Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → 

Морские испытания первых отечественных систем радиообнаружения и их применение в обороне Севастополя 1941—1942 гг.

(к 65-летию Победы)

Аннотация — Представлены результаты морских испытаний первых отечественных систем радиообнаружения в сентябре—ноябре 1939 г. на Черном море под Севастополем и дано описание их боевого применения на основе рукописи воспоминаний участника обороны Севастополя 1941—1942 гг., командира зенитной батареи Е. А. Игнатовича (22.10.1916—23.08.2000). Приведены краткие сведения об авторе воспоминаний.

I. Введение

История развития отечественной радиолокационной техники достаточно полно представлена в работах М. М. Лобанова [1, 2]. Опыт практической работы в качестве оператора первых отечественных РЛС РУС-1 и РУС-2 представлен в [3].

В настоящем докладе кратко представлены результаты первых морских испытаний названных выше РЛС в сентябре — ноябре 1939 г. на Черном море под Севастополем и дано описание их боевого применения на основе рукописи воспоминаний [4] участника обороны Севастополя 1941— 1942 гг., командира зенитной батареи Е. А. Игнатовича (22.10.1916—23.08.2000).

II. Система радиообнаружения «Ревень» (РУС-1)

В основу системы радиообнаружения «Ревень», созданной в 1937—38 гг. в НИИСТ[1], была положена аппаратура «Рапид», разработанная и испытанная в Ленинградском электрофизическом институте (ЛЭФИ) в 1934 г. под руководством Б. К. Шембеля. В комплект системы входили: передающая и две приемные станции, смонтированные на автомобилях. Располагались автомобили на местности так, что передающая станция находилась между приемными станциями на расстоянии 30—40 км от каждой станции (на одной прямой). Передатчик излучал направленный радиолуч, при пересечении которого самолёт обнаруживался приёмником по биениям прямого и отражённого сигналов, регистрировавшихся на бумажной ленте прибора — ондулятора.

В октябре—декабре 1937 г. система «Ревень» прошла первые испытания под Москвой. Летом 1938 г. было решено изготовить опытную партию станций «Ревень». Тактико-технические требования НИИИС предусматривали создание системы, обеспечивающей обнаружение самолетов в полосе воздушного пространства шириной по фронту 70 км на высотах до 12 000 м. В систему входили:

По результатам испытаний комиссия отметила, что система «Ревень» может служить надежным средством службы ВНОС[2], исключающим внезапность и скрытность перелета государственной границы самолетами противника. Комиссия рекомендовала принять систему на вооружение.

В сентябре 1939 г. приказом Народного комиссара обороны система «Ревень» была принята на вооружение войск ПВО под названием РУС-1 (радиоулавливатель самолетов).

Система радиообнаружения РУС-1

Рис. 1. Система радиообнаружения РУС-1 (излучающая установка).

III. Двухантенная станция дальнего обнаружения «Редут» (РУС-2)

После экспериментальных исследований рассеяния электромагнитных волн от самолета и расчета возможных дальностей радиообнаружения ЛФТИ[3] совместно с КБ УПВО[4] приступил в 1936 г. к разработке импульсной аппаратуры. КБ взяло на себя создание импульсного передатчика мощностью излучения около 100 кВт на волне 3,5—4 м (75—86 МГц) с антенной типа «волновой канал», а ЛФТИ — импульсный модулятор и приемно-индикаторное устройство.

Первые испытания установки под Москвой 15 апреля 1937 г. были удачными, дальность обнаружения самолета составила около 7 км. Следующий опыт был проведен 10 мая. Для уменьшения влияния генератора на приемник последний был отнесен на расстояние 500 м. Самолет на высоте 1500 м обнаруживался на расстоянии 12,5 км, при этом отраженный сигнал мог быть сфотографирован с экрана индикатора. Визуально сигнал был виден на дальности до 17 км. Опыт по звену самолетов Р-5 был проведен 16 мая. Самолеты обнаруживались на расстоянии 15 км, причем на индикаторе были видны биения отраженных сигналов.

Эти испытания и проведенные расчеты показали, что требуемая войсками дальность обнаружения более 50 км вполне достижима при доведении мощности излучения до 50 кВт и усовершенствовании приемной антенны.

Новая установка, изготовленная в 1938 г., имела передатчик на лампах ИГ-8 и модулятор на лампах Г-3000. Передатчик развивал колебательную мощность 40—50 кВт в импульсе при анодном напряжении 15—22 кВ. Антенна передатчика, установленная на высоте 12 м, состояла из открытого двухпроводного фидера и излучателя типа «волновой канал» с пятью директорами и тремя рефлекторами. Приемная станция имела такую же антенну и располагалась на расстоянии 1000 м от излучающей. Синхронизация осуществлялась на частоте 50 Гц от питающей сети.

В августе 1938 г. на территории НИИИС КА станция радиообнаружения с улучшенной аппаратурой проходила испытания по самолету и показала возможность его обнаружения на расстоянии до 50 км при высоте полета 1500 м. Эти испытания показали очевидное преимущество импульсных станций по сравнению со станциями непрерывного излучения с использованием доплеровской частоты.

Испытания выявили следующие тактические возможности станции:

Приказом Наркома обороны от 26 июля 1940 г. станция «Редут» была принята на вооружение войск ПВО под названием РУС-2. Эта станция была самым массовым радиолокатором советского производства во Второй мировой войне (в 1941—1945 годах произведено более 607 станций).

В развитии отечественной радиолокационной техники РЛС РУС-2 по сравнению с системой РУС-1 была значительным шагом вперед, так как позволяла не только обнаруживать самолеты противника на больших расстояниях, но и непрерывно определять их дальность, азимут и скорость полета. Кроме того, станция РУС-2 обнаруживала группы и одиночные самолеты, находившиеся в воздухе на разных азимутах и дальностях, и следила за их перемещениями. Таким образом, с помощью станции РУС-2 командование ПВО могло наблюдать за динамикой воздушной обстановки в зоне радиусом до 100 км.

Поступление в войска ПВО станций, РУС-2 привело к тактико-технической революции в службе воздушного наблюдения и коренным образом повлияло на эффективность ПВО страны.

IV. Проверка системы РУС-1 и станций «Редут» и «Редут-К» на море

По заданию командования ВМФ в сентябре — ноябре 1939 г. на Черном море под Севастополем проходили испытания системы радиообнаружения РУС-1 и РЛС «Редут» в целях определения возможности их применения в интересах ПВО военноморских баз и флота. В испытаниях участвовали: военные инженеры от НИИИС КА А. И. Шестаков, П. С. Моторин, от ВМФ А. Л. Генкин и Л. Б. Мескин и от ЛФТИ Ю. Б. Кобзарев.

Станции системы РУС-1 устанавливались на берегу и на бортах тральщика и баржи. Опыты показали целесообразность применения этой системы для ПВО ВМФ.

Станция «Редут» устанавливалась на берегу на различных высотах над уровнем моря и в различном удалении от кромки воды, чтобы выяснить наиболее выгодные условия обнаружения кораблей и самолетов. Оказалось, что при расположении станции на берегу непосредственно у кромки воды и при высоте антенны 10 м над уровнем моря надводные корабли не обнаруживались совсем, а бомбардировщик МБР2, летевший на высоте 6000 м, обнаруживался на расстоянии до 10 км. При расположении станции у обрыва, на высоте 160 м над уровнем моря, миноносцы и тральщики обнаруживались на дистанциях 20—25 км. В этих же условиях самолет на бреющем полете обнаруживался на расстоянии до 35 км и на высоте 800 м — до 150 км.

При расположении станции на высоте 160 м над уровнем моря, но за 80 м от обрыва дальность обнаружения низколетящих самолетов резко снижалась, а при полете ниже 200 м они не обнаруживались вовсе.

Был сделан вывод, что станция «Редут» является надежным средством ПВО военно-морских баз флота, но для обнаружения кораблей с берега она не подходит, так как отражения электромагнитной энергии от гор (задними лепестками диаграммы направленности) засвечивали экран индикатора.

В апреле 1940 г. НИИ радиопромышленности получил задание на разработку корабельного варианта РЛС типа РУС-2 с общей антенной на передачу и прием. Разработчики использовали для этой цели схему и аппаратуру одноантенной РЛС «Пегматит», разрабатываемую в это же время с некоторой конструктивной спецификой из-за размещения станции на корабле (в условиях качки, повышенной влажности и необходимости прокладки антенного фидера вдоль металлической корабельной мачты).

Перед началом войны станция «Редут-К» была установлена на крейсере «Молотов»[5] Черноморского флота. В мае 1941 г. крейсер участвовал в учениях флота, в ходе которых РЛС надежно обнаруживала самолеты, и корабли. С началом Отечественной войны станция «Редут-К» несла в районе Севастополя службу воздушной разведки противника. Ее донесения были столь достоверны, надежны и своевременны, что уже с третьей ночи после начала боевых действий между крейсером, штабом флота и КП ПВО Севастополя была установлена прямая телефонная связь для оперативной передачи результатов радиолокационного наблюдения. На станции работали радиометристы крейсера под руководством инженеров НИИ Б. П. Лебедева и В. А. Сивцова, зачисленных в экипаж корабля.

На крейсере «Молотов», 1943 г.

Рис. 2. На крейсере «Молотов», 1943 г. [5]. Стрелкой показана антенна радиолокатора «Редут-К».

До конца октября 1941 г. боевая служба РЛС «Редут-К» на крейсере проходила в районе Севастополя, а затем в районах Туапсе и Поти. Во время одной из боевых операций под Феодосией в августе 1942 г. крейсер получил повреждение кормовой части корпуса. По счастливой случайности аппаратура станции осталась неповрежденной (был оборван лишь антенный фидер), и после возвращения крейсера в Поти до конца 1943 г. станция «Редут-К» несла боевую службу, но уже в качестве берегового поста наблюдения.

V. Из воспоминаний Е. А. Игнатовича [4]

По словам автора, основным мотивом написания этих воспоминаний стало следующее.

Многие годы после окончания Великой Отечественной войны мне, артиллеристу-зенитчику, участнику обороны и освобождения Севастополя, приходится слышать... что наши Вооруженные силы к началу войны не имели радиолокационных станций обнаружения самолетов. А те, кто их видел в годы войны, говорят, что они были куплены у американцев и англичан. Вот поэтому я взялся за перо, чтобы восстановить справедливость. <...>

Далее Е. А. Игнатович пишет.

В 1940 г. в Севастополе была сформирована отдельная радиолокационная рота с двумя станциями РУС-1. Передающая установка первой станции стояла на мысе Херсонес, три принимающих стояли на мысе Тарханкут, в Евпатории и Оползневом. Передатчик второй станции стоял на горе Аю-Даг, приемники — в Ялте, Алуште и Феодосии. <...>

Эти установки еще непосредственно не управляли зенитным огнем, координаты вражеских самолетов надо было передавать на пункты ПВО по телефону, но уже позволяли с довольно большой точностью определять направление на вражеский самолет, расстояние до него и высоту. Опытный оператор мог даже отличить одиночный самолет от пары, звено от эскадрильи. <...>

Третья часть зенитных батарей постоянно находилась в боевой готовности на случай угрозы воздушного нападения. Несли боевое дежурство несколько подразделений ПВО и в субботу 22 июня 1941 г.

И все же никто не предполагал, что именно ночь на 22 июня 1941 года станет началом войны с гитлеровской Германией. <...>

В 1 час 15 минут по флоту была объявлена оперативная готовность № 1. Через несколько минут Севастополь погрузился в темноту. <...>

В 2 часа с минутами на главный пост ВНОС поступило первое донесение от радиолокационной станции РУС-1 подразделения капитана Федорова, расположенной на мысе Тарханкут. Неизвестный самолет пролетел в створе точек мыс Херсонесский — мыс Тарханкут. Об этой цели донесение поступило оперативному дежурному штаба флота и на командный пункт ПВО. <...>

В первом полете на Севастополь принимали участие экипажи самолетов, прибывших с западного фронта, имевшие большой опыт минных постановок в Англии и на о. Мальта. По словам румынского летчика — офицера Борческу — на Севастополь летело 6 самолетов Хейнкель-111, из которых четыре — с минами, а два самолета, шедшие на большой высоте, имели задание отвлечь ПВО. По его же словам, из четырех самолетовминопостановщиков не вернулись на свою базу три. Немецкие самолеты, шедшие на Севастополь, взлетали с аэродрома Мамайя под Констанцей.[6] <...>

В начале июля 1941 г. на Черноморский флот поступили две станции РУС-2. Одна станция была установлена на крейсере «Молотов», другая — в районе мыса Феолент... Обе станции вошли в состав 11-го батальона ВНОС, дислоцировавшегося на Крымском полуострове и входившего в состав ПВО Севастопольского оборонительного района. <...>

РУС-2 были основным средством обнаружения самолетов противника в воздухе. Не было ни одного случая, чтобы по вине техники средства ПВО не были своевременно предупреждены о наличии самолетов противника в воздухе. Благодаря установкам РУС-2 средства ПВО предупреждались о появлении самолетов противника за 10—20 минут. <...>

После прорыва противником наших укреплений на Перекопе служба ВНОС была свернута. 11-й батальон ВНОС 15 ноября перебазировался на Кавказ в район Туапсе. Вторая станция надежно обеспечивала ПВО данными о воздушном противнике до конца обороны Севастополя и 3 июля 1942 г. была уничтожена в районе мыса Херсонес.

Таким образом, к началу Великой Отечественной войны мы имели довольно эффективное средство радиолокационного обнаружения самолетов противника. Опыт использования этих средств в период обороны Севастополя стал ценным вкладом в дальнейшее развитие нашей радиолокации.

V. Об авторе воспоминаний

Е. А. Игнатович

Рис. 3. Е. А. Игнатович

Евгений Андреевич Игнатович (1916—2000) [6—8] — участник обороны Севастополя 1941—1942 гг. Родился 22 октября 1916 в г. Великие Луки. До призыва в Красную армию работал в родном городе электромонтером на заводе им. Макса Гельца. С 1934 г. служил на Черноморском флоте. Окончил Военноморское училище береговой обороны имени ЛКСМУ (1938). До Великой Отечественной войны — помощник начальника штаба зенитно-артиллерийского полка (г. Севастополь). В период обороны Севастополя 1941—1942 гг. — старший лейтенант, командир 54-й зенитно-артиллерийской батареи, затем дивизиона 61-го зенитно-артиллерийского полка (ЗАП) ПВО главной базы ЧФ. В обороне Кавказа и до 1947 г. — начальник штаба 1-го гвардейского зенитного полка. Обеспечивал проведение Крымской (Ялтинской) конференции (1945). С 1948 г. по 1952 г. — командир ЗАП. С 1952 г. — на преподавательской работе в ВМУ, затем начальник кафедры Таганрогского радиотехнического института. В ноябре 1959 г. полковник Игнатович уволен в запас. В 60-е гг. — председатель профсоюзной организации ТРТИ. Награды: орден Красного Знамени, орден Александра Невского, 2 ордена Отечественной войны 1 ст., орден Красной Звезды, медали. Многие годы Е. А. Игнатович активно участвовал в ветеранском движении, возглавлял в Севастополе Совет ветеранов ПВО ЧФ. Автор книгвоспоминаний [9—11].

Умер Евгений Андреевич 23 августа 2000 г. в Севастополе. В 2001 г. по инициативе севастопольских ветеранов на доме № 42 по ул. Гоголя, где проживал Е. А. Игнатович в 1971—2000 гг., установлена мемориальная доска (скульптор В. Е. Суханов).

Мемориальная доска

Рис. 4. Мемориальная доска, на доме № 42 по ул. Гоголя, где проживал Е. А. Игнатович в 1971—2000 гг. (скульптор В. Е. Суханов).

IV. Заключение

Представлены результаты морских испытаний первых отечественных систем радиообнаружения в сентябре—ноябре 1939 г. на Черном море под Севастополем и дано описание их боевого применения на основе рукописи воспоминаний участника обороны Севастополя 1941—1942 гг., командира зенитной батареи Е. А. Игнатовича (22.10.1916— 23.08.2000). Приведены краткие сведения об авторе воспоминаний. В научный оборот введены новые факты, касающиеся развития радиотехнологий в Крыму в рассматриваемый период.

Примечания

[1.] НИИСТ, НИИСТ РККА — научно-испытательный институт связи и особой техники (с мая 1938 г. по ноябрь 1942 г.)

[2.] ВНОС — воздушное наблюдение, оповещение и связь

[3.] ЛФТИ — Ленинградский физико-технический институт

[4.] УПВО — управление противовоздушной обороны

[5.] Крейсер пр. 26-бис (после 3 августа 1957 года — «Слава»). Заложен в 1937 г. в Николаеве, вступил в строй 14 июня 1941 г. Исключен из состава ВМФ в 1972 г. 2 паротурбинные установки Харьковского завода мощностью 137000 л. с., 2 винта. Скорость 36 узлов, дальность плавания 3860 миль, экипаж 862 человека.

[6.] Констанца — крупный морской порт Румынии. Нас. более 310000 человек (2002 г.).

Список литературы

  1. Лобанов М. М. Начало советской радиолокации. М. : Советское радио, 1975. 288 с.
  2. Лобанов М. М. Развитие советской радиолокационной техники. М. : Воениздат, 1982. 239 с.
  3. Гельфенштейн Г. И. О системе РУС-1 и радиолокаторах РУС-2 и «Редут» // http://www.rusarmy.com/history/Gelfenshteyn/redut.html (8 мая 2009 г.)
  4. Игнатович Е. А. Из истории советской радиолокации // Бюлл. Военно-научного общества Черноморского флота. 1992. № 28. С. 17—23.
  5. Чернышев А. А., Кулагин К. Л. От «Кирова» до «Кагановича». Советские крейсера Великой Отечественной. М. : Эксмо, 2007. 128 с.
  6. Севастополь. Энциклопедический справочник. Симферополь : Салта, 2008. С. 327.
  7. http://http://www.sevmemorymap.info/details.php?id=75 (8 мая 2009 г.).
  8. Таганрогский государственный радиотехнический университет. Энциклопедия. Т. 1. Ростов-на Дону : Ростиздат, 2002. С. 596—598.
  9. Игнатович Е. А. Зенитное братство Севастополя. Киев : Политическая литература, 1986. 264 с.
  10. Игнатович Е. А. Мы защищали небо Севастополя. Симферополь : Таврия, 1980. 176 с.
  11. Вигучин С. И., Игнатович Е. А. Солдат всегда солдат: [Об участниках обороны и освобождения Крыма]. Симферополь : Таврия, 1987. 186 с.

20-я Международная Крымская конференция «СВЧ-техника и телекоммуникационные технологии» (КрыМиКо'2010): материалы конф. в 2 т. Севастополь, 13-17 сент. 2010 г. Севастополь: Вебер, 2010. Т. 1. C. 81-84.

Об авторе: Севастопольский национальный технический университет, кафедра радиотехники и телекоммуникаций, Украина, Крымский научно-технологический центр им. проф. А. С. Попова. e-mail: 10.99057@gmail.com
Перепечатывается с разрешения автора.
Статья помещена в музей 24.11.2010

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017