Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → 

Связисты вступают в бой

к 65-летию Победы

К началу войны телефонная сеть Москвы представляла собой 167 тыс. номеров и значительное количество прямых линий междугородной, телеграфной, радиотрансляционной и других видов связи. На МГТС трудились 5 тыс. 300 человек, из которых 1400 – телефонистки. В первые дни войны штат, естественно, резко сократился: многие мужчины были мобилизованы, женщины с детьми – эвакуированы. Оставшиеся «в строю» работали фактически за двоих – трудиться приходилось круглые сутки.

Непрерываемая связь

С началом войны на всех узлах связи были созданы аварийно-восстановительные, противовоздушные, противопожарные и санитарные команды. Была сформирована и вошла в состав МПВО Москвы отдельная аварийно-Восстановительная рота связи численностью 130 человек, её командиром был назначен начальник МГТС Илья Бабич. Специалисты аварийно-восстановительных бригад сутками не покидали аварийные участки и фактически все время были на передовой – работа не останавливалась даже на время авианалётов. Единственное, что защищало их, – стальные военные каски, которые, естественно, спасали не всегда.

МГТС обеспечивала связью не только городские организации и население, но и службы противовоздушной обороны города, воинские части, стоявшие в Москве и пригородах. По специальным каналам связи была обеспечена координация между зенитно-артиллерийскими частями, располагавшимися в городе, подразделениями аэростатов заграждения и военным командованием. За оперативное выполнение работ по телефонизации Совинформбюро, института им. Склифосовского, станции метро «Маяковская» ряд работников МГТС были премированы, а спайщики Рыбкин и Павлов награждены медалью «За боевые заслуги».

связисты на войне

уходят на войну

Потери были велики

Московские связисты во время войны вели свою хронику событий. Боевые действия для них начались в ночь с 21 на 22 июля 1941 года, когда на столицу обрушился первый авианалёт, продолжавшийся 3,5 часа. И сразу же – первые серьезные разрушения кабельных сооружений на ул. Куйбышева, на Ленинградском шоссе. На Шелепихе сгорели 14 столбов воздушных линий, были выбиты стекла на подстанции «1905 г. » Впрочем, уже к утру связь на всех объектах была восстановлена.

Ближе к осени налеты вражеской авиации участились. Повреждения линий связи случались буквально одно за другим. Вот лишь некоторые ЧП тех дней:

- на Каланчевской улице напротив сквера у Красных ворот упали две бомбы. Повреждены кроссировочные шнуры, боксы, кабели, пробит осколками распределительный шкаф;

- в ночь с 5 на 6 августа 1941 года на Большой Ордынке рядом с АТС В1 упала крупная фугасная бомба. От взрыва в стене образовался огромный пролом. Все оконные стекла были выбиты, рамы и двери разворочены. Выход из бомбоубежища, где укрылся персонал, засыпан обломками здания. Были и первые жертвы среди связистов. Но оборудование существенных повреждений не получило и продолжало действовать;

- район Молчановки. Бомба крупного калибра попала прямо в колодец и полностью разрушила телефонный кабель ёмкостью 600 пар. Его восстановили за несколько дней. О силе взрыва говорит тот факт, что чугунный люк с двумя крышками массой более 200 кг позже нашли на чердаке дома напротив;

- на улице Горького в октябре 1941 года вблизи здания Моссовета бомба крупного калибра разрушила подземный телефонный кабель ёмкостью около одной тысячи пар. Это было одно из самых крупных повреждений на кабельной телефонной сети Москвы за всё время войны;

- в ночь с 29 на 30 марта 1942 года немцы сбросили три фугасные бомбы, которые разорвались рядом с Центральной телефонной станцией на углу улиц Мархлевского (сейчас Милютинский переулок) и Кирова (сейчас Мясницкая). Тогда на фасаде не уцелело ни одного стекла, несколько человек было убито, пострадали телефонистки. Но многие после перевязки остались на своём посту. Это была 7-я телефонная станция из 14-ти, пострадавших от бомбовых ударов.

Немецкое радио неоднократно сообщало о разрушении важнейших сооружений связи Москвы. Однако не было ни одного случая прекращения действия телефонных станций, а повреждения кабельной сети оперативно устранялись. Связь столицы функционировала в течение всех военных лет.

Также оперативно специалисты МГТС восстанавливали разрывы на специально проложенных линиях, ведущих к наблюдательным вышкам, зенитным батареям, аэростатам заграждения и командным пунктам МПВО.[1].

Командировка на восток

Ещё одной задачей связистов было спасение дорогостоящего оборудования в период массовых бомбёжек столицы и восстановление сети, после того как враг был отброшен. В частности, осенью 1941 года были демонтированы телефонные станции на 60 тыс. номеров. Это была почти половина действующей номерной ёмкости столицы. Оборудование вывезли на восток, частично установили в Куйбышеве. По указанию руководства на всех телефонных узлах была сожжена техническая и другая документация.

Несмотря на это, в конце 1942 года началась реконструкция Центральной телефонной станции. Руководили этой работой начальник Центрального телефонного управления Наркомата связи Лобов, старейший работник сети Абенэ, командир 771-го восстановительного батальона связи Гельфанд и инженер Резвяков. Позже они были удостоены Государственной премии.

В помощь фронту и тылу

Впрочем, свой вклад в победу связисты внесли и на других «фронтах»» работы. Например, на МГТС был проведён сбор средств на организацию танковой колонны, строительство боевых самолетов, были организованы сандружины, 22 телефонистки из Центрального телефонного узла ушли на фронт связистками.

Коллектив сети шефствовал над эвакуационным госпиталем №4633, который был полностью оборудован силами и средствами Центрального телефонного узла. Было отремонтировано здание школы, где он располагался, в палатах появилось радио, а раненые были снабжены всем необходимым: постельным бельем, одеялами, посудой. Работники сети дежурили в госпитале, ухаживали за пациентами, помогали им разыскивать близких. За организацию этой работы начальник Центрального телефонного узла Алексеев был награжден Почетной грамотой Мосгорздравотдела.

Переливами эхо катится.
У дороги клён, как на паперти.
Ветки вытянул, каждый лист дрожит.
Одинок стоит, о друзьях грустит.

Здесь бои прошли, ох жестокие.
Парни полегли, ясноокие.
Сколько лет прошло, а не верится.
По земле песок вьюгой стелется.

Ты сыра земля, вороти бойцов:
Сына - матери, детям - их отцов.

Но никто теперь не расплатится.
По дороженьке эхо катится:
Отголосками, стоном, взрывами,
Пересвистами, переливами.

А бойцы лежат и в пургу, в метель.
Им теперь земля навсегда постель.

Не забудется горе горькое,
Что потерями сердце скомкало.
Не забудется подвиг ратный их
Удалых парней, молодцев лихих.

И стоит тот клён, словно думает.
Уж давно война отгремела шумная.
Жизнь то мирная, жизнь счастливая,
Только эхо все переливами...

Лариса Бредихина

Примечания

[1.] В октябре 1941 года Центральные мастерские УМГТС получили задание приступить к выпуску продукции для фронта. В результате был разработан усовершенствованный телефонный аппарат ПФ-1 («Помощь фронту»). Его вес был значительно меньше, чем у предшественников, что облегчало работу военных телефонистов, увеличилась дальность передачи сигнала. За его разработку инженеры Васильев, Власов и Коробов были награждены правительственными наградами.

[2.] 360 работников МГТС стали донорами в годы войны – они сдали 1500 литров крови; 15 доноров были награждены знаком «Почётный донор СССР»

Публикуется с разрешения МГТС.
Статья помещена в музей 10.06.2010

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017