Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → 

Воспоминания о РОБТиТе

Среди имён инженеров и радиотехников Русского общества беспроволочных телеграфов и телефонов (РОБТиТ), упоминаемых в литературе, имя Николая Николаевича Дмитриева встречается не часто. Нам, к сожалению, известны лишь немногие факты его биографии. Но, говорят, о человеке судят по его делам.

Остановимся на этом имени особо, так как архив Центрального музея связи им. А.С. Попова хранит воспоминания Н.Н. Дмитриева о работе в РОБТиТе, а также большое количество иллюстративного материала по строительству и эксплуатации радиотелеграфных станций, которые он в 1956 г. передал в дар музею.

Особое место занимают три альбома, с «гаснущими» любительскими фотографиями, два из которых посвящены деятельности военной радиороты во время русско-японской войны 1904—1905 гг., а третий – строительству радиопередающих станций в Карском море в 1911—1914 гг.

Н.Н. Дмитриев принимал участие в строительстве связных радиостанций во Владивостоке, Ревеле (Таллин), Гельсингфорсе (Хельсинки), Детском Селе, Гапсале (Хаапсалу), руководил строительством Ходынской искровой радиостанции в Москве (1914 г.).

Из его биографии. Н.Н. Дмитриев в 1904 г. закончил военную электротехническую школу и был послан в очаковскую минную роту. 16 декабря 1904 г. он был вызван в Петербург, где в это время формировалась первая Восточно-Сибирская отдельная рота – начиналась русско-японская война. В этой школе он прошёл курс обучения работе с радиоаппаратурой. 16 февраля 1905 г. поручик Н.Н. Дмитриев, вместе с другими офицерами, был командирован в Красное Село, где ему предстояло заниматься разработкой монтажных схем двуколок и собственно монтажом.

Военный склад радиоимущества в Красном Селе. Сборы на войну (Н. Н. Дмитриев – стоит справа, в очках, в тёмной шинели). 1905 г.

Военный склад радиоимущества в Красном Селе. Сборы на войну (Н. Н. Дмитриев – стоит справа, в очках, в тёмной шинели). 1905 г.

Поручик Н. Н. Дмитриев в вагоне поезда, идущего на фронт. 1905 г.

Поручик Н. Н. Дмитриев в вагоне поезда, идущего на фронт. 1905 г.

В марте, когда монтаж ещё не был закончен, их отправили в Харбин, причём настолько срочно, что представитель английской фирмы «Маркони» В.О. Баранов принёс недостающие части радиоаппаратуры к поезду. В мае 1905 г. укомплектованная двуколками радиорота прибыла на фронт. Штаб обосновался в китайской деревне Вафие.

Первое отделение Дальневосточной отдельной роты на отдыхе (Н.Н. Дмитриев – второй сверху). 1905 г.

Первое отделение Дальневосточной отдельной роты на отдыхе (Н.Н. Дмитриев – второй сверху). 1905 г.

Это была отдельная Дальневосточная рота, которой командовал подполковник Д.С. Троицкий. Первым отделением роты, в котором служил Н.Н. Дмитриев, командовал капитан Н.Н. Подерни, вторым – капитан Д.М. Сокольцов.

В каждом отделении было по три станции. Н.Н. Дмитриев был назначен начальником второй станции первого отделения, наряду с поручиками Д.Д. Заклинским и В.Н. Тейхом.

Появление в армии беспроволочных радиостанций поначалу вызвало недоумение, и только когда гололёд повредил провода проволочной связи, которой пользовались в то время в русской армии, был оценен по достоинству принцип работы связи без проводов.

Фотографии из «маньчжурского» альбома Н. Н. Дмитриева – это жизнь русских солдат, обслуживающих вторую радиостанцию первого отделения радиороты в китайских местечках Людяпуза, Вафие, Годзядань, Яомынь; это двуколки с радиоаппаратурой на железнодорожных платформах, военные палатки, землянки, ковка лошадей, различные сцены, отражающие жизнь, быт и традиции китайских провинций.

Из Китая Н.Н. Дмитриев вернулся в марте 1906 г. В августе 1909 г. он вышел в отставку, а в марте 1913 г. начал работу в РОБТиТе.

Н.Н. Дмитриев среди членов РОБТиТа (третий слева, во втором ряду). 1914 г.

Н.Н. Дмитриев среди членов РОБТиТа (третий слева, во втором ряду). 1914 г.

РОБТиТ, как пишет Н.Н. Дмитриев, был тесно связан с Г. Маркони, компания которого приобрела часть акций РОБТиТа, а сам Г. Маркони входил в состав правления. Но работал завод исключительно на внутренний рынок. Из отечественных талантливых инженеров и техников в РОБТиТе служили: Р.В. Львович, Н.Д. Папалекси, И.Ю. Шейнберг, В.В. Ширков и другие. Но поскольку Н.Н. Дмитриев был инженером по монтажу радиостанций, то на заводе он находился урывками, и с личным составом, по его словам, близко знаком не был.

Монтаж радиостанций на северных островах – одна из первых командировок Н.Н. Дмитриева. Это была третья по счёту северная экспедиция по установке радиотелеграфных станций в Карском море, организованная Главным управлением почт и телеграфов (ГУПиТ) в 1911—1913 гг. Во время этой экспедиции была завершена постройка и отделка зданий, смонтировано оборудование, и радиостанции начали работу. С заводом РОБТиТ ГУПиТ заключило контракт на поставку и установку четырёх радиотелеграфных станций (в Архангельске, Югорском шаре, островах Вайгаче и Мааре-Сале).

29 июня 1913 г. в 6 часов вечера из города Архангельска на двух пароходах «Дан» и «Вассиан» отправилась экспедиция, возглавляемая, как и первые две, представителем почтово-телеграфного ведомства инженером М.Ю. Цемнолонским, для завершения работ по строительству зданий и установке радиотелеграфных станций.

В состав экспедиции вошли: представители фирмы «Бодо-Эгесдорф» (строительство зданий радиотелеграфных станций, жилых и подсобных помещений), представители завода РОБТиТ, обеспечивавшие монтаж оборудования и работу радиотелеграфа, в том числе инженер завода Н.Н. Дмитриев.

Пароходы должны были доставить в указанные пункты материалы для устройства бетонных зданий радиотелеграфных станций, деревянных бараков, бань, кухонь, временных навесов, провизию, оборудование, хозяйственные вещи и самих участников экспедиции. Путешествие до первой остановки – полуострова Югорский Шар – длилось ровно месяц.

Начался монтаж станций. Все они, как пишет Н.Н. Дмитриев, были одного типа, но разной мощности. На Югорском Шаре была установлена длинноволновая станция с когерером и передающая 12 кВт-станция с искровым вращающимся разрядником. Мотор — 27 л. с. На островах Вайгач и Мааре-Сале – станция мощностью 4 кВт и керосиновый двигатель 6 л. с. Мачты были складные, железные, трубчатые, системы Лебедева. На Югорском Шаре – высотой 30 м, на Вайгаче и Мааре-Сале – 25 м. Заземлением служил медный провод.

Все работы велись «энергично, коллективно и сознательно». Они были закончены к 15 сентября 1913 г. На станции Югорского Шара для проверки связи собрались все участники строительства. Вызвали Архангельск. В ответ – молчание. Вызвали повторно – тишина. Среди строителей возникло беспокойство, началось перешептывание. Послали третий вызов с увеличенной на 20% мощностью. Через пять минут пришел ответ. У всех вырвался вздох облегчения, и был послан новый запрос: «Почему молчали, черти?». Пришёл ответ: «Искали моториста». Много ещё депеш от служащих и рабочих было послано в этот день.

Но вернемся к альбому Н.Н. Дмитриева, чтобы окунуться в атмосферу столетней давности и ощутить не только суровое дыхание Севера, но и почувствовать особенную теплоту события, его неординарность и праздничность.

Перед нами проходит историческая хроника – ряд теряющих контрастность фотографий, снабженных карандашными комментариями Н.Н. Дмитриева: отправление от пристани Архангельска двух пароходов, которым предстоит проделать 30-дневный путь во льдах; молебен, предшествующий событию, группа участников этого путешествия и льды Ледовитого океана. Автора снимков, похоже, не пугает, а привлекает их суровая и сдержанная красота. И привлекает она не его одного. Ведь не случайно участником экспедиции оказался известный художник и писатель Севера С.Г. Писахов.

Что же фиксирует переходящая из рук в руки фотографическая камера? Полуночное солнце (как удивительно это звучит!), художник С.Г. Писахов на маленькой льдине, пароходы «Дан» и «Вассиан» во льдах, группу участников экспедиции, слушающих граммофон на палубе парохода, чай в кают-компании, снова художник С.Г. Писахов, совершающий подвиг купания в студеных водах Ледовитого океана, три охотника рядом с убитым, похожим на спящего, белым медведем. А вот и первая остановка – остров Матвеева. Село Хабарово – избы и чумы, церковь и пещеры, дети самоедов и могила семи монахов, по преданию, умерших от сифилиса.

В самом конце июля пароходы прибывают на Югорский Шар. Август на Югорском Шаре: пресное озеро, скудная растительность у подножия скал, оленьи упряжки, нарты, собаки, группы самоедов, ромашки на столе.

Начинается монтаж радиомачт: сборка, клепка, установка противовесов и изоляторов, подвеска грузов на мачту, заделка «башмаков», подъем стеньги. И вот, наконец, общий вид радиостанции на Югорском Шаре: два белых флигеля, сарай для оборудования и провизии, рубленая баня и силуэт мачты. Кто-то из смельчаков, возможно, сам Н. Н. Дмитриев, сделал снимок станции с вершины мачты.

16 сентября делается последний, прощальный снимок перед отъездом в Архангельск.

Одновременно с устройством радиостанции на Югорском Шаре схожие работы велись и на двух других островах: постройка здания станции, монтаж и подъем мачт, установка оборудования.

Работы по монтажу радиостанций шли очень успешно. Уже 31 августа Исакогорская (Архангельская) станция вела переговоры с Югорским Шаром.

12 сентября пароход «Вассиан» прибыл из Карской экспедиции, а 15 сентября состоялось торжественное открытие радиостанции на Исакогорке, на котором присутствовали около 100 человек высших чиновников во главе с вице-губернатором и представители промышленности. К сожалению, связь Югорского Шара с Архангельском в момент демонстрации открытия не состоялась, и поздравительные телеграммы от экспедиции были получены только 16 сентября.

22 сентября возвращается из Карского моря экспедиция по постройке радиотелеграфных станций. 25 сентября 1913 года ГУПиТ на запрос о сохранности принадлежностей Карских радиостанций получает сообщение: «инструменты сложены, шкафы опечатаны, приборы опечатаны также, на каждой станции оставлены по два надёжных трезвых сторожа».

Акт приёмки радиостанции на Югорском Шаре у острова Сокольского подписан 17 сентября, на Мааре-Сале – 14 сентября. Представителем РОБТиТа выступал Н. Н. Дмитриев.

После революции 1917 г. завод РОБТиТа был национализирован.

Н.Н. Дмитриев в это время перешел на службу в Радиотехническую лабораторию Главного военно-инженерного управления РККА, образованного на базе радиокабинета бывшей офицерской электротехнической школы.

С 1921 по 1924 гг. он работал в Севастополе в радиомастерской военного морского порта, где ремонтировал радиоустановки завода РОБТиТ.

В это время в Петрограде стала налаживаться послереволюционная жизнь: на базе старых заводов создавались новые предприятия. На бывшей территории РОБТиТа начали свою работу Электровакуумный завод и Центральная радиолаборатория (ЦРЛ). Благодаря тесной связи ЦРЛ с радиозаводами возникают благоприятные условия для создания новых технических разработок и внедрения их в производство.

ЦРЛ привлекает в свой состав ведущих радиоспециалистов со всей страны: Н.Д. Папалекси, Р.В. Львовича, В.М. Лебедева, Э.Я. Борусевича. Был приглашен на работу в Центральную радиолабораторию и Н.Н. Дмитриев.

Монтажный отдел завода им. Козицкого (Ленинград). Н. Н. Дмитриев — сидит, во втором ряду первый слева. 1926-1927 гг.

Монтажный отдел завода им. Козицкого (Ленинград). Н. Н. Дмитриев — сидит, во втором ряду первый слева. 1926-1927 гг.

Дмитриев Н. Н. на палубе парохода, среди участников экспедиции, направляющейся в Карское море. 1913 г.

Дмитриев Н. Н. на палубе парохода, среди участников экспедиции, направляющейся в Карское море. 1913 г.

С 1926 г. он работал на заводе им. Козицкого, который к этому времени уже выпускал длинно- и коротковолновые ламповые приемники и передатчики. В 1927 г. вместе с С.И. Зилитинкевичем Н.Н. Дмитриев проводил испытания коротковолновой станции в Детском Селе (сохранился его отчёт о работе с короткими волнами). Он принимал участие в монтаже радиостанций в Ташкенте и Челябинске.

Сопроводительное письмо, которое в 1956 г, вместе с подаренными нам материалами, получил Центральный музей связи им. А.С. Попова, было отправлено из Кисловодска, по-видимому, последнего места жительства Н.Н. Дмитриева, инженера РОБТиТа.

Литература

  1. Документальные фонды ЦМС им. А.С. Попова, ф. 4, оп. 1, ед. хр. 1391
  2. Документальные фонды ЦМС им. А.С. Попова, ф. 4, оп. 2, ед. хр. 407
  3. Документальные фонды ЦМС им. А.С. Попова, ф. 27, ед. хр. 87
  4. Статья «Постройка Карских радиотелеграфных станций», ПТЖ за 1913 г., отдел неофициальный, СПБ, Типография МВД, с. 617-631.
  5. Очерк развития радиотелеграфных сообщений в России и за границей. СПб, Типография МВД, 1913 г.

Статья опубликована в журнале «Электросвязь: история и современность» № 3, 2008 г.
Перепечатывается с разрешения редакции.
Статья помещена в музей 24.06.2009

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017