Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → 

Из истории становления отечественной военной радиорелейной и тропосферной связи

Часть I

Задачей военной связи является передача и приём сообщений в системе управления войсками и оружием. Главнейшими её видами являются: связь централизованного боевого управления; связь оперативного боевого управления; связь обеспечения боевых действий; связь взаимодействия и связь оповещения.

Для успешного ведения войны любого масштаба боевое управление должно быть эффективным и гибким, а средства связи – надёжными, устойчивыми и функционировать на суше, в воздухе, в космосе, в море и его глубинах.

Современные войны ведутся с широким использованием средств радиоэлектронной борьбы, что определяет высокие требования к системам и средствам связи в части использования специальных мер помехозащиты. Важное внимание уделяется также защите оборудования и обслуживающего персонала от поражающих факторов – как обычного оружия, так и оружия массового воздействия.

Среди многообразия видов военной связи за последние 50-60 лет широкое распространение получили такие её виды, как радиорелейная и тропосферная связь. Они используются в различных звеньях принятой системы управления: стратегическом, оперативно-тактическом, оперативном и тактическом.

Мне, автору этих строк, посчастливилось быть участником процесса – если уж не зарождения, то, по крайней мере, начального становления отечественной радиорелейной и тропосферной связи в войсках. Поэтому ниже рассмотрены события, которые проходили на глазах автора. Я заранее приношу извинения у тех, кого я не упомянул в этой статье, но кто имеет прямое отношение к развитию радиорелейной и тропосферной технологии в нашей стране.

Радиорелейные линии прямой видимости

По мере роста объёма передаваемой информации различного назначения, как правило, растёт передаваемая полоса частот. Это приводит к необходимости освоения более высоких диапазонов частот, то есть к переходу к УКВ и СВЧ. Однако в таких диапазонах радиоволны могут распространяться практически только в пределах прямой видимости. Для передачи сигналов на более дальние расстояния необходимо было их переизлучение с помощью специальных ретрансляторов, чтобы обогнуть кривизну Земли. Так возникла идея построения радиорелейных линий. Собственно, идея ретрансляции была предложена академиком петербургской академии наук Б.С. Якоби ещё в 1858 г. для телеграфной связи. В 1921 г. патент на телефонную ретрансляцию получил В.И. Коваленко. Большой вклад в развитие ретрансляции сигналов радиовещательных станций был внесён М.А. Бонч-Бруевичем.

Теоретические и практические предпосылки для построения радиорелейных линий и освоения более высокочастотных диапазонов создавались в 1930-е годы. Значительный вклад в решение этих проблем был внесён советскими учеными В.А. Котельниковым, В.И. Сифоровым, А.А. Харкевичем, Н.Д. Девятковым и др.

Работы по созданию мобильных радиорелейных линий для применения в войсках были начаты в Германии ещё в конце 1930-х годов и в США перед самым началом Второй мировой войны. Было разработано несколько модификаций американских станций, которые получили шифр ANTRC-1, -5, -6, -8. Однако об использовании их на фронтах ничего не известно.

С первыми войсковыми немецкими радиорелейными станциями нам пришлось столкнуться во время Великой Отечественной войны. Эти станции метрового диапазона назывались “Михаэль” (ДМГ-5А, ДМГ-7А) и обеспечивали одноканальную или двухканальную связь до 150 км при длине одного интервала до 40-50 км. На исходе войны появились радиорелейные станции “Рудольф” и “Штутгарт”. Наши специалисты внимательно изучили трофейное оборудование, провели целый ряд исследований по созданию более совершенной радиорелейной аппаратуры для Советской Армии, и уже в последние военные годы на Западном фронте проходил испытание образец отечественной УКВ радиорелейной линии “Комета”.

Высшим армейским руководством была признана перспективность использования радиорелейных линий связи практически во всех звеньях управления войсками.

Сразу после войны, в начале 1946 г., в лаборатории 4-го отдела радиолокационного института НИИ-244 (ныне ФГУП ВНИИРТ) с участием ЦНИИИС СВ им. К.Е. Ворошилова (ныне 16 ЦНИИ ордена Красной Звезды институт имени маршала войск связи А.И. Белова МО РФ) начались работы по созданию радиолиний с импульсной модуляцией “Рубин” и “Диск”. Обе работы были позже объединены и получили название “Диск-Рубин”. Использование импульсной модуляции диктовалось необходимостью выделения части каналов на промежуточных пунктах без демодуляции каналов, проходящих транзитом. Главным конструктором был назначен начальник лаборатории НИИ-244 Ф.П. Липсман. На базе разработки РРС “Диск-Рубин” были созданы подвижные 6-канальные станции Р-400 с использованием фазовой импульсной модуляции (ФИМ).

Станции приняты на вооружение в 1950 г. Радиорелейная линия в режиме ретрансляции обеспечивала связь на расстоянии до 500 км, а несколько позже – до 1000 км. Станция размещалась на трёх автомашинах ЗИС-151. Использовалась оригинальная антенная опора “УНЖА” высотой 20 м, которая впоследствии была доведена до 30 м. Работа по созданию станции Р-400 ввиду её важности и положительных результатов применения в войсках была отмечена в 1950 г. Сталинской премией с формулировкой “За разработку новой радиоаппаратуры”. В числе лауреатов были главный конструктор Ф.П. Липсман, сотрудники ЦНИИИС СА В.Н. Сосунов, В.Е. Клингер, Г.В. Длугач (впоследствии доктор технических наук Г.В. Длугач перешёл на работу во вновь организованный научно-исследовательский институт НИИ-129).

Дальнейшие работы по модернизации РРЛ с фазовой импульсной модуляцией были направлены на расширение рабочего диапазона частот, увеличение числа каналов до 12, доведение качества телефонных каналов до норм ММКР, а также на уменьшение количества транспортных средств, в том числе за счет снижения числа каналов, ответвляемых на промежуточных пунктах (Р-402, Р-400М).

Одновременно под методическим руководством 16 ЦНИИИС СА на различных предприятиях промышленности разрабатываются малоканальные (два телефонных и два телеграфных канала) мобильные РРЛ, работающие в метровом, а впоследствии и в дециметровом диапазонах волн (Р-401, Р-401М, Р-403, Р-403М, Р-405, Р-405М). Малоканальные станции получили широкое распространение в оперативно-тактических звеньях управления войсками. Они устанавливались в командно-штабных машинах (КШМ) и различных аппаратных машинах, в железнодорожных поездах, на самолетах и вертолетах.

Станции Р-401М работали в диапазоне 60-70 МГц, обеспечивая передачу двух каналов тональной частоты и двух телеграфных каналов на расстояние до 120 км при трёх интервалах. Станции размещались на автомашине ГАЗ-63.

Станция Р-405 имела два диапазона рабочих частот: 60-70 МГц и 390-420 МГц. Она, как и Р-401М, обеспечивала передачу двух каналов тональной частоты и двух телеграфных каналов на расстояние до 120 км при трёх интервалах и размещалась на автомашине ГАЗ-63.

В интересах развития и разработки техники РРС для армии постановлением правительства СССР в марте 1956 г. на базе 4-го отдела НИИ-244 был создан научно-исследовательский институт НИИ-129. При этом нельзя не вспомнить заместителей министра радиопромышленности Г.П. Казанского и А.И. Шокина, которые, понимая роль нового направления техники связи, проявили инициативу и настойчивость при подготовке правительственных документов. Сейчас НИИ-129 называется Московским научно-исследовательским радиотехническим институтом (МНИРТИ). Первым директором МНИРТИ был назначен Г.С. Ханевский, главным инженером – Ф.П. Липсман. В штате института тогда насчитывалось 96 инженеров и 33 рабочих (общая численность МНИРТИ перед развалом СССР превысила 4000 человек) [1, 2].

Г.С. Ханевский был типичным ленинградским интеллигентом, неплохим руководителем, но недостаточно хорошо знающим тонкости радиорелейной техники, к тому же с неважным здоровьем, поэтому почти всеми проблемами института занимался Ф.П. Липсман. Благодаря его активности, уже в 1956 г. в НИИ-129 были разработаны дециметровые РРС “Астра” и 6- и 12-канальные линии с импульсной модуляцией “Лютик” (Р-402).

Почти в то же время при конструкторском бюро Главного управления связи и сигнализации МПС (сокращённо КБ ЦШ) под руководством начальника отдела Главного управления В.Ф. Соколова и заведующего кафедрой Московского института инженеров транспорта А.А. Устинского была организована бригада из молодых инженеров, разрабатывающих импульсную радиорелейную линию для технологических нужд железнодорожного транспорта. Я тоже, как молодой сотрудник КБ ЦШ, попал в эту бригаду. В дальнейшем группа увеличивалась за счет выпускников Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта. По техническим требованиям в линии должно было быть не менее 24 каналов связи. Наши руководители приняли решение начать разработку с создания специализированных измерительных приборов – эталонного модулятора и эталонного демодулятора. И эти приборы были изготовлены. В течение многих лет они верой и правдой служили на благо развития целого семейства радиорелейных линий с фазовой импульсной модуляцией.

Железнодорожные руководители знали об успешных работах, проводимых в НИИ-129, в области разработки систем радиорелейной связи, и организовали встречу с Ф.П. Липсманом. Фрол Петрович радушно встретил путейцев и с гордостью показал новейшие образцы военной радиорелейной техники, которые действительно были выполнены на самом современном для того времени уровне технологий. Когда же речь зашла о необходимости разработки для железнодорожного транспорта 24-канальной РРЛ, Ф.П. Липсман раскритиковал эту идею, считая задачу технически очень сложной, да и потребности такой, как он сказал, как будто бы не было. Стороны расстались, причём каждая из них осталась при своем мнении.

Однако недели через две после этой встречи Ф.П. Липсман пригласил наше руководство в КБ ЦШ. На этой встрече Фрол Петрович предложил провести совместную разработку 24-канальной РРЛ при условии, что большинство разработчиков из КБ ЦШ будут работать в стенах НИИ-129, который в то время переехал в дом 2 в Большом Вузовском переулке (ныне Большой Трехсвятительский переулок). Это предложение было принято, и в августе-сентябре 1956 г. группа специалистов КБ ЦШ перебралась в НИИ-129. В числе прикомандированных оказался и автор этих строк.

Сотрудники института встретили нас очень приветливо. Были предоставлены хорошие рабочие места, необходимое измерительное оборудование. Не могу не вспомнить добрым словом М.М. Головчинера, М.Ю. Гринкруга, Л.В. Елдашеву, Л.И. Жукова и многих других талантливых ученых и инженеров этого молодого института.

До этого мне довелось возглавлять небольшую группу инженеров в КБ Главного управления связи и сигнализации МПС, которой, помимо общих вопросов, была поручена разработка передатчика для 24-канальной РРС. В НИИ-129 я продолжил работу над созданием передающего устройства.

С целью снижения переходных помех в каналах радиорелейной линии необходимо было уменьшить длительность и без того коротких радиоимпульсов (~1 мкс) более чем в два раза. Применяемые в СВЧ однокаскадных передатчиках высоковольтные трансформаторы из-за больших паразитных параметров не позволяли решить эту задачу. Попытки найти новые конструктивные решения построения трансформаторов не приводили к желаемым результатам, даже с привлечением к разработке ряда родственных по профилю московских научно-исследовательских институтов.

Когда уже казалось, что эту задачу построения импульсного передатчика по традиционной схеме решить практически невозможно, родилась мысль вообще отказаться от трансформатоpa. Это было достаточно смелое решение, и многие специалисты восприняли его скептически. Потребовалась новая конструкция установки генераторной лампы (металлокерамического триода) в СВЧ колебательный контур. При этом вместо привычного подключения катода к корпусу все электроды лампы оказались под высоким напряжением. Так или иначе, задача была решена, тем более что, к счастью, в 1950-е годы появились новые изоляционные материалы с высокой электрической прочностью, успешно работающие в СВЧ-полях. Эта схема на долгие годы определила построение импульсных передатчиков радиорелейных линий [3].

В начале 1960-х годов разработанная КБ ЦШ совместно с НИИ-129 железнодорожная РРЛ “Жасмин” (УРЛ-24) была внедрена на заводе п/я А-7506 (ныне ростовское ПО “Электроаппарат”) и прошла успешные испытания на железных дорогах Кавказа.

Когда стало ясно, что РРЛ “Жасмин” получается, интерес к разработке проявило Министерство обороны. В НИИ-129 была открыта опытно-конструкторская работа по созданию 24-канальной РРЛ для войск связи “Василёк” (Р-404). При разработке был учтён положительный опыт создания железнодорожной радиорелейной линии.

После успешного проведения ОКР внедрение РРС “Р-404” также проходило на ростовском заводе п/я А-7506 (директором в то время был А.А. Серкин). Расскажу забавный эпизод. На заводе соблюдались все строгости пропускного режима. И вот мы, два еще довольно молодых инженера из НИИ-129 – Леня Жуков и Калью Кукк, приехав в командировку, звоним начальнику цеха с просьбой выписать заявки на пропуска. Через час или два дежурный в бюро пропусков потребовал наши документы и, едва взглянув, вернул: “Заявка прислана на фамилии Кук и Жук. Звоните снова”. Звоним. Еще через час приходит заявка, но уже на Кукова и Жукова. Снова звоним. В общем, на проникновение в цех понадобилось более пяти часов, а на решение технических вопросов – едва ли не вдвое меньше.

Радиорелейная станция Р-404

Рис. 1. Радиорелейная станция Р-404

Радиорелейная станция Р-414-03

Рис. 2. Радиорелейная станция Р-414-03

Разработанная радиорелейная аппаратура Р-404 оказалась очень удачной, и она в 1958 г. была принята на вооружение (рис. 1).

Станция работала в относительно широком диапазоне частот от 1550 МГц до 2000 МГц, обеспечивая плавную и оперативную перестройку частоты при выходной мощности до 50 Вт в импульсе (средняя мощность – около 5 Вт). РРС располагалась на трёх автомобилях ЗИЛ-131. Экипаж из восьми человек обеспечивал развёртывание станции, включая установку антенны (“Унжа”), за 2-2,5 часа. Протяжённость линии составляла до 1000 км.

Такие качества, как простота обслуживания, высокая надёжность, небольшое время развертывания, достаточное для оперативно-тактической связи количество каналов получили высокую оценку в войсках. В течение 30 лет РРС Р-404 выпускалась на наших заводах. Документация также была передана в Польшу, где в течение многих лет производилось это изделие. Аппаратура Р-404, несмотря на давний срок разработки, до настоящего времени находится на вооружении войск – российских и ряда стран СНГ.

С целью дальнейшего увеличения протяжённости РРЛ, повышения надёжности, снижения массо-габаритных параметров в 1973-1974 гг. была проведена модернизация РРС. Новая станция под шифром Р-404М была принята на вооружение в 1975 г. Дальнейшим развитием станций подобного типа является РРС Р-414, принятая на вооружение в 1978 г. и её модернизированный вариант Р-414-03 (рис 2. ). Эта станция воплотила в себе все достигнутые к тому времени успехи электронной промышленности, что позволило повысить её аппаратурную надёжность.

Успехи в создании импульсных РРС для войск связи привлекли внимание связистов других видов и родов войск. Наибольшее применение они получили в войсках противоздушной обороны. Специально для ПВО были разработаны РРС “Циклоида” (5Я662/63) и “Интеграл” (5Я662/5Я663).

Большой вклад в разработку РРЛ с ФИМ внесли сотрудники института М.М. Головчинер, А.А. Мацков, Г.В. Длугач, С.И. Коротков и др.

В 1960 г., после трёхлетнего пребывания в качестве прикомандированного, я был приглашён на постоянную работу в НИИ-129. Я согласился, тем более, что уже тогда втянулся в параллельные разработки по военной тематике.

В те годы для передачи широкополосной информации, включая телевизионную, были созданы аналоговые и аналого-цифровые РРС с частотной модуляцией типа “Левкой” (Р-406, 1962 г.), “Гранит” (Р-416Г, Р-426, 1978 г).

Станция Р-406 обеспечивала передачу в сантиметровом диапазоне частот 48 телефонных каналов и одной программы телевидения, или передачу данных со скоростью 480 кбит/с на расстояние до 1000 км, а при использовании дополнительного блока усилителя мощности (8 Вт) до 2500 км. При этом общее число интервалов могло достигать 60.

В связи с повышением требований к стабильности частоты в станции впервые были применены синтезаторы частоты, которые в то время назывались системами с диапазонно-кварцевой стабилизацией частоты (ДКСЧ). Этими работами руководил начальник лаборатории А.С. Галин.

Оборудование станции размещалось на четырёх автомобилях ЗИЛ-157. При экипаже девять человек время развертывания не превышало 2,5 часа.

Для замены станции Р-406 в середине 1970-х годов была создана РРС Р-416, способная передавать 60 телефонных каналов ТЧ и одну телевизионную программу или данные со скоростью 480 кбит/с. Протяженность линии при 60 интервалах достигала 2500 км. Станции Р-416 до настоящего времени используются в войсках и в качестве средств резервирования военных и гражданских кабельных линий связи. Они выпускались в течение 15 лет, начиная с 1978 г.

Большой научный вклад в создание широкополосных РРС внесли такие специалисты МНИРТИ, как Л.П. Меркадер, М.П. Завельский, Г.В. Безяев и др.

Немаловажное значение для тактического звена управления имели и имеют мобильные и стационарные малоканальные радиорелейные линии (от одного до шести телефонных каналов).

Разработку и производство этих станций, в основном, осуществляло предприятие п/я А-1339 (позднее омское ПО “Радиозавод им. А.С. Попова”). Как указывалось выше, в 1950-е годы были разработаны РРС Р-403 и Р-405. Для подвижных РРС используются телескопические антенные мачты высотой 20 м. Мачта выдерживает воздействие ветра со скоростью до 50 м/с, а при покрытии слоем льда толщиной до 10 мм – скорость ветра до 15 м/с. Многие из разработанных в КБ предприятия дециметровых РРС “Днепр” (Р-409), “Азид” (Р-415, Р-419) до настоящего времени широко используются в различных модификациях в оперативно-тактическом звене управления практически во всех видах Вооруженных Сил России.

Радиорелейная станция Р-415-ЗА

Рис. 3. Радиорелейная станция Р-415-ЗА

Радиорелейная станция Р-415 НВ

Рис. 4. Радиорелейная станция Р-415 НВ

На рис. 3 воспроизведено изображение станции Р-415-ЗА, работающей в двух диапазонах частот – 80-120 МГц и 390-430 МГц. Она обеспечивает одновременную связь в трёх направлениях по двум телефонным и двум телеграфным каналам. Станция размещается в кузове-фургоне на шасси автомобиля ГАЗ-66. Время развертывания станции и вхождения в связь составляет 25 минут.

Радиорелейная станция Р-415НВ (рис. 4) выпускается отдельной упаковкой и может устанавливаться как в стационарных условиях, так и на подвижных средствах.

Более поздней разработкой является малоканальная радиостанция типа Р-419-А. Эта станция перекрывает диапазон от 160 до 645 МГц, разделенный на четыре поддиапазона и обеспечивает работу в двух независимых направлениях в 6-канальном режиме. Станция с телескопической антенной высотой 20 м смонтирована в кузове К2-131 на автошасси ЗИЛ-131.

В сентябре 2004 г. омское производственное объединение “Радиозавод им. А.С. Попова” отметило 50-летие. За эти годы объединение сумело решить важнейшие государственные задачи по оснащению современными военными малоканальными станциями радиорелейной связи в различных диапазонах частот.

Самое активное участие в разработках РРС принимали сотрудники 16 ЦНИИИС МО, которые не только готовили тактико-технические задания для промышленных НИИ и КБ, но и вносили личный вклад в разработку средств и систем связи для оборонных нужд. Среди них — А. П. Борисов, Г. А. Малолепший и др.

В последние годы существования СССР значительное внимание уделялось повышению помехозащищенности в линиях радиорелейной связи за счёт расширения спектра сигналов, адаптивной компенсации узкополосных помех, использования методов помехоустойчивого кодирования.

Радиорелейная станция миллиметрового диапазона “Гваюла” (Р-421) является одной из последних разработок МНИРТИ для военной связи. Ее основное назначение – привязка узлов связи (УС) к пунктам управления (ПУ) и УС ПУ к опорной сети. Протяжённость радиорелейной линии – до 300 км при интервале 15 км. “Гваюла” обеспечивала передачу данных со скоростью до 8448 кбит/с. Станция размещалась в одном автомобиле КАМАЗ с прицепом. РРС была принята на вооружение в 1990 г., однако её промышленное производство на ростовском заводе “Электроаппарат” так и не было налажено.

В табл. 1 и 2 приведены характеристики отечественных радиорелейных линий, получивших наибольшее распространение в войсках. Следует отметить, что каждый типономинал имеет ряд модификаций, связанных с особенностями войскового применения, транспортными средствами или вариантом поставки, используемой компонентной базой и т. д. Однако приведённые в таблицах данные являются основными для большинства типономиналов.

После 1991 г. многие, даже не профильные НИИ и КБ, стали активно разрабатывать гражданские радиорелейные станции практически во всех разрешённых диапазонах частот. Нельзя сказать, что у всех это стало хорошо получаться, но, тем не менее, на российском рынке появилось более полутора десятков отечественных цифровых РРЛ. Это не только позволило противодействовать поголовному проникновению на наш рынок зарубежных РРЛ, но и создать соответствующие модификации для военного применения. Так, например, коллектив разработчиков АО “Радиус-2”, который образовался из специалистов во главе с С.А. Мусаэляном, выделившихся из МНИРТИ после 1991 г., разработал линейку РРС, в том числе с модификациями для военного применения. На основе станций “Радиус-ДС” и “Радиус-15” в 2001 г. на вооружение была принята в составе системы “Гранит-В” цифровая РРС Р-169, обеспечивающая передачу данных со скоростью 34 Мбит/с. В настоящее время поставку этих станций осуществляет вновь образованная московская компания “Радиосвязь-ФМ”.

При создании военных радиорелейных линий коллективы разработчиков неизменно поддерживали деловые и творческие контакты с Научно-исследовательским институтом радио (НИИ-100). Опыт разработки в НИИР станций серии “Стрела”, Р-60/120, Р-600, “Восход”, “Курс”, “Радуга” был максимально использован при построении станций специального назначения. Производство многих гражданских радиорелейных станций, разработанных в этом институте, также базировалось на ростовском заводе «Электроаппарат». Неоценимую помощь при этом оказали работы НИИР, связанные с исследованиями распространения радиоволн и методами анализа электромагнитной совместимости. Личные контакты с такими специалистами, как С.В. Бородин, А.И. Калинин, Н.Н. Каменский, В.М. Минкин во многом способствовали становлению военных радиорелейных линий связи [4, 5].

В период интенсивных разработок военных радиорелейных линий начальником связи Вооруженных Сил (НС ВС), заместителем начальника Генерального штаба ВС СССР был маршал А.И. Белов, который уделял этому виду связи особое внимание. И это не удивительно. Будучи старшим преподавателем кафедры тактики связи в Ленинградской академии связи, в начале 1950-х годов Андрей Иванович защитил кандидатскую диссертацию о применении радиорелейной связи в армейской операции. Диссертация была основана на практическом опыте учений в районе Мурома. Эта работа способствовала дальнейшему широкому внедрению радиорелейной связи в войсках. Значительный вклад в это направление техники внесли генералы Управления НС ВС Е.А. Шитов, А.А. Недин, А.П. Редин и др. [6-7].

Таблица 1: Основные характеристики военных малоканальных (до 12 телефонных каналов) РРЛ

Тип Диапазон частот, МГц Протяженность линии, км Число интервалов Число каналов/скорость передачи, кбит/с Метод модуляции Транспортные единицы Время развертывания, мин Год принятия на вооружение
Р-400 1550-1750 500 10 6ТЧ ИФМ 3 ЗИЛ-151 90-120 1950
Р-400М 1550-1750 1000 20 12 ТЧ ИФМ 3 ЗИЛ-157 90-120 1958
Р-401 66-70 до 120 3 2 ТЧ + 2 ТГ ЧМ ГАЗ-61 45 1954
Р-401М 66-70 до 120 3 2 ТЧ + 2 ТГ чм ГАЗ-63 45 1957
Р-403, Р-403М 60-70 до 120 3 2 ТЧ + 2 ТГ чм ГАЗ-69А
Р-405, Р-405 М 60-70, 390-420 до 120 3 2 ТЧ + 2 ТГ чм ГАЗ-63 45 1959, 1968
Р-409 60-480 до 150-250 4-9 3-6 ТЧ чм ЗИЛ-131 45 1967
Р-415-НВ 80-120, 390-430 до 30 1 2ТЧ + 2ТГ, или до 48 чм 5-10 1983
Р-415-ЗА 80-120, 390-430 до 90 3 2ТЧ + 2ТГ,
или до 48
чм ГАЗ-66 25 1986
Р-419А 160-645 до 300 7-9 6 (12, 24, 60) ТЧ или до 480 чм ГАЗ-66 40 1983

Таблица 2: Основные характеристики военных многоканальных (более 12 телефонных каналов) РРЛ

Тип Диапазон частот, МГц Протяженность линии, км Число интервалов Число каналов/скорость передачи, кбит/с Метод модуляции Транспортные единицы Время развертывания, мин Год принятия на вооружение
Р-404 1550-2000 1000 20-25 24 ТФ ФИМ 3 авто ЗИЛ-157 120-150 1961
Р-404М 1550-2000 1500 30-40 24 ТФ ФИМ 3 авто ЗИЛ-157 120-150 1975
Р-406 3456-3814 2500 60 48 ТЧ + 1 ТВ
или 480 кбит/с
чм 4 авто ЗИЛ-157 120-150 1963
Р-414-03 1550-2000 до 1500 37 21 ФИМ ТЧ

или 2048

ФИМ 3 ЗИЛ-131 120 1978
Р416Г 5689-6179 до 2500 60 60 ТЧ + 1 ТВ
или 60
ТЧ + 480
чм 3 ЗИЛ-131 + 2 прицепа 120-150 1979
Р-421 36000-37500 до 300 20 до 120 ТЧ или до 8448 Контейнер 1990

Литература

  1. Мырова Л. О. Страницы 50-летней истории МНИРТИ// Электросвязь. –2006. –№ 8.
  2. Кукк К. И. Двадцать семь лет служения МНИРТИ// Электросвязь. –2006. –№ 8.
  3. Кукк К.И., Соколинский В.Г. Радиопередающие устройства многоканальных радиорелейных систем связи. –М.: Связь, 1968.
  4. Гусятинский И.А., Немировский А.С., Рыжков Е.В. Радиорелейные линии связи. –М.: Связь, 1965.
  5. Инженерно-технический справочник по электросвязи. Радиорелейные линии. –М.: Связь, 1971.
  6. Биографическая энциклопедия развития отечественных средств связи и автоматизации управления. Под общей редакцией А. И. Колесникова. –Москва, 2004.
  7. Базовые средства, комплексы и системы военной связи. Энциклопедический справочник, том 1. -16 ЦНИИИ МО РФ, Мытищи. –2005.

Часть II

Статья опубликована в журнале «Электросвязь: история и современность» № 1, 2008 г.
Перепечатывается с разрешения редакции.
Статья помещена в музей 29.06.2009

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017