Виртуальный компьютерный музей. Виртуальный компьютерный музей. Англо-Русский компьютерный словарь. Вычисления в докомпьютерную эпоху. Технологии. Компьютерные игры. История развития электросвязи. История развития ПО. История вычислительной техники в России и за рубежом.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → 

Виртуальный компьютерный музей

К столетию радиоэлектронной борьбы

В середине апреля 2004 г. исполнилось 100 лет радиоэлектронной борьбе.

Русские моряки впервые в мире в русско-японской войне 15 апреля 1904 г. создали радиопомехи кораблям японского флота. Уже к началу русско-японской войны благодаря усилиям наших ученых А. С. Попова и С. О. Макарова все российские корабли были оснащены радиосредствами, с помощью которых обеспечивалась связь, велась радиоразведка и создавались радиопомехи.

За 100 лет радиоэлектронная борьба (РЭБ) прошла большой и сложный путь в своем развитии от первого случая создания радиопомех до важнейшего вида обеспечения боевых действий любого масштаба.

Сегодня радиоэлектронная борьба – один из важнейших видов боевого и оперативного обеспечения, включающий в себя целенаправленное воздействие электромагнитными излучениями на радиоэлектронные объекты в системах управления войсками и оружием противника для разрушения циркулирующей в них полезной информации; защиту своих радиоэлектронных систем от воздействия сил и средств радиоэлектронной борьбы неприятеля, а также на снижение его возможностей по разведке и поражению группировок войск, ракетных комплексов, объектов промышленности и энергетики высокоточным оружием.

А ведь всего лишь сто лет назад такого понятия как "радиоэлектронная" борьба даже и не существовало, а были лишь первые шаги по использованию радио для связи, радиоразведки и создания радиопомех. О том, насколько велико ныне значение РЭБ, свидетельствует опыт ведения локальных войн и военных конфликтов конца прошлого и начала XXI века.

Российские Вооруженные силы имеют мировой приоритет в области военного применения радиоэлектронных средств для связи, радиоразведки и радиоэлектронного подавления. Первые шаги российской армии по внедрению радио в войсках и на флоте в начале XX века показали не только несомненные его преимущества, но и главный недостаток – возможность радиоперехвата информации и подверженность радиосетей преднамеренному воздействию со стороны противника. В этой связи идея организации постоянного противоборства в управлении войсками и оружием возникла и осуществляется практически сразу с открытием и развитием радио.

Истоки

Еще в январе 1902 г. в докладе российского Морского технического комитета указывалось: "...телеграфирование без проводов обладает тем недостатком, что телеграмма может быть уловлена на всякую иностранную станцию и, следовательно, прочтена, перебита и перепутана посторонними источниками электричества". А два года спустя, в ходе Русско-японской войны, 15 апреля 1904 г. во время артиллерийского обстрела японской эскадрой внутреннего рейда и самого города Порт-Артура радиостанции российского броненосца "Победа" и берегового поста "Золотая Гора" серьезно затруднили передачу телеграмм вражеских кораблей-корректировщиков. Об эффективности первого случая постановки радиопомех свидетельствовал контр-адмирал Ухтомский в своем докладе адмиралу Алексееву: "Неприятелем выпущено более 60 снарядов большого калибра. Попаданий в суда не было".

Таким образом, использование радиосредств для разведки и создания помех в ходе русско-японской войны считается зарождением радиоэлектронной борьбы.

В 1911 г. профессором радиотехники Военно-морской академии Петровским впервые были теоретически обоснованы способы создания радиопомех и защиты от них радиосвязи. Они прошли практическую проверку на Черноморском флоте. Одновременно разрабатывались меры, позволяющие "...уходить во время сеансов радиосвязи от помех противника". Начали проводиться тренировки по созданию радиопомех и обучению радистов работе в условиях помех на кораблях Балтийского флота России.

И все же, следует отметить, что созданные радиосредства в основном использовались для обеспечения связи, выявления каналов связи противника и перехвата передаваемой в них информации. Однако в годы Первой мировой войны радиопомехи стали применяться для нарушения радиосвязи между штабами армий, корпусов и дивизий, а также между военными кораблями. Правда, это происходило лишь эпизодически, так как предпочтение отдавалось перехвату радиопередач, а не их срыву. Вместе с тем, в это время в германской армии уже появились специальные станции радиопомех.

В период между первой и второй мировыми войнами наряду со значительным развитием радиосвязи появляются средства радиопеленгации, радиотелеуправления и радиолокации. В результате коренным образом изменялись способы боевого применения сил и средств сухопутных войск, ВВС и ВМФ, резко повысилась эффективность боевых действий. Это, естественно, вызывало ответную реакцию, т. е. приводило к дальнейшему развитию способов и техники противодействия радиоэлектронным средствам противника.

Так, идею о возможности создания помех радиолокаторам впервые высказал в 1937 г. член-корреспондент АН СССР М. А. Бонч-Бруевич при обсуждении работ над радиодальномерами и радиообнаружителями (так до 1943 г. в СССР назывались РЛС). Одна из первых заявок на изобретение в области противодействия РЛС была подана в мае 1939 г. инженером Кабановым которая называлась "Метод и устройство осуществления помех типа "Лжеобъект" работе радиодальномеров".

В предвоенные годы в Советском Союзе изготавливаются опытные образцы станций радиопомех "Шторм" в ультракоротковолновом, "Шторм-2" -в средневолновом и "Гром" – в коротковолновом диапазонах для подавления каналов радиосвязи. Активное участие в их разработке принимали академик Шулейкин, профессор Кляцкин и другие. В процессе испытаний эти станции показали высокую эффективность, однако до начала Великой Отечественной войны в серийное производство они не были запущены.

На фронтах Великой Отечественной

Опытный образец станции помех "Гром" впервые применялся с 6 по 12 сентября 1941 г. при нанесении нашими войсками контрудара под Ельней. Кроме того, в первый год войны широко и активно осуществлялось противодействие радиосвязи противника путем создания помех с помощью штатных войсковых радиостанций. Так, в 1942 г. в начале Сталинградской битвы успешно действовала специальная группа подавления, созданная на базе штатных радиостанций Управления Связи РККА. Их наведение на частоты противника и определение эффективности нарушения радиосвязи осуществлялось частями радиоразведки Разведывательного Управления Генерального Штаба.

В ходе окружения 6-й полевой армии Паулюса, с целью ее радиоблокады, в составе Донского фронта формируется специальная группа-радиоразведки и радиоподавления. Она имела несколько мощных радиостанций, которые наводились на радиосети противника с помощью средств 394-го отдельного радиодивизиона разведки. Для дезинформации штаба 6-й армии была выделена специальная радиостанция с позывными штаба войск Манштейна, пытавшихся деблокировать окруженную группировку фельдмаршала Паулюса.

После детального анализа и обобщения результатов первого опыта создания радиопомех, в ходе боев под Сталинградом и убедившись в их высокой эффективности, в начале декабря 1942 г. нарком внутренних дел СССР Берия направил в Государственный Комитет Обороны докладную записку следующего содержания:

"Из опыта войны известно, что основная масса немецких радиостанций, используемых для управления частями на поле боя, работает на волнах ультракоротковолнового и длинноволнового диапазонов.

Красная Армия в длинноволновом и ультракоротковолновом диапазонах занимает сравнительно малое количество волн и совершенно не занимается забивкой радиостанций противника, действующих на поле боя, несмотря на наличие к этому благоприятных условий.

В частности, нам известно, что радиостанции частей германской армии, окруженных в районе Сталинграда, держат связь со своим руководством, находящимся вне окружения, на волнах от 438 до 732 метров.

НКВД СССР считает целесообразным организовать в Красной Армии специальную службу по забивке немецких радиостанций, действующих на поле боя.

Для осуществления указанных мероприятий необходимо в составе Управления Войсковой Разведки Генерального Штаба Красной Армии сформировать три специальных радиодивизиона со средствами мешающего действия, рассчитанными для забивки основных радиостанций важнейших группировок противника..."

Государственный комитет обороны 16 декабря 1942 г. издал постановление № ГОКО-2633СС "Об организации в Красной Армии специальной службы по забивке немецких радиостанций, действующих на поле боя", в котором ставились следующие задачи:

"Для создания помех (забивки) работающим на поле боя радиостанциям немецкой армии, Государственный Комитет Обороны ПОСТАНОВЛЯЕТ:

Организовать в составе Управления Войсковой Разведки Генерального Штаба Красной Армии отдел по руководству работой радиостанций мешающего действия как в центре, так и на фронтах.

Обязать НКС (тов. Пересыпкина) в 10-дневный срок сформировать три радиодивизиона со средствами, необходимыми для забивки работы радиостанции противника, действующих на длинных и коротких волнах.

Укомплектование дивизионов опытными кадрами специалистов возложить на Управление Войсковой Разведки Генерального Штаба и Главное Управления Связи Красной Армии.

3.  Обязать НКС (тов. Пересыпкина) обеспечить специальной аппаратурой, для забивки радиостанций противника существующие при фронтах радиоразведывательные дивизионы Управления Войсковой Разведки Генерального Штаба.

В двухмесячный срок разработать образцы радиостанций для забивки раций противника, действующих на ультракоротких волнах.

4.  Обязать НКС (тов. Пересыпкина) радиостанции мешающего действия типа "Пчела", имеющиеся в ведении Наркомата Связи, обратить на укомплектование формируемых радиодивизионов".

Во исполнение этого постановления Начальник Генерального Штаба, заместитель наркома Обороны СССР A.M. Василевский 17 декабря 1942 г. подписал директиву № 4869948 "О формировании специальной группы и специальных дивизионов радиопомех".

В соответствии с этим документом создаются два отдельных радиодивизиона (ОРДН) специального назначения – 131-й (командир майор Петров) и 132-й (командир майор Бушуев), которые вошли в состав Сталинградского и Донского фронтов соответственно. Позднее, в 1943 и 1944 гг., были сформированы 130-й (командир капитан Лукачер) и 226-й (командир майор Константинов) отдельные радиодивизионы спецназначения на Западном и Ленинградском фронтах соответственно. Для координации боевого применения этих частей в Генеральном штабе была создана служба радиомешания, которую возглавил подполковник-инженер Рогаткин, в последствии генерал-майор.

Каждый радиодивизион спецназ в своем составе имел от 8 до 10 автомобильных радиостанций типа РАФ-КВ, предназначенных для постановки радиопомех в KB диапазоне, 18–20 разведприемников типа "Вираж" и "Чайка", четыре радиопеленгатора типа 55 ПК-ЗА и "Штопор".

Станции радиопомех располагались обычно в 20–30 км от переднего края и в 3–5 км от КП (радиоприемного центра) дивизиона. За основными радиосетями противника велось круглосуточное наблюдение, во время которого выявлялись основные и запасные частоты вражеских радиостанций, их местоположение, войсковая принадлежность и режимы работы. В 131-м ОРДН спецназначения, кроме того, имелась мощная станция радиопомех "Пчела", которая размещалась на железнодорожной платформе и предназначалась для противодействия самолетным радиокомпасам противника.

Отдельные радиодивизионы спецназначения принимали участие во всех фронтовых и армейских операциях 1943–1945 гг., создавая помехи и ведя радиоразведку, а также радиодезинформацию, радиодемонстрацию на ложных участках сосредоточения войск и прорыва обороны противника. Например, в ходе Белорусской операции летом 1944 г. 131-й ОРДН при подавлении радиосвязи группировок противника в районе Витебска и юго-восточнее Минска сорвал передачу 522 срочных и 1665 простых радиопередач. Особое внимание уделялось нарушению управления огнем артиллерии и действий авиации. Одновременно с постановкой помех в радиосетях управления наносились удары по командным пунктам и радиолокационным постам вражеских войск.

Весьма успешно радиопомехами нарушалось управление немецкими соединениями и объединениями в январе–апреле 1945 г. во время Восточно-Прусской операции, в которой активное участие принимали 131-й и 226-й радиодивизионы спецназначения. Им удалось помешать врагу наладить устойчивую радиосвязь, хотя он располагал 175 радиостанциями, работающими в 30 радиосетях и на 300 радиочастотах. Всего в Кенигсбергской группировке противника был сорван прием около 1200, а в Земландской более – 1000 радиограмм переданных из вышестоящих штабов.

При штурме советскими войсками крепости Кенигсберг главная радиостанция окруженного гарнизона пыталась в течение суток последовательно вести передачи на 43 частотах, но все они надежно забивались помехами. После этого 9 апреля уже открытым текстом был передан приказ командующего группой войск, защищавшей Кенигсберг, генерал-полковника Ляша о капитуляции. В плену на допросе Ляш показал: "В результате ужасающей артиллерийской подготовки проводная связь в крепости была выведена из строя. Я надеялся на радиосвязь с Курляндией, с Земландской группировкой войск и с Центральной Германией. Но эффективные действия забивочных радиосредств русских не давали возможности использовать радиосредства для передачи радиограмм и мои действия не могли координироваться ставкой Верховного Главнокомандования. Это послужило одной из причин моей капитуляции".

Об эффективности действий радиодивизионов спецназначения также свидетельствуют показания плененного советскими войсками начальника связи гарнизона Бреслау подполковника Виттенберга: "...русские беспрерывно срывали нам радиосвязь. Из-за радиопомех мы вынуждены были переходить на разные волны, но нас обнаруживали и подвергали забивке. Радиопомехи задерживали передачу радиограмм на три и более часа, поэтому часть из них пришлось аннулировать".

В конце войны в ходе Берлинской операции радиоэлектронная борьба достигла своего совершенства. Она включала радиоразведку, радиоподавление, дезинформацию, и огневое поражение радиосредств командных пунктов и пунктов управления противника. Радиоподавление осуществляли находившиеся в составе 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов 130-й и 132-й ОРДН соответственно. Так, 132-й радиодивизион с 25 апреля по 2 мая 1945 г. нарушал радиосвязь штаба окруженной Берлинской группировки врага, а также штабов 9-й армии и 5-го армейского корпуса, оказавшихся в кольце южнее Берлина. Из-за радиопомех германские радисты были вынуждены десятки раз повторять тексты передаваемых радиограмм. В дни ожесточенных боев 132-й ОРДН сорвал передачу по радио 170 срочных боевых приказов и распоряжений, которые не получили соединения и части противника, что существенно повлияло на исход операции.

Необходимо также упомянуть о специальных приборах СОЛ-3 и СОЛ-ЗА, которые начали поступать в части ВВС с 1942 г. С их помощью определялось попадание самолетов в зоны облучения РЛС противника. Примерно с середины 1943 г. советская авиация начала препятствовать работе РЛС рассеиваемыми с самолетов-постановщиков помех бумажными металлизированными лентами – дипольными отражателями.

Таким образом, в годы Великой Отечественной войны впервые в мировой военной практике были сформированы и широко применялись для обеспечения боевых действий специальные части радиопомех отдельные радиодивизионы "Спецназ". Был накоплен большой опыт ведения разведки и создания радиопомех, а также защиты своих РЭС от радиопротиводействия противника.

От расформирования до возрождения

К сожалению, вскоре после окончания Великой Отечественной войны все части радиопомех были сокращены и расформированы, что как показали дальнейшие события, явилось большой ошибкой. Вместе с тем послевоенный период, охватывающий 1945–1955 гг., характеризуется дальнейшими успешными действиями ряда стран по расширению областей применения радиоэлектроники в военном деле и еще более решительными шагами сторон по усилению борьбы с радиоэлектронными средствами в ходе подготовки и ведения боевых действий.

Именно тогда появляются первые отечественные научные работы по радиоэлектронному подавлению известных советских ученых и инженеров Берга, Щукина, Котельникова, Введенского, Шулейкина, Леонтовича, Минца. Под руководством конструкторов Органова, Воронцова, Брахмана, Альтмана, Попова создаются бортовые самолетные станции помех СПС-1, -2, и наземные – СПБ-1 ("Альфа"), СПБ-5 ("Бета"), СПБ-7 ("Шиповник") и другие для подавления бортовых РЛС.

Войска начинают получать новую технику радиопротиводействия, а передатчики помех бортовым РЛС заменяются станциями активных помех. Поступают на вооружение и средства пассивных помех РЛС: дипольные отражатели во всех диапазонах волн, автоматы для их рассеяния с самолетов, уголковые отражатели и радиопоглощающие материалы для снижения за-метности военной техники. Для обеспечения эффективного управления средствами радиопротиводействия появляются средства радио- и радиотехнической разведки РПС -1, -3, -5, -6 и ПОСТ -2, -3, -ЗМ. Возобновляется разработка контрольно-управляющих устройств к штатным связным радиостанциям с целью использования их в качестве станций помех радиосвязи и радионавигации, а также специальных станций радиопомех наземного и воздушного базирования.

В Вооруженных силах СССР стали уделять серьезное внимание вопросам радиоэлектронной борьбы в 1950–1953 гг., когда война в Корее весьма убедительно продемонстрировала эффективность применения радиоэлектронных средств. Перед нашим командованием возникли проблемы разработки концепции радиоэлектронной борьбы, создания техники радиоэлектронного подавления, формирования вновь частей и органов РЭБ. В 1954–1959 гг. во всех видах ВС были сформированы первые батальоны радиопомех радиосвязи, радиолокации и радионавигации. В 1968–1973 гг. на основе принятой концепции развития РЭБ с учетом опыта войны во Вьетнаме была создана и укреплена служба радиоэлектронной борьбы. Наличие такой концепции позволило проводить единую техническую политику в области создания аппаратуры для радиоэлектронного подавления (РЭП), развернуть целенаправленную подготовку специалистов, осуществлять единое планирование и управление силами и средствами радиоэлектронного подавления.

В 1970-х гг. с появлением в войсках вероятного противника новых систем разведки и управления и совершенствованием существующих появилась необходимость в изыскании и отработке новых способов ведения радиоэлектронной борьбы в операциях. В связи с этим Генеральным штабом ВС СССР был подготовлен и проведен ряд специальных и опытных оперативно-стратегических учений. Например, на учении "Эфир-72" исследовались общие принципы ведения РЭБ, а в ходе учения "Эфир-74" – способы ее ведения. В последующем на учениях "Электрон-75" и "Им-пульс-76" изыскивались и апробировались различные пути повышения эффективности ведения РЭБ, наиболее целесообразные способы боевого применения сил и средств радиоэлектронного подавления. При этом был сделан важный вывод о переносе усилий РЭБ в тактическое звено, в общевойсковой бой – туда, где непосредственно "куется" победа.

Дальнейшее развитие радиоэлектронной борьбы свидетельствует о том, что средства РЭП становятся практически радиоэлектронным оружием в борьбе с противником, его системами и средствами управления, а в ряде случаев – единственным эффективным средством воздействия на противника.

Опыт РЭБ в локальных войнах

В локальных войнах в Корее, во Вьетнаме и на Ближнем Востоке радиоэлектронная борьба велась всеми видами вооруженных сил воюющих сторон, но наиболее интенсивно это происходило между ВВС и ПВО. При этом благодаря эффективному ведению ВВС РЭБ потери в самолетах нередко снижались в 3–7 раз. Помехи РЛС и радиосвязи системы ПВО создавались, как правило, во взаимодействии с ударами авиации и артиллерии по радиоэлектронным объектам системы управления, а также одновременно с умелым применением различных средств и способов маскировки начала удара СВН.

Наибольшее развитие и применение в локальных войнах получили те виды вооружения, основу которых составляют различные радиоэлектронные средства. Во всех локальных войнах интенсивно использовалась новейшая аппаратура радиолокации, радиосвязи, радионавигации, радиопомех, тепловидения, а также телевизионная, инфракрасная и лазерная техника. По существу, планировались и велись масштабные сражения в эфире. Это противоборство шло с применением средств радиоэлектронной борьбы и радиоэлектронного вооружения, в основном американского и советского производства и преимущественно между силами и средствами воздушного нападения и противовоздушной обороны.

Анализ боевого опыта показывает, что ВВС агрессора – как правило, американские и израильские – вели радиоэлектронную борьбу успешнее, чем войска ПВО. Массированное и комплексное использование средств РЭБ против различных радиоэлектронных средств ПВО, согласованное по цели, месту и времени с действиями ударной авиации, создавало большие затруднения для обнаружения, сопровождения воздушных целей и их уничтожения.

Дело в том, что силы и средства РЭБ нередко применялись обороняющейся стороной в интересах ПВО недостаточно грамотно, а потому их эффективность была низкой. Появление у СВН противника мощных средств радиопомех, противолокационных ракет и высокоточного оружия значительно понизило живучесть подразделений родов войск и заставило искать новые способы и средства повышения эффективности отдельных средств и группировок противовоздушной обороны. Войска ПВО (Вьетнама, Сирии, Ливии, Ирака и Югославии) в локальных войнах основное внимание в борьбе с воздушным противником сосредоточивали на радиоэлектронной защите, обеспечении помехоустойчивости группировок родов войск, на их маскировке от технических средств разведки.

Наиболее характерными с точки зрения применения сил и средств РЭБ в интересах ПВО были арабо-израильские войны 1960–1970-х гг. В них впервые использовались советские части и подразделения РЭБ, находившиеся в Египте до августа 1972 г.

В "шестидневной войне" 1967 г. арабские государства радиоэлектронную борьбу не вели ввиду отсутствия в составе их ВС средств радиоразведки и радиопомех. Однако в конце 1967 г. по просьбе правительств Египта и Сирии СССР поставил в эти страны технику радиопомех и оказал помощь специалистами при формировании и подготовке национальных частей РЭБ. В апреле 1970 г. в ПВО Египта было сформировано управление РЭБ (советник подполковник Мусатов), которому подчинялись батальон помех тактической радиосвязи, центр РЭБ и рота помех УКВ-радиосвязи. Советником в центре РЭБ был подполковник Исмаков.

Впервые помехи радиосвязи в боевых действиях создавались в апреле 1970 г. во время нанесения египетской авиацией ударов по объектам противника на оккупированном Синайском полуострове. В результате воздействия радиопомех радиокорреспонденты израильской армии не могли установить связь в телетайпном режиме. В последующих боевых действиях помехи стали широко применяться и для подавления самолетной УКВ радиосвязи в звене "самолет – самолет".

Особо следует отметить опыт боевого применения в Египте 513-го отдельного батальона РЭБ под командованием подполковника Маврина, который находился там с 1 марта 1971 г. по 13 августа 1972 г. Офицеры и прапорщики, солдаты и сержанты в ходе боевых действий проявляли мужество и отвагу, показали высокую техническую и специальную подготовку, четкую слаженность в боевой работе на средствах разведки и помех при отражении ударов израильской авиации. Указом Президиума Верховного Совета СССР орденом Красной Звезды были награждены: подполковник Маврин, майоры Касич, Смирнов, капитан Казанцев, старшие лейтенанты Мищенко, Гайдуков, Печенкин.

В результате применения помех радиосвязь между израильскими самолетами и наземными пунктами управления часто нарушалась, что отрицательно влияло не только на моральное состояние экипажей, но и на результаты боевых действий. После докладов израильских летчиков на наземные пункты управления о нарушении радиосвязи они получали команды на прекращение выполнения боевой задачи и возвращение на авиабазу. Радиотехнический центр РЭБ был развернут в боевой порядок на позициях в районе г. Каира, а из боевого состава центра были сформированы подвижные группы РЭБ, которые вели в зоне Суэцкого канала радиоэлектронную разведку и создавали помехи бортовым РЛС авиации Израиля, совершавшей налеты на позиции зенитных ракетных комплексов (ЗРК) и РЛС системы ПВО Египта.

В арабо-израильской войне 1973 г. в боевых действиях уже принимали участие части и подразделения РЭБ Египта. К этому времени, благодаря работе советских военных советников и специалистов, они были готовы к боевому применению средств радиоразведки и помех. Батальон помех самолетной УКВ-радиосвязи в ходе боевых действий 1973 г. находился в оперативном подчинении ВВС и управлялся с КП авиации. Части и подразделения помех самолетным РЛС находились в оперативном подчинении командования ПВО и во взаимодействии с частями родов войск ПВО обеспечивали прикрытие объектов и группировок войск в районах городов Каир, Александрия, Сафага и переправ через Суэцкий канал. Кроме того, части и подразделения РЭБ вели радиотехническую разведку наземных и самолетных радиоэлектронных средств, по которым затем наносились огневые удары силами авиации и артиллерии Египта. Информация от средств радиотехнической разведки частей РЭБ, после ее анализа, позволяла определять класс бортовых систем и тип их носителей. Эти данные использовались на центральном командном пункте (ЦКП) ПВО Египта при оценке текущей воздушной и радиоэлектронной обстановки, что позволяло принимать более грамотные решения.

РЭБ в современных войнах и конфликтах

В современных войнах и военных конфликтах роль РЭБ существенно возрастает и приобретает совершенно новое содержание. Широкое применение противоборствующими сторонами спутниковых систем разведки, связи и навигации обуславливает необходимость их нейтрализации путем уничтожения и радиоэлектронного подавления основных элементов этих систем.

Кроме того, появляется целый ряд проблем РЭБ и новых задач стоящих перед силами и средствами РЭБ, которые требуют неотложного решения. К ним в первую очередь следует отнести: разработку и оснащение войск переносными средствами радиоэлектронной разведки и помех для борьбы с новыми средствами спутниковой связи и навигации, поиска и нейтрализации радиофугасов и других устройств дистанционного подрыва личного состава и боевой техники.

В этой связи нельзя не упомянуть опыт ведения РЭБ в боевых действиях в контртеррористической операции на Северном Кавказе. Здесь основные усилия РЭБ направлялись на радиоэлектронное подавление радиосвязи банд боевиков между собой, УКВ-радиолиний подрыва управляемых мин и фугасов.

Генерал-полковник Трошев Г. Н. не понаслышке знающий особенности современных боевых действий, в своей книге об известных событиях в Чечне "Кавказский рецидив" пишет: "...Когда прибыли радиопередатчики помех, позволяющие со стопроцентной гарантией подавлять сигналы, идущие на радиоуправляемые фугасы, – в подразделениях ОГВ все почувствовали себя, чуть ли не мифическими Гераклами. А как же иначе, если 80% подрывов на дорогах происходили благодаря использованию простейших механизмов из детских радиоуправляемых машинок. Теперь подрывы радиоуправляемых фугасов должны были стать анахронизмом. Но заковырка в том, что все это – опытные образцы, которые прошли в Чечне только "обкатку". Передатчиков радиопомех хватает далеко не на каждую колонну. При этом они не вполне еще совершенные, часто ломаются. Вот и выходит, что, если речь идет об изготовлении штучных экземпляров, – пожалуйста, а вот серийное производство – это уже проблема".

Состоящие на вооружении средства РЭБ разработки 80-х годов – это высокоэффективные многофункциональные комплексы, позволяющие в короткие сроки вскрывать радиоэлектронную обстановку в районе боевых действий, подавлять помехами системы разведки, управления войсками и оружием противника, которые по своим характеристикам в ряде случаев превосходят зарубежные аналоги. Наряду с высокоточным оружием они являются надежной основой по дезорганизации систем управления противника и обладают по сравнению с другими средствами ведения боевых действий целым рядом неоспоримых преимуществ.

Следует отметить, что в потенциале уже в обозримом будущем средства РЭБ могут значительно расширить свои боевые возможности за счет придания им способностей функционального поражения радиоэлектронных объектов противника, а также системно-программного воздействия на АСУ войсками и оружием и другие вычислительные комплексы.

Разработка и принятие на вооружение многих государств высокоточного и высокотехнологичного оружия показывает, что появляются новые объекты радиоэлектронного воздействия и подавления, а, следовательно, роль и значение РЭБ в современных войнах продолжает неоспоримо возрастать.

Кроме того, появление и широкое применение в ходе боевых действий противорадиолокационных ракет и высокоточных средств поражения значительно снижает живучесть современных комплексов ПВО, построенных на базе активных средств радиолокации. Справедливость такого вывода неоднократно подтверждалась боевыми действиями в локальных конфликтах, например в Ливии, Ираке, Боснии и Югославии. Все это заставляет нас изыскивать новые способы и средства повышения боевой эффективности как отдельных комплексов родов войск, так и группировок ПВО в целом.

Статья опубликована 17.04.2004 г.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2014