных десятичных чисел (с сопроцессором У-342) — 100 мкс, 11-разрядных — 200 мкс. С использованием позже разработанного сопроцессора У-345 время сложения 48-разрядных двоичных чисел — 40 мкс, умножения — 100 мкс, время сложения чисел с плавающей запятой — 40 мкс, умножения — 100 мкс, включая числа с плавающей запятой и 48-разрядные числа.

Нельзя не сказать о разработке программного обеспечения машины и связанных с этим наших затруднениях. В годы проектирования аппаратных средств машин ряда для транзисторных вариантов машин М-20 (БЭСМ-4, М-220 и других) программистами первоначально создавались модернизированные варианты интерпретирующей системы ИС-2 (ИС-22) и стандартных программ СП (СПП-2А), причем транслятор с автокода (АВТОКОДИР) машины М-20 создавал стандартные программы, которые можно было помещать в СПП-2А. Кроме этого, C.С. Лавровым и В. А. Степановым уже был создан транслятор ТА-1 (1961 г.) с подмножества АЛГОЛа, для транзисторных вариантов этих машин ими же теперь создавался ТА-1М, содержавший 17000 кодов; готовая программа не могла быть длиннее 3700 слов, она была в 1,5-2,5 раз длиннее, чем при ручном программировании и исполнялась в 1,5-2,5 раз дольше. М. Р. Шура-Бурой после транслятора ТА-2 с полного АЛГОЛа для транзисторных вариантов машин этой линии был создан транслятор ТА-2М, который начал эксплуатироваться с 1967 г. У А. П. Ершова вместо “Сибирского языка программирования” появился язык “АЛЬФА” (расширенный вариант АЛГОЛа-60), трудоемкость создания транслятора которого (1964 г., 45 тысяч команд) составила 30 человеко-лет. У нас разработкой системы программирования продолжал заниматься А. И. Плетминцев и его небольшая группа. Из литературных источников теперь известно, что трудоемкость разработки трансляторов с других языков программирования высокого уровня (FORTRAN и других) была такого же порядка. Зарубежные фирмы шли на такие затраты. Их машины поставлялись с трансляторами с языков программирования PAB и FORTRAN (IBM-7090), FAST и COBOL-61 (H-1800), AUTOMATH (H-1400), ALGOL-60 (SDS-9030), OPAL и SAT (PHILCO-1000) и других. Нам нужен был транслятор с автокода ряда машин “Урал” (АРМУ) на командный язык машины “Урал-14”.

Новой и более сложной задачей, которую уже нельзя было игнорировать, стала разработка с использованием автокодов или других средств системной программы-диспетчера (операционной системы). Такая программа предназначалась для организации вычислительного процесса и обеспечения улучшенного использования аппаратных ресурсов. Диспетчер определял очередность исполнения отдельных частей решаемой задачи, распределял оперативную память, выделял место для задач на магнитной ленте, управлял работой устройств ввода-вывода и пр. На машинах второго поколения уже использовались OS ATLAS, AOSP D-825, MCP B-5500, IBSYS IBM-7090 и другие. Но у нас не было по ним каких-либо подробных материалов.

По свидетельству М. Р. Шура-Буры и А. П. Ершова в нашей стране “с 1964 г. разработка математического обеспечения стала элементом государственной политики. ГКНТ стал одновременно и координатором работ по математическому обеспечению существующих машин, и генеральным заказчиком промышленности на математическое обеспечение вновь создаваемых ЭВМ… Апробация новых систем программирования, а впоследствии и операционных систем проводилась междуведомственной комиссией под председательством академика А. А. Дородницына…” Решение исключительной важности, но кому комитет намеревался заказывать разработку математического обеспечения машин и какие результаты будут в ближайшее время?! Системные программисты в стране были только самоучками, их было слишком мало, не было централизованного управления их работой.

Теперь известно, что последовавшая через два года попытка С. С. Лаврова и А. А. Дородницына (ВЦ АН СССР) координировать разработку программного обеспечения для БЭСМ-6 оказалась безуспешной, программисты ИПМ, ИТМ и ВТ и других институтов уже весьма далеко продвинулись в своих разработках и предпочли завершать работу самостоятельно. У нас же соисполнителей по программному обеспечению машин ряда тогда не было.

Эти новые проблемы, видимо, теперь весьма беспокоили Главного конструктора. Показательно, что в июне 1964 г. Башир Искандарович, несомненно, наиболее информированный среди нас разработчик, внимательно просматривавший всю поступавшую на предприятие техническую литературу, осведомленный о работах в Москве, Минске и Новосибирске, расспрашивал меня, МОЗУшника, вернувшегося из Лондона с Международной выставки по автоматике, электронике и измерительной технике, не столько о новых экспонировавшихся аппаратных средствах, сколько о том, какие программные средства поставляются с новейшими ЭВМ, какого объема трансляторы и другие программные документы. В привезенных мною проспектах лишь на рекламном уровне, в основном, сообщалось о поставках автокода, АЛГОЛа, КОБОЛа и ФОРТРАНа. Кажется, только в одном назывался объем транслятора (по мнению Буркова, неправдоподобно малый), сообщалось также об английских краткосрочных курсах по обучению программированию на языке высокого уровня.

По свидетельству А. И. Плетминцева, именно Б. И. Рамеев тогда “задавал тон” в разработке нашего программного обеспечения. Он же организовывал консультации наших разработчиков у программистов А. П. Ершова, А. А. Дородницына, А. И. Китова и др. В 1965-66 г. в НИИУВМ была разработана Инструкция по программированию ПС0.170.001И, в которой содержались сведения по подготовке и решению задач на ЭВМ “Урал-14”. Бурковым, Горшковым, Лобовым, Мухиным и Пинигиным были описана система команд, выполняемые устройствами машины операции, приведены примеры простых программ. В инструкции были изложены способы использования библиотечных программ, вид процедур ввода-вывода, правила работы оператора за пультом управления. Н. М. Конопля, М. В. Жегалова, А. В. Инкин, М. Н. Каменецкая, Г. А. Никифорова, Ю. Г. Юренков описали разработанные подпрограммы (вычисления элементарных функций и пр.) и сообщили время их исполнения. Г. А. Андриенко, В. И. Бурков, Р. П. Вешнякова, В. П. Иванова, В. И. Пахомов, Г. Н. Покатило и другие изложили алгоритм сокращенного варианта диспетчера (операционной системы) основного комплекта машины (более полное описание диспетчера Д2У-14, содержавшего свыше 45000 команд, ПС0.170.001ТО205 было выполнено позже). Примерно в это же время была разработана первая отечественная ОС (для ЭВМ “Весна”, В. С. Штаркман, ИПМ АН СССР).

Наши программисты вели также разработку транслятора с языка программирования высокого уровня АЛГОЛоподобного АЛГАМСа на автокод ряда машин “Урал”. АРМУ разрабатывали А. И. Плетминцев, Ю. И. Патрушев, В. Я. Ерохов, В. Э. Василенко, Л. Н. Богдатова, А. Н. Лосева и А. Г. Екимов. АРМУ представлял программисту средства для оформления программы решения задачи и массивов, в которых будут находиться данные, подлежащие обработке, таким образом, чтобы решение задачи могло проходить под управлением диспетчера (операционной системы). Минимальной единицей в АРМУ являлась команда. Разрабатывался и транслятор с АРМУ на машинный язык модели “Урал-14”.

Путь к серийному производству нашей машины не стал типовым. Высокая расчетная надежность, модульное построение машины и связанная с этим возможная многовариантность конфигурации машины, конструктивное исполнение устройств по принципу “двойного назначения”, изначальная ориентация на массовое механизированное производство логических элементов, большая емкость оперативной памяти в сочетании с очень широкой по тому времени периферией и возможностями внешней памяти, как и авторитет “уральской” школы конструирования должны были привлечь внимание влиятельных потребителей, которые помогли бы отодвинуть исполнение требований по программному обеспечению на более долгий срок.

После защиты упоминавшегося выше аван-проекта к нам зачастили потенциальные заказчики, среди них в 1963 году были и представители НИИАА  В. Юрченко и А. Веселов. По их рекомендации академик В. С. Семенихин заказывает на Московском заводе САМ двухмашинный комплекс, получивший обозначение 15Э1. Его изготовление началось с 1964 года, за год до начала выпуска известной серии IBM-360.

В этих условиях и Пензенский завод САМ (директор В. А. Стукалов) с 1965 года не спешно начал производство машин “Урал-14”, не дожидаясь получения рекомендации междуведомственной комиссии: одну машину в том же году, 9 и 12 в последующие два года. Удивительно мало! Даже ламповых машин за год завод выпускал больше: в 1959 г. 60 шт. ЭВМ “Урал-1”, в 1962 г. — 55 ЭВМ “Урал-2” и “Урал-4”, в 1964 г. — 54 ЭВМ “Урал-2”, “Урал-3” и “Урал-4”.

В начале 1966 г. не сотрудниками СКБ Пензенского завода ВЭМ, а М. П. Князевым и другими в отделе А. Н. Невского в нашем НИИ была выпущена и передана заводам документация на модель машины с индексом “В” (с приемкой Заказчика), потом с индексом “Д” (с ферритовым модулем У-454 вместо двух модулей У-451). Для последней Ю. И. Патрушевым совместно с А. И. Плетминцевым и В. Я. Ероховым была создана АКУ-система, основой которой являлся символьный машинно-ориентированный язык программирования. Входными данными для транслятора системы являлась АКУ-программа, помещенная на магнитную ленту с помощью специальной сервисной программы из состава АКУ-системы. Выходом транслятора была машинная программа, записанная на магнитную ленту, и листинг исходных элементов и соответствующих им машинных эквивалентов. Был возможен вывод и на перфоленту. Тогда в НИИУВМ уже эксплуатировались изготовленные в мастерских предприятия ЭВМ “Урал-14Б” и “Урал-14Д”. Они использовались как инструментальные средства для разработки программного обеспечения.

Надо признать, что к этому времени стала отчетливо проявляться не лишенная некоторых оснований эйфория разработчиков машины “Урал-14”: наши машины представлялись более совершенными по сравнению с такими, как универсальные трехадресная БЭСМ-4 (1962-1966 гг., 30 шт.) со скоростью счета 20000 оп/с, двухадресная “Минск-23” (1966-1969 гг., 28 шт.) со скоростью 5000 оп/с, 48-разрядная ЭВМ “Раздан-3” с быстродействием 20000 оп/с с МОЗУ ёмкостью 4096в48 бит с tц=9 мкс при неэкономичной выборке типа 2D, от которой отказались ведущие советские разработчики машин второго поколения. В ЭВМ БЭСМ-4 МОЗУ типа 3D емкостью 4К слов с tо=10 мкс, в ЭВМ “Снег” (1965-1971, 20 шт.) МОЗУ типа 3D емкостью 16К 48-разрядных слов с tц=9 мкс.

Машину “Урал-14” сравнивали с иными по назначению: “Днепр-21” (1967 г.), ВНИИЭМ-3 и др. В управляющей машине “Днепр-21” — НФ ёмкостью 4096 42-разрядных слов с tц=11 мкс. В УВМ ВНИИЭМ-3 (В. М. Долкарт, 1965 г.) с МОЗУ ёмкостью 4096 24-разрядных слов (tц = 8 мкс) обеспечивались межмашинный обмен информацией и мультипрограммная работа, использовались каналы с возможностью подключения НМЛ собственной разработки и других устройств, объем же выпуска таких машин не был значительным.

В 1968 г. Б. И. Рамеев сопоставлял наши модели полупроводникового ряда с GE-415 (1964 г.), GE-425 (1964 г.), GE-435 (1964 г.), IBM 360/30 (1965 г.), IBM 360/40 (1965 г.), IBM-360/50, System 4/10 (1967 г.), System 4/30 (1967 г.) и System 4/50 (1967 г.), см. табл. 6. И по основным параметрам, по нашему мнению, выглядели “уральские” модели вполне удовлетворительно.

Возможности наших машин не представлялись исчерпанными и развивались с учетом потребностей основных заказчиков. На своем предприятии машины “Урал-14” применили в качестве “процессора обработки” в системе автоматизации банковских операций (ОКР “БАНК”, Главный конструктор Е. Б. Рассказов, разработчики Е. Н. Павлов, И. В. Урнев, В. Р. Садовский и другие). Были применены машины “Урал-14” и в системе оптимизации маршрутов перевозок строительных материалов в Москве, в Ленинграде (ОКР “СТРОИТЕЛЬ”); машину применили в ОКР “ЛИСТОПРОКАТ”. Позже в Москве в многомашинном комплексе использовались три ЭВМ “Урал-11” и две ЭВМ “Урал-14” (тема “КОРУНД”, А. С. Горшков, Г. С. Богословская и др.)

Машины этой же модели нашли применение также в системах управления автомобильным и железнодорожным транспортом и т. д.

Машина “Урал-14Д” экспонировалась на Выставке достижений народного хозяйства, и 24 декабря 1968 года Б. И. Рамеев, А. Н. Невский, В. И. Бурков, А. С. Горшков, Г. С. Смирнов, В. И. Мухин и другие ведущие разработчики были награждёны медалями ВДНХ.

Из-за трудностей с подготовкой программного обеспечения (Н. М. Конопля, В. И. Бурков с 1968 года) междуведомственные испытания ЭВМ “Урал-14” с программой-диспетчером Д2У-14 (А. С. Шумилов, Т. М. Козлова) удалось провести только в июне 1970 г, на шестом году серийного производства машин. В следующем году А. В. Сивохин внедрил АРМУ в ВЦ МПС, примерно в это же время Иркутским университетом был разработан транслятор с АЛГОЛоподобного языка ОМЕГА на автокод АРМУ. В 1973 г. наши разработчики программного обеспечения А. И. Плетминцев, Ю. И. Патрушев, А. Н. Лосева, В. Я. Ерохов, Т. Е Сторожева, Е. П. Спирина, Л. Н. Богдатова и Л. С. Базеева доложили на Пензенской научно-технической конференции о своих разработках АРМУ и его транслятора, о средствах отладки программ на уровне АРМУ и автокоде АКУ для машин “Урал-14” и “Урал-16”.

В 1965-1967 годах было выпущено 26 ЭВМ “Урал-14”, в 1967-1974 годах — 178 машин “Урал-14Д”: доля машин “Урал” в отечественном парке ЭВМ в то время оставалась хотя и заметной, но огорчительно меньшей, чем ранее. Участниками серийного производства наших машин были Пензенский завод ВЭМ и Московский завод САМ, Кузнецкий завод приборов № 2 поставлял последнему матрицы МЭ-4В/МЭ-4, Астраханский завод “Прогресс” поставлял в Пензу термостатированные ферритовые кубы КФТ-7/КФТ-7В, КФТ-10/КФТ-10В, а Волжский завод РТЭ модули комплекса “Урал-10” и печатные платы. Следует все же учесть, что Пензенский завод ВЭМ изготовил в 1965 году еще и 25 автоматов У-700 и У-701, в 1967-1974 годах — 160 автоматов У-705, в 1970-1978 годах — 242 автомата У-706, а с 1976 года приступил к выпуску 163 автоматов КФА-1; в те же годы завод изготовил стенды проверки ферритовых матриц, кубов и модулей памяти У-711, У-712, У-715, У-725 и этим обеспечивал производство как “уральских”, так и других ЭВМ.

Таблица 6. Параметры универсальных ЭВМ. Переходный период.

Параметр/ЭВМ GE-435 Урал-11 Урал-14 IBM360/30 IBM360/40 System4/30 System4/50 ЕС-1020 ЕС-1030 Урал -21
Дата выпуска 1964 1965-1975 1965-1974 1965-1970 1965-1970 1967 1967 1972- 1975 1973-1978 1973-1986
Операций/c, тыс.   50 45 15 90     10 Г3 50 Г3 180
Тсл, фикс/пл, мкс 9/14 20/40 22/40 39/312 12/77 23(32) /22 25/60 9/13 5
Тумн, ф/пл, мкс 128 70/100 300/100 303/312 83/77 215(32) /83 285/490 40/30  
Тдел, фз/ пз   п/п 350/100         390/400 103  
Адресность 1-2 1 1 1-2 1-2 2 2 1-2 1-2 1
Система счисления   2; 10; АЦзн 2; 10; АЦзн 2; 10; АЦзн 2; 10; АЦзн 2; 10; АЦзн 2; 10; АЦзн 2; 10; АЦзн 2; 10; АЦзн 2; 10; АЦзн
Команд   150 230 144 144 41 144 144 144  
Разрядность, бит 24 12; 24; 48 1-24; 48 8 16 8*N 8*N 8 8; 32 12; 48
МОЗУ, штатн. сл 4К24 8К24 16К24 16К8 16К16 16K 16K 16К8 256К8 16К48
МОЗУ, макс, бит 32К24 16К24 64К24 64К8 128К16 64K8 256K 128К8 1М8 64К48
Тцикла, мкс 7,7 9 9 2 2,5 1,5 1,4 2 1,5 2,4
НМБ, млн. слов 12 0,1-0,8 0.1-0,8 0,8 0,4 нет        
НМЛ, млн слов 56 ЛпМ 1-48 24 р 1-48 есть есть 10Байт/шкаф   5-32 ЕС ЕС
НМД, млн. слов 7 5-40 5-40   3,7 5     7,2 зн  
НПЛ, ввод , стр/с 500 1000 1000 1000 1000 1250 1250 1500 1500 1500
НПЛ, вывод, стр/с 150 80 80 нет нет     150 150 150
НПК, ввод, к/мин 900 800, 2000 800, 2000 800 800 800; 1400   ЕС ЕС ЕС
НПК, выв., к/мин 300 110 110 250 250 100/300 100;300 ЕС ЕС ЕС
АЦПУ/ЦПУ, стр/мин 1200 400, 1500 400, 1500 600; 1100 600; 1100 750; 1300 1300 900 900 900
Каналов/устройств 8-14/ /16 /24 Мп+2Се Мп+2Се     2Се+М 3Се+М М
Vобм. Кcвязи, 1/c   2,2МС 2,2МС   есть          
Voбм, Сел. 1/с   нет нет 275К8 600К8     200К8 800К8 нет
Voбм, МпК, 1/с       30К8180К8 30К8;200К8     143К 40К8 ЕС
Логич. элементы   ДТЛ ДТЛ ДТЛ ДТЛ     ТТЛ ТТЛ ТТЛ
Констр. элем-ов   модули модули МикСх МикСх МикСх МкСх ИнСх ИнСх ИнСх
ЭРЭ дискр. дискр. дискр. гибрид. гибрид.     монолитные монолитные монолитные
Потреб. мощность   4-12 8-         21 25  
Площадь, кв. м   30-40 >80         100 150  
Серийность, шт >27 125 205 8000 2000 будет будет 750 436 2-4

Из книги Г. С. Смирнова “Семейство ЭВМ «Урал». Страницы истории разработок.” Пенза, 2005 г.
Перепечатывается с разрешения автора.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2019