Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → 

Главный конструктор

Когда речь заходит об освоении космического пространства, большинство людей в первую очередь, естественно, вспоминают Сергея Павловича Королёва. Кто-то назовёт ещё и Валентина Петровича Глушко, который разрабатывал двигатели для наших ракет. О нём тоже были несколько передач по телевидению, публикации в СМИ. Но ракета – это не только, образно говоря, «железо», а ещё и сложнейшие радио- и электротехнические и другие системы, работы над которыми возглавляли выдающиеся специалисты в соответствующих областях. Именно они и составляли Совет главных конструкторов ракетно-космической техники, который возглавлял С.П. Королёв. В него входили В.П. Глушко, М.С. Рязанский, Н.А. Пилюгин, В.И. Кузнецов и В.П. Бармин.

М.С. Рязанский, 1980-е годы

М.С. Рязанский, 1980-е годы

В этой статье речь пойдёт о Михаиле Сергеевиче Рязанском – главном конструкторе радиосистем ракетно-космической техники.

Как и многие молодые люди его поколения, он ещё в школьные годы увлекся радио, и это юношеское увлечение определило всю его дальнейшую жизнь.

В 1924–1928 гг. на общественных началах Михаил руководит радиокружком, работает в президиуме Общества друзей радио при МК ВЛКСМ и в Обществе друзей радио СССР, становится радиолюбителем-коротковолновиком. Его позывной 40RB регулярно звучит в эфире. И хотя в дальнейшем ему по служебным обстоятельствам пришлось оставить короткие волны, любовь к ним Михаил сохранил на всю жизнь. В семейном архиве до наших дней сохранились полученные им в те годы карточки-квитанции от советских и зарубежных радиолюбителей. По воспоминаниям его сына Николая он всю жизнь гордился тем, что ему удалось первому провести радиосвязь с ледоколом «Красин», который шел для спасения экспедиции Умберто Нобиле.

Удостоверение Общества друзей радио СССР, выданное М.С. Рязанскому при переводе его в Нижегородскую радиолабораторию в 1928 году

Удостоверение Общества друзей радио СССР, выданное М.С. Рязанскому при переводе его в Нижегородскую радиолабораторию в 1928 году

Первая карточка-квитанция 40RB была на стандартном бланке Общества друзей радио (RK-193 – наблюдательский позывной М.С. Рязанского).

Первая карточка-квитанция 40RB была на стандартном бланке Общества друзей радио (RK-193 – наблюдательский позывной М.С. Рязанского).

Авторитет молодого Михаила был настолько высок, что фракция ВКП(б) ОДР в 1928 г. именно его рекомендовала в Нижегородскую радиолабораторию имени В.И. Ленина (НРЛ), где в то время уже работали такие выдающиеся учёные, как М. А. Бонч-Бруевич, Л.И. Мандельштам, Н.Д. Папалекси, А.А. Пистолькорс. В НРЛ он  заведует антенным полигоном и принимает участие в разработке радиостанций, некоторые из которых были приняты на вооружение РККА.

В свободное время Михаил продолжает работать в эфире позывным eu2CI. В декабре 1928 г. в составе делегации Северо-Западного района РСФСР он принимает участие в работе первой  Всесоюзной конференция коротковолновиков.

В годы работы в НРЛ произошел случай, который существенно осложнил жизнь Рязанского. На краю антенного полигона находился деревянный вагончик с аппаратурой, который однажды сгорел. Началось следствие. Его обвинили в поджоге, вытащив на свет факт, что его дед, которого Михаил никогда в жизни не видел, был попом в Тамбовской губернии. Ярлык «Рязанский – враг народа», который с чьей-то «лёгкой руки» тут же был к нему приклеен, мог стать для него фатальным. На защиту Рязанского активно встала молодежь лаборатории, которая буквально отбила его. Отделался пустяком – месяцем принудительных работ.

Благодарность Нижегородской радиолаборатории у него сохранилась на всю жизнь. Именно там он стал заниматься тем, чему посвятил до конца свою жизнь – военной радиотехникой.

В 1931 г. кто-то из руководства лаборатории вспомнил, что у молодого талантливого учёного нет специального образования. Михаила направляют в Ленинградскую Военно-техническую академию РККА. Однако в тот год приёма в академию не было, и Рязанский поступает на военное отделение Ленинградского электротехнического института им. В.И. Ульянова-Ленина. Одновременно он работает в Центральной радиолаборатории, а также в Особом техническое бюро по военным изобретениям  при ВСНХ СССР (знаменитое «Остехбюро»). Здесь Михаил занимается разработкой радиоприёмников для ВМФ СССР.

По вполне понятным причинам на этом его коротковолновая деятельность заканчивается – в списке коротковолновиков Ленинграда третьей «Системы позывных любительских радиостанций СССР» (была введена 1 июня 1933 г.)  Михаил Рязанский  уже не значится.

В 1933 г. он заболевает острой формой туберкулёза и уезжает в Башкирию, куда к тому времени перебралась его семья. Отец и мать смогли вылечить сына, и в 1934 г. Михаил возвращается в Москву, переводится в МЭИ, работает в московском филиале «Остехбюро».

Закончив с отличием МЭИ (защитив секретный диплом по системе передачи закодированной информации) он продолжает работу в «Остехбюро», которое со временем преобразуется в НИИ-20. Там он занимается дистанционным радиоуправлением самолетов, танков и другой техники, стоявшей на вооружении РККА.

Перед самым началом Великой Отечественной войны Михаил Сергеевич начал заниматься новым для себя, но очень интересным делом – радиолокацией. Он участвовал в разработке первого советского радиолокатора и стал Главным конструктором первого отечественного радиолокатора, принятого на вооружение. За эту разработку Михаил Сергеевич вместе с другими разработчиками в 1943 г. отмечен Сталинской премией. Под его руководством были созданы ещё три радиолокатора, принятые на вооружение.

В конце войны Михаила Сергеевича привлекли к анализу систем управления немецких ракет, в том числе и радиосистем наведения ракет Фау-2 (именно тогда об этих разработках стало известно советским конструкторам).

В 1945-1946 гг., в числе многих видных советских учёных и конструкторов, М.С. Рязанский находился в командировке в Германии, где изучал разработки немецких инженеров. Он участвовал в создании ряда институтов, в том числе и института «Нордхаузен», где работали как советские, так и немецкие специалисты. Именно там и сформировалась команда, которая со временем вошла в Совет главных конструкторов – создателей советской ракетно-космической  техники.

После возвращения из Германии М.С. Рязанскому поручено организовать новый институт, задачей которого является разработка систем управления ракетным оружием, – НИИ-885 (ныне ОАО «Российский научно-исследовательский институт космического приборостроения» – РНИИ КП). Он становится главным конструктором системы управления баллистической ракеты Р-1, а затем и усовершенствованной ракеты Р-2. С этого времени Михаил Сергеевич – неизменный член Совета главных конструкторов, возглавляемого С.П. Королёвым.

С апреля 1947 г. начинается разработка одноступенчатой ракеты Р-3 с дальностью полета 3000 км. Главными конструкторами систем управления и контроля этой ракеты были назначены М.С. Рязанский и Н.А. Пилюгин.

Весь дальнейший творческий путь М.С. Рязанского связан с НИИ-885 (главный конструктор предприятия). Исключение составляет лишь короткий период с 1951 по 1953 г., когда он работал заместителем директора НИИ-88 Министерства вооружения, а затем начальником Главного управления и членом коллегии этого министерства.

С середины 1950-х годов М.С. Рязанский – главный конструктор радиосистем первого искусственного спутника Земли. В рамках этой работы был разработан и радиопередатчик этого спутника (см. фото на 2-й с. обложки). С 1957 г. он стал заместителем С.П. Королева в Государственной комиссии по проведению лётных испытаний первого полета человека в космос. В 1958 г. М.С. Рязанский избран членом-корреспондентом Академии наук СССР.

Когда в 1964 г. было принято Постановление правительства, касающееся освоения Луны, на НИИ-885 возлагается разработка радиоизмерительного комплекса. С 1965 г. по 1986 г. Михаил Сергеевич Рязанский работает заместителем по научной работе директора ФГУП «РНИИ КП», оставаясь главным конструктором предприятия.

Под его непосредственным руководством были проведены работы по созданию систем радиоуправления ракетным вооружением различного типа, в том числе баллистических ракет дальнего действия, радиотехнических систем космической связи и управления космическими аппаратами оборонного, народнохозяйственного и научного назначения, включая системы космической навигации, наблюдения, радиотехнических систем дальней космической связи, обеспечивших достижения мирового уровня по изучению Луны, Венеры и Марса. Большой вклад был сделан и в радиотехническое обеспечение пилотируемых космических полётов.

Его трудовая деятельность отмечена многими наградами страны, но самое принципиальное о ней заключено в нескольких словах, которые написаны на памятном барельефе, – он был Главным конструктором радиосистем нашей ракетно-космической техники.

Статья опубликована в журнале Радио № 2, 2011г.
Статья помещена в музей 10.02.201
Публикуется с разрешения авторов.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017