Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Галерея славы  → Воспоминания cоратников

Воспоминания cоратников

о Давлете Исламовиче Юдицком

Амербаев Вильжан Мавлютинович

Воспоминания о Д.И. Юдицком

Нередко прекрасные идеи сплачивают вокруг себя также и прекрасные коллективы, инициируя эффективный и нестандартный поиск их реализаций. Так случилось с проектом создания вычислительного комплекса 5Э53. Как вспоминал И.Я. Акушский, во второй половине пятидесятых годов Федор Викторович Лукин привлек его внимание к разработке чешскими учёными Свободой и Валахом нетрадиционного для того времени способа организации параллельных вычислений. Выяснилось позднее, что этот способ к тому же обладает свойством самокоррекции. Таким образом, ускорение вычислений за счёт распараллеливания и повышение надежности за счёт свойств самокоррекции – вот исходные идеи, которые по предложению Ф.В. Лукина (уже в середине 1960-х годов) были заложены в разработку проекта 5Э53. Это была нетрадиционная компьютерная арифметика, и для её разработки требовался нетрадиционный подход. Поэтому в процессе разработки технической реализации возникало множество ярких, оригинальных решений как в области архитектуры ЭВМ, так и в области её специфических для того времени свойств – живучести, параллельности, конвейерности и т. п.

Главным конструктором изделия 5Э53 Ф.В. Лукин назначил Д.И. Юдицкого, поручив ему руководство Специализированным вычислительным центром (СВЦ). Давлет Исламович был истинным главным конструктором. Он вникал во все детали разрабатываемого проекта – от технологии производства новых элементов до структурных решений, архитектуры ЭВМ и математического обеспечения, и на всех участках своей напряжённой работы он умел ставить такие вопросы и задачи, решение которых приводило к созданию новых оригинальных блоков конструируемого изделия, а в ряде случаев Давлет Исламович сам указывал подобные решения. Работа над проектом захватила всех. Давлет Исламович работал сам, не считаясь ни со временем, ни с обстоятельствами, также как и все его товарищи по труду. Это было бурное и яркое время, и, конечно, центром и организатором всего был Давлет Исламович. Проект изделия был разработан к сроку. В процессе этой работы Давлет Исламович не оставлял исследовательской работы. Им была разработана общая теория живучести вычислительных средств (впоследствии они получили название отказоустойчивых систем) и даны технические решения отдельных положений этой теории, которые нашли отражение в проекте 5Э53.

Именно такого рода работы могут рождать талантливых руководителей, способных концентрировать энергию значительного научного потенциала. Я счастлив, что мне пришлось участвовать в разработке проекта 5Э53. Это было для меня огромной жизненной школой, намного определившей мой научный интерес и характер моего последующего научного поиска.

12 мая 1993 г.

Антипов Николай Николаевич

Он был гением и Большим Человеком

Первое впечатление от встречи с новым человеком определяет, как правило, характер дальнейших взаимоотношений.

Встреча с Давлетом Исламовичем Юдицким состоялась в середине 1969 года, когда СВЦ готовился к передаче конструкторской документации на суперЭВМ 5Э53 на серийный завод.

Природная общительность и дружелюбное отношение к собеседнику всегда были присущи Давлету Исламовичу. Уже после первых общих фраз начался интересный разговор о том, что и как делается на заводе при запуске нового изделия, что может сделать разработчик, чтобы освоение проходило в условиях обоюдной заинтересованности сторон. Давлет Исламович обладал величайшим талантом располагать к себе самых разных людей: от рабочего до главного специалиста, в чём мне пришлось многократно убедиться за семь лет работы под его руководством.

Этот талант помогал ему и в деловом общении, на общих собраниях коллектива, на рабочих совещаниях, которые он проводил с разработчиками ежедневно. Надо особо отметить его умелое дирижирование этими совещаниями, на которых он установил обстановку полной творческой раскованности и отсутствие какого-либо чинопочитания. Каждый мог высказать своё предложение, каждому предоставлялась возможность аргументировано отстаивать свою позицию.

Как опытный руководитель, он умело использовал в работе моральные стимулы: он мог двумя-тремя фразами похвалить за работу, и человек, отмеченный его похвалой, обретал второе дыхание, мог трудиться с полным приложением сил и вечерами, и в дни отдыха.

Давлет Исламович был прежде всего Человек, поэтому к нему шли со своими большими бедами, зная, что он найдет время и людей, которые могут помочь найти лекарство или обеспечат медицинскую консультацию, а в необходимых случаях лечение в соответствующей больнице. Он помог с получением жилья доброй половине сотрудников СВЦ.

Большой заботой Давлета Исламовича была моральная сплочённость коллектива, чистота отношений и психологический настрой. После окончания работ, которые требовали высочайшей отдачи всех и каждого, когда работы велись днём и ночью, когда в людях накапливались отрицательные эмоции, он умел найти такую форму отдыха, чтобы люди расслабились, разрядились, чтобы поссорившиеся во время работы, переговорили, выяснили отношения и протянули руку друг другу.

Давлет Исламович лично знал многих, если не всех работников СВЦ, их семейное положение, нужды и заботы. В сотрудниках он особо ценил профессионализм, оригинальность мышления, умение аргументировать своё предложение, высокую работоспособность и готовность отстаивать честь фирмы. Особо следует отметить его способность работать с людьми, имевшими сложный характер, если это были талантливые специалисты. В этих случаях он говорил, что талант – это ненормальное состояние человека и с этим нужно уметь считаться. В отличие от большинства руководителе, он не “ломал” людей, а умел убедить человека в правоте своей постановки вопроса, умел из противника своей идеи сделать его её активным сторонником.

Он постоянно учил руководителей подразделений искусству управления коллективом, доброжелательности и умению активно сотрудничать друг с другом.

В тоже время, он не прощал лжи и обмана. В таких случаях он бывал предельно жёстким в аргументации провинности, не допуская при этом оскорбления в адрес провинившегося, но не был мстителен или злопамятен.

Он был не просто талантлив, как учёный, он был гениален и внутренне понимал и гордился этим. Он знал высокую цену свого таланта. Будучи приверженцем правды во всех её проявлениях, он не мог быть льстецом во взаимоотношениях с вышестоящими руководителями, что в конечном итоге и привело к гибели его детища – СВЦ.

Парадокс состоял в том, что его принцип: талант – это ненормальное состояние человека и с этим нужно уметь считаться, не воспринимался министерскими чиновниками, которые в угоду удовлетворения личных амбиций принесли в жертву престиж отечественной науки и техники.

Особой стороной его личности было отношение к семье. Он многократно являл образец семьянина и отца. В то же время Давлет Исламович не делал послаблений для своих детей, не создавал им льготных условий: они были в общих отрядах с другими сверстниками в пионерских лагерях, не имели поблажек. В то же время он очень любил своих детей и относился к ним с огромной нежностью.

Когда мы вспоминаем о могучей творческой силе СВЦ, мы знаем, что первоисточником этой силы были гений и исключительные личные качества Большого Человека – Давлета Исламовича Юдицкого.

15.05.2009

Белова Марина Николаевна

Известно, что институт даёт диплом и знания (не всегда полные), а специалистом нас делает жизнь. И очень важно, чтобы после института ты попал в хороший коллектив и в умелые руки. Мне повезло, ибо я попала в руки Д.И. Юдицкого и под его руководством прошла хорошую школу. Иметь такого наставника в начале трудового пути – большая удача.

Прекрасный специалист, высокообразованный инженер, творческая личность с большим научным потенциалом, один из зачинателей отечественной вычислительной техники, он умел и любил работать, заражая всех нас своим энтузиазмом, бескорыстным служением делу, а не карьере. Если работа требовала, сутками не уходил домой (работа по отладке аппаратуры велась сменами, круглосуточно). Личный пример и высокая требовательность и к себе, и к сотрудникам способствовали созданию великолепного коллектива: умелого, знающего, дружного.

Д.И. Юдицкий был отменным организатором, отличался чёткостью, спокойствием, собранностью. Без крика и истерик, без лозунгов и нудных речей умел добиваться от коллектива большой отдачи, сумел научить нас работать так, что мы получали от работы и радость, и удовлетворение, а не просто отбывали трудовую повинность, отсиживая положенные часы. Кстати, Д.И. Юдицкий никогда не опускался до мелочных проверок твоего присутствия на рабочем месте или опозданий, чем так грешны многие руководители, считая, что в этом проявляется начальственность. Он спрашивал и проверял дело, работу, его интересовал результат. Где и каким образом ты его получаешь, Юдицкого не волновало. Но не дай бог, если работа, тебе порученная, была сделана плохо или не сделана вовсе. Тебя могли так “прополоскать” (весьма вежливо и спокойно), но не без ехидства и сарказма, что этого вполне хватало, чтобы отбить всякое желание для повторной экзекуции.

Работать с Д.И. Юдицким было интересно, чуть напряжённо (надо было всегда “ходить с мытой шеей”), но и приятно, ибо он всегда видел в нас не только работников, но и людей, используя все доступные ему средства и методы поощрения. Вспоминается один (а их было множество) случай, когда Д.И. Юдицкий устроил разнос зав. столовой на полигоне за то, что она закрыла столовую, не дождавшись и не покормив задержавшихся на работе сотрудников. Очень доходчиво он объяснил ей, что такое формализм и бездушие в работе, хотя закрыта столовая была отнюдь не раньше обозначенного срока.

Были у Д.И. Юицкого и свои “слабости”. Так он очень любил отборочные собеседования, которые проводились с желающими работать в Научном центре. Очень спокойно и корректно он задавал такие вопросы, на которые порой, возможно, и сам не знал ответа. Это мог быть вопрос и из области научных высот, и очень тонкий вопрос из инженерии. При этом Д.И. Юдицкий проверял не только уровень специалиста, но и чисто человеческие качества.

Профессионализм и скромность, бескорыстие и человечность – таким остался Д.И. Юдицкий в моей памяти.

2003

Воспоминания о руководителе

Я достаточно много лет проработала под руководством Д.И. Юдицкого. И сегодня могу с уверенностью сказать, что более интересного и плодотворного этапа работы у меня не было. И это, в первую очередь, является заслугой Д.И. Юдицкого. Интересная и нужная работа, созданный им прекрасный коллектив и сам руководитель, сравнения с которым не выдерживал ни один из начальников, встречавшихся на моем пути.

Д. И. Юдицкого отличала не только широкая эрудиция вообще, но и прекрасное знание дела, которому он посвятил свою жизнь – созданию и развитию вычислительной техники. Им руководили не карьерные стремления, не удовлетворение собственных амбиций, а желание совершенствования вычислительной техники на уровне мировых стандартов. Как руководитель, Д.И. Юдицкий был требователен к сотрудникам: четко сформулировав постановку задачи, он требовал результатов. При этом его не интересовало, где и как проводят рабочее время сотрудники, он никогда не устраивал проверок присутствия, его интересовал итог выполнения в установленный срок поставленной задачи. При оценке достигнутых результатов Д.И. Юдицкий был не только корректен, но и строг, и даже порой достаточно жестко критиковал проделанную работу, но никогда при этом не повышал голоса, не позволял себе ни одного грубого слова. Не всегда критические замечания (не по существу, а по форме) приводили нас, сотрудников, в восторг, и мы не только не скрывали этого, а даже высказывали ему свои эмоции. Надо отдать должное Д.И. Юдицкому, что он не только выслушивал “критику снизу”, а делал соответствующие выводы, считаясь с нашими высказываниями, и никогда не было каких-либо эксцессов, действий по отношению к сотрудникам, позволившим себе высказаться в адрес начальства.

Радует, что затраченные силы и время не пропали даром, а сам Давлет Исламович останется в моей памяти до конца моих дней.

8.09.2009

Бияшев Рустем Гакашевич

Давлет Исламович Юцицкий был большим, слегка грузноватым, но стройным и молодецки подвижным. Выглядел весьма солидным и внушительным, одна его внешность всегда и сразу вызывала восторг у женщин и почтение у мужчин. Эти восторг и почтение укреплялись, когда оказывалось, а это воспринималось как естество, что это умный, веселый, широкой эрудиции и большой коммуникабельности жизнелюб.

Много незабываемого было за годы общения с ним, хочу вспомнить лишь о двух моментах, очень, по-моему, для него характерных.

1. Надоело Давлету Исламовичу на производственных совещаниях регулярно слушать длинные речи не по поводу конкретно обсуждаемого вопроса и решил он (в присущей ему веселой манере) написать правила поведения на таких совещаниях. Взял чистый лист бумаги, перьевую авторучку и со смехом начал придумывать и сразу записывать пункт за пунктом. Пункт 9 звучал так: “Запрещение вещания с целью демонстрации собственной эрудиции”. В дальнейшем любому оратору, уклонившемуся от темы, говорил: “Это 9-й пункт, садись”.

2. На заседании учёного совета в НИИ микроприборов защищал кандидатскую диссертацию по сжатию информации сотрудник СВЦ B.E. Заболоцкий. В обсуждении работы принял участие член совета Давлет Исламович. Вышел на трибуну и произнес (почти дословно) такую речь: “Сжатие информации – большая и сложная проблема. Если бы Заболоцкий решил её всю, ему нужно было бы поставить золотой памятник. А за ту часть, что он сделал, достаточно присудить степень кандидата наук”. И всё. Пошёл и сел на своё место. Ему тогда было чуточку за 40.

Гуськов Геннадий Яковлевич

В начале 1960-х годов, когда в Зеленограде был организован “Научный центр по микроэлектронике”, Д.И. Юдицкий был одним из инициаторов создания схемотехнического и системотехнического направления в микроэлектронике. Перспективную элементную базу и технологию необходимо было закладывать исходя из требований к сложным электронным системам, необходимость создания которых диктовалась потребностями обороны и информатизации всего народного хозяйства.

Наряду с “Научно-исследовательским институтом микроприборов” (НИИМП), это направление стало развиваться в создаваемом Д.И. Юдицким “Научно-тематическом комплексе системотехники” (HTKС), преобразованном в последствии в “Специализированный вычислительный центр” (СВЦ). На основе новейшей элементной базы под руководством Д.И. Юдицкого было выполнено несколько крупных проектов по созданию высокопроизводительных вычислительных систем, в том числе с нетрадиционной архитектурой – с использованием непозиционных систем счисления, обеспечивающих высокую степень распараллеливания арифметических операций и повышенную живучесть систем.

Большой заслугой Д.И. Юдицкого явилось своевременное развертывание работ по микропроцессорной тематике. Был создан первый в стране микропроцессорный комплект БИС, положенный в основу создания ряда микро-ЭВМ. Работы по микропроцессорной тематике, ведущиеся сейчас в Зеленограде, являются прямым продолжением направления, заложенного Д.И. Юдицким в СВЦ.

Непродолжительное время Д.И. Юдицкий работал в НИИМП в должности заместителя директора по научной работе. Он активно занимался тематикой этого института. Его отличал неформальный, деловой подход к решению проблем. Он быстро нашел общий язык с ведущими специалистами института. Его мнение при решении задач высоко ценилось. По инициативе Д.И. Юдицкого в НИИМП создано направление математического и физического моделирования сложных космических информационных комплексов, которое и в настоящее время является основой уверенного проектирования сложных электронных систем.

Много внимания Д.И. Юдицкий уделял научной деятельности и молодым кадрам. Он был членом ряда учёных советов. Мы сохраним о нём память как о крупном учёном и организаторе электронной промышленности.

21 мая 1993 г.

Коломыц Виталий Гоергиевич

К 70-летию Д.И. Юдицкого

Питомцы гордого Давлета,
Товарищи в его трудах,
Над Вами уж довлеют лета,
Но не согнул Вас подлый страх.

Сначала все собрались в зале,
Затем на кладбище сошлись,
Сияло солнце, лес багрился,
Мы в памяти ему клялись.

Как принимал нас на работу,
Был строг, предельно справедлив,
О каждом проявлял заботу –
Таким он был, таким он был!

В зеленоградском пантеоне
Среди заслуженных могил,
Интеллигент в очках и бронзе,
Ему сей “высший свет” не мил.

А большинство из нас, страдая
И не имея стольких сил,
Нашли пути, себя спасая,
Работать, жить – и Бог простил.

29 сентября 1999 г.

Григорьевский Василий Владимирович

Мне пришлось длительное время работать с Давлетом Исламовичем Юдицким, наблюдать за его взаимоотношением с учёными, инженерами, рабочими. Слушать его доклады на учёных советах, межведомственных комиссиях, присутствовать на защите его докторской диссертации, неоднократно бывать у него дома, встречаться с членами семьи. У меня сложилось твердое мнение, что он был человеком невероятной эрудиции, феноменом, крупным учёным, теоретиком и практиком. Отличная его черта – это невероятное трудолюбие. И еще: когда он, будучи директором предприятия, вёл работы по монтажу, настройке вычислительного комплекса, он на себя брал функции рядового инженера. Д.И. Юдицкий был прост в обращении. На работе его в шутку, по спортивной терминологии, называли “играющим тренером”. Это вдохновляло всех, кто с ним работал, не считаясь со временем и регламентом труда.

Он прожил короткую, но яркую творческую жизнь. Был бы жив сегодня, Давлет Исламович внес бы многое в отечественную вычислительную технику и математическое обеспечение современных вычислительных средств.

Январь 1996 г.

Коекин Адольф Иванович

Мне длительное время пришлось работать под руководством Д.И. Юдицкого – выдающегося учёного в области вычислительной техники и машинной арифметики, крупного организатора науки и создания отечественных средств вычислительной техники.

Созданный им институт – СВЦ, был пионером ряда новых направлений в области вычислительной техники и информационных систем. Для Юдицкого Д.И. характерно было не копирование западных разработок, а смелое использование отечественного опыта, как в области элементной базы, так и идеологии построения вычислительных средств.

Профессором Д.И. Юдицким совместно с профессором И.Я. Акушским создана уникальная инженерная теория построения вычислительных средств в непозиционных системах счисления, имеющая существенные преимущества (естественное распараллеливание вычислений, функциональная избыточность и живучесть) в ряде областей использования вычислительной техники. ЭВМ, созданные на этой основе, использовались с 1960—1970 гг. в системах противоракетной обороны.

Выдающимся вкладом Д.И. Юдицкого и его института было опережающее развёртывание работ по мини-ЭВМ и, особенно, по микропроцессорным системам. И здесь была сделана ставка на отечественную науку. Был разработан первый в нашей стране отечественный набор больших интегральных схем, который лёг в основу целого семейства микро-ЭВМ и микропроцессоров.

Разработки базовых средств широко использовались для создания на их основе автоматизированных информационных систем. Под руководством Д.И. Юдицого созданы две крупные системы: центр коммутации сообщений (эксплуатировался в аэропорту Пулково) и телеграфный концентратор, которым были оснащены все областные узлы связи страны.

Вокруг Д.И. Юдицкого группировались талантливые учёные и специалисты. Вместе с ним работали выдающиеся учёные проф. Акушский И.Я. проф. Большаков И.А. Под его руководством выросли такие учёные, как академик Амербаев В.М., доктора технических наук Золотарев Ю.Р., Нестеров П.В., Коёкин А.И., Бияшев РГ, крупные специалисты Корнев М.Д., Луцкий В.А., Радунский В.М., Белова М.Н, Воробьев Н.М. и др.

Судьба сложилась неблагоприятно для Юдицкого и его дела. Став жертвой министерских интриг, он безвременно ушёл из жизни. Однако его богатое наследие и по сей день является основой всех работ по вычислительной технике на предприятиях Научного центра г. Зеленограда.

Научные идеи, выдвинутые школой Юдицкого Д.И. и сегодня актуальны.

1996 г.

Корнев Михаил Дмитриевич
Хайков Владимир Семенович

Нам посчастливилось работать с Д.И. Юдицким и в коллективе предприятия НИИДАР (начало 1960-х годов), занимавшегося разработкой больших систем противоракетной обороны, и на предприятиях г. Зеленограда, куда многие единомышленники Д.И. Юдицкого из НИИДАР перешли вместе с ним.

Существенную роль в становлении Д.И. Юдицкого как крупного учёного и руководителя большого коллектива сыграл в то время Ф.В. Лукин, бывший сначала директором НИИДАР, а позже – директором Научного Центра г. Зеленограда. Ф.В.Лукин хорошо понимал место вычислительной техники в больших системах. Все свои силы он отдавал достижению передовых научных результатов. Он был необыкновенно целеустремлённым, высокообразованным руководителем, был человеком широких взглядов. С его одобрения и поддержки в то время в г. Зеленограде параллельно развивалась масса интереснейших направлений, имеющих отношение к электронике, физике твёрдого тела, вычислительной технике: нейронные сети, криогенные подходы к достижению предельных быстродействий работы электронных схем, химотроника, аморфные полупроводники и многое другое. Вычислительная техника должна была воспринять все разработки, достигшие практического уровня.

Ещё одним человеком, оказавшим определяющее влияние на Д.И. Юдицкого был И.Я. Акушский, хороший математик, прекрасно мыслящий, упорный исследователь. Именно ему принадлежала в СССР инициатива разработки идей системы остаточных классов (СОК) с целью внедрения её в высоконадёжную быстродействующую вычислительную технику. И.Я. Акушский также долгое время работал вместе с Д.И. Юдицким.

В практическом плане развитие вычислительной техники в г. Зеленограде в то время шло по двум основным направлениям:

- создание бортовых систем (“Салюты”) на базе ГБИС с элементным резервированием;

- создание больших наземных специализированных систем, в которых высокая производительность и надёжность достигались за счёт разнообразных аппаратно-математических методов. Эту вторую линию и развивал коллектив под руководством Д.И. Юдицкого, За плечами части этого коллектива (в НИИДАРе) был опыт разработки двух специализированных машин для ПРО. Эти машины уже выпускались серийно. (Следует заметить, что одна из них – К-340, до сих пор успешно ведёт боевое дежурство в одном из противоракетных комплексов). Эти машины были интересны тем, что в них впервые в СССР был реализован принцип независимых каналов памяти команд и данных, а в машине К-340 была успешно реализована одна из версий системы остаточных классов.

Своё достаточно полное развитие новые идеи, особенно СОК, получили в новых разработках коллектива Д.И. Юдицкого в г. Зеленограде. Самое непосредственное участие в них принимали и Д.И. Юдицкий, и И.Я. Акушский. Кроме них существенную лепту в развитие новых идей внесли такие специалисты, как В.М. Амербаев, который разработал и защитил завершённую концепцию СОК, пригодную для эффективной практической реализации, В.А. Луцкий, А.И. Коёкин, О.М. Рякин, которые создали методику достижения высокой надёжности разрабатываемых систем.

Разработкой архитектурных принципов ЭВМ занимались М.Д. Корнев, В.В. Смирнов, В.С. Хайков. Большой вклад в разработку ряда устройств внесли: В.М. Радунский, М.Н. Белова, Л.Г. Рыков, И.П. Селезнёв, B.C. Кокорин, Ю.Н. Черкасов, П.В. Нестеров, В.С. Бутузов и многие другие.

Разработкой боевых алгоритмов для систем ПРО применительно к новой вычислительной технике занимался коллектив под руководством И.А. Большакова: Н.А. Смирнов, Н.М. Воробьёв, В.С. Бриккер и другие.

Главным конструктором всех разработок был Д.И. Юдицкий. Он умел нацеливать коллектив на достижение предельно возможных результатов. Люди трудились, не считаясь со своим личным временем. В коллективе царил общий творческий подъём, азарт. Масса идей порождалась в нём. Каждая идея детально обсуждалась на расширенных совещаниях, а рациональные предложения претворялись в жизнь. В разработках принимались во внимание все лучшие достижения вычислительной техники ведущих фирм мира, в которых коллектив был достаточно хорошо осведомлён.

Несмотря на высокую требовательность, Д.И. Юдицкому была свойственна обычная человеческая доступность, простота общения с людьми различного ранга, помощь им в том, в чём они нуждались.

Нас всегда поражали в нём незаурядный ум, необыкновенная чёткость логики, с помощью которой он либо разбивал какое-либо предложение, либо доказывал его эффективность. Он всегда шёл в ногу со временем. Он один из первых в г.Зеленограде понял преимущество малых машин в системах управления. Под его руководством была разработана первая мини-ЭВМ “Электроника НЦ-1” (разработчики: В.В. Смирнов, М.А. Хохлов, Н.А. Смирнов, В.С. Кокорин и другие), на основе которой был создан вычислительный комплекс для аэропорта в Пулково.

Традиции, заложенные Д.И. Юдицким, были продолжены уже без него и в разработках новых микро-ЭВМ, и в разработках комплектов БИС для них.

Оглядываясь назад, следует заметить, что творческая работа коллектива, прежде всего в разработке идей СОК-а, не только оказала большое влияние на развитие вычислительной техники в СССР, но и учитывалось за рубежом. До сих пор можно встретить зарубежные публикации, в которых в той или иной мере используются результаты, полученные нашими разработчиками. А многие архитектурные идеи, которые использовались нашим коллективом в далёком прошлом (а параллельно, без нашего влияния и многими зарубежными разработчиками) живут до сих пор, воплощённые в новых БИС и ЭВМ.

15.08.1993 г.

Корнев Михаил Дмитриевич

Машины в СОК

Начало шестидесятых годов. Я работаю в вычислительном центре НИИ Дальней Радиосвязи (НИИДАР, так теперь называется тот институт). Большой инженерный коллектив трудится над созданием электронных устройств с применением аналоговой техники. В институте появляется Д. И. Юдицкий и, обладая почти гипнотическими способностями убеждать, уговаривает Главного конструктора существенную часть обработки информации возложить на вычислительную машину, которую он сам готов разработать в короткие сроки. И ведь разработал! С небольшим количеством единомышленников.

Разработана была не стандартная ЭВМ, а ЭВМ, работающая в системе остаточных классов (СОК).

Здесь следует признать, что идея СОК появилась благодаря И.Я. Акушскому, учёному-математику, прекрасно мыслящему и упорному исследователю. И.Я. Акушский пришел в НИИДАР вместе с Юдицким и уже к тому времени разработал основные принципы функционирования ЭВМ в СОК. Давлет Исламович увидел в СОК ряд ценных свойств, которых не было в существовавших ЭВМ, работавших в двоичных системах счисления, а именно, способность выполнять арифметические операции за один машинный такт, а также обнаруживать и исправлять ошибки этих арифметических операций. Как это оказалось полезным! Ведь тогда в первых ЭВМ 90% оборудования занимала “арифметика”.

Каковы итоги?

1. Разработка была завершена успешно. Оставшийся коллектив после ухода Юдицкого и Акушского в Зеленоград довел её до серийного производства и изготовил несколько десятков таких ЭВМ (К-340). Машины оказались весьма эффективными и живучими. Несколько таких машин до сих пор вот уже более 40-и лет трудятся в системе ПРО.

2. В НИИДАР вырос плодотворный коллектив вычислителей, и с того дальнего времени все разрабатываемые изделия института стали сопровождаться ЭВМ собственного производства.

В Зеленограде идея ЭВМ, работающей в СОК, получила новое развитие. Однако требовалась уже универсальная, а не специализированная, как К-340, машина с расширенными архитектурными возможностями, работой в языках высокого уровня, развитой операционной системой. Для её создания потребовались серьезные научные изыскания. И они были проведены группой математиков, в которой основополагающую роль играл В.М. Амербаев. Юдицкий и здесь был душой коллектива. Ценой высокой организованности и напряжения он сочетал работу директора СВЦ и главного конструктора, стремясь влиять на все предлагаемые решения, возглавляя группу разработчиков, штурмовавших неизвестное. Принятие решений всегда носило конструктивный характер. Без глубокого анализа и доказательства ничего не принималось! Так был создан технический проект новой машины, был изготовлен макет её основного узла – арифметического устройства. Технический проект защитили, получили право на изготовление, а далее начался длительный период здоровой и нездоровой критики, подковёрной борьбы в рамках министерств и ведущих фирм, разрабатывавших ЭВМ.

Наша машина не была простой, многие её не понимали, а потому и не воспринимали. Ответственные министерские лица начали склоняться к более прозрачным вариантам, да и постороннее лобби этому весьма способствовало. Давлет Исламович быстро почувствовал неизбежное закрытие проекта и не стал тратить силы на бесполезную борьбу. Он нашел новый ход – разработку миниЭВМ, да ещё и для конкретной области применения, в которую не успели проникнуть монстры от вычислительной техники. И победил!

Вот таким в моих глазах был Давлет Исламович: большая умница, великий организатор, большой души и справедливости человек, делу отдававший всего себя.

А идея СОК до сих пор продолжает жить не только в ранее изготовленных ЭВМ, но и в различных специализированных устройствах, как в России, так и за рубежом. И каждый год появляются новые сообщения о новых разработках.

Сентябрь 2009 г.

Нестеров Петр Владимирович

Творец и время

В команду Д.И. Юцидкого я был вовлечен уже в тот период, когда идеи материализовались в виде научно-исследовательского института и в институт активно вливались силы развития.

Только сегодня, спустя десятилетия, можно себе представить и оценить те интеллектуальные усилия, которые необходимо было приложить Давлету Исламовичу, чтобы убедить партийно-хозяйственное руководство страны в целесообразности реализации его идей.

Введение системотехнического комплекса внутрь “микроэлектронного царства” позволило дать именно те плоды, которые предвидел Д.И. Юдицкий.

За короткий срок были разработаны сверхпроизводительные многопроцессорные вычислительные системы, созданы системы микроэлектронных элементов, разработаны и внедрены в производство комплекты 2, 4, 8 и 16-разрядных микропроцессорных семейств СБИС (на заводах Москвы (Зеленограда), Минска, Дрездена (бывшая ГДР) по различным интегральным микроэлектронным технологиям), созданы первые микро-ЭВМ, семейство специализированных мини-ЭВМ для целей коммутации сообщений, управления технологическими процессами и в иных целях.

Наряду со становлением научно-исследовательского института создавалось опытное компьютерное производство – завод “Логика” и устанавливались широкие кооперационные связи.

По своему положению заместителя, я часто был рядом с Д.И. Юдицким во время его встреч с ведущими конструкторами ракетно-космических и промышленных систем. Эти встречи выливались в парад великолепных идей, когда ярчайшие умы страны сопрягали свои планы по созданию перспективных радиоэлектронных систем и систем промышленной автоматики. В этих планах воплощались широчайшие возможности применения совершеннейшей элементной и микропроцессорной базы, спроектированной при реализации системного подхода, в новые поколения различных радио и приборостроительных разработок.

В течение нескольких лет мне довелось быть в бурлящем фонтане энергии идей Д.И. Юдицкого. Казалось, что энергии и идеям нет границ, что этот неиссякаемый источник пробьет все преграды и решит все мыслимые и немыслимые проблемы.

Именно сегодня с горькой очевидностью становится ясно, что предложенные и принятые к реализации новаторские идеи были велением времени, что они могли противостоять нежелательным грядущим изменениям...

1993 г.

Панайоти Борис Николаевич

Каким он был – Юдицкий Давлет Исламович, Давлет

Он был разным. Он был физиком, инженером, учёным в области вычислительной техники, математиком в области теории чисел, организатором и директором крупного научно-исследовательского института – нашего родного СВЦ.

И во всех этих ипостасях он добился результатов высокого уровня.

Я знал его в течение 35 лет. Знал его, когда он был студентом 1 курса. И когда был моим директором. И я горжусь, что отношения наши не менялись, оставались одинаковыми. Это была его отличительная черта. В работе он бывал суров и даже резок. Но и с подчиненными и с начальством говорил одинаково. И этого ему не простили. У нас все знали: если Давлет сказал, то он сделает.

Я встретился и беседовал с ним за несколько дней до его кончины. Он был полон энергии и планов. И он все сделал бы, если бы не горькая судьба.

Мы многим обязаны ему, и память о нём  останется навеки в наших сердцах.

9 мая 1993г.

Пивоваров Анатолий Васильевич

Большой Человек, труженик

Когда в 1970 г. меня назначили генеральным директором НЦ, первым из руководителей предприятий, пришедшим ко мне с конкретным производственным вопросом был Давлет Исламович. Он рассказал мне о тематике предприятия и поставил вопрос о необходимости организации при СВЦ завода. Он доказательно убедил меня, что без своего завода СВЦ обречен на выпуск чисто “бумажной продукции”, никому не нужной. Только наличие собственного завода обеспечивает гарантированную возможность материального воплощения разработок в реальные изделия. В это время на южной промзоне строился производственный комплекс из четырех секций, три из них предназначались заводу “ЭлмаА.Ю. Малинина, четвёртая – НИИ МП и заводу “Компонент” (директор Г.Я. Гуськов). Я вышел к министру с предложением передать четвёртую секцию Юдицкому, поскольку ему завод крайне необходим, а у Гуськова и без неё производственных площадей достаточно. Александр Иванович Шокин долго колебался, боялся “обидеть” Г.Я. Гуськова, но, в конце концов, согласился. Зимой 1972 – 1973 гг. решение о передаче четвёртой секции СВЦ было принято, за что Г.Я. Гуськов действительно на меня обиделся.

Освоил четвёртую секцию Д.И. Юдицкий очень быстро. Как только строители заканчивали работы над помещениями, в них сразу же устанавливалось и запускалось современное оборудование. Он постоянно модернизировал имеющееся у него установленное оборудование, добиваясь улучшения его характеристик. А.Ю. Малинин, который получил свои три секции раньше, значительно отставал в их освоении. У Давлета Исламовича производственные помещения оборудовались эстетичнее и чище, чем в секциях “Элмы”, хотя технология “Элмы” требует более высокой чистоты.

Вскоре после моего прихода в НЦ встал вопрос о судьбе разработанной в СВЦ высокопроизводительной ЭВМ 5Э53. Она разрабатывалась по заказу ОКБ “Вымпел” для системы ПРО, а её производство было запланировано на Загорском электромеханическом заводе МРП. Я обратился к заместителю министра МРП В.И. Маркову, с которым у меня были дружественные отношения ещё с тех пор, когда он был моим подчиненным в КБ-1. Владимир Иванович объяснил мне, что загорский завод перегружен, что он уже выпускает аналогичную ЭВМ разработки МРП, их вполне удовлетворяющую, и что 5Э53 Минрадиопрому для ПРО не нужна. Я решил, что производство ЭВМ можно разместить и на другом заводе, например на московском САМ, и поручил Д.И. Юдицкому и И.Я. Акушскому поискать иное применение ЭВМ. Но другого потребителя не нашлось, а в такой ситуации об организации производства не могло быть и речи. С помощью В.И. Маркова мне удалось списать многомиллионные затраты на разработку и макетирование ЭВМ 5Э53.

У Юдицкого был контакт с французской фирмой, не помню её название, которая пожелала купить проект ЭВМ. Д.И. Юдицкий пришёл ко мне за разрешением на такую сделку, но я отказал ему по двум причинам. Во-первых, для выполнения такой сделки необходимо изготовление образца ЭВМ для полной отработки технологии, а сделать-то его было негде. Во-вторых, зачем нам вооружать французов, тогда наших потенциальных военных противников. Да если бы я и согласился, нам все равно это не позволили бы сделать вышестоящие органы.

Давлет Исламович любил доводить начатые дела до конца. Так он начал разработку струйного печатающего устройства. Тогда они ещё ни где не выпускались, но идея была интересная, казалась перспективной и многие зарубежные фирмы пытались её реализовать. Но задача оказалась сложной и долго ни у кого ни чего не получалось. Но Давлет Исламович не бросал идею, изыскивая вместе со своими специалистами способы её реализации. Я ему говорил, что может быть проблема в характеристиках чернил. Он занимался и чернилами, и механикой, и электроникой. Но завершить ему эту разработку, как и многое другое, не дали. А напрасно. Жизнь подтвердила перспективность струйных принтеров.

Давлет Исламович стремился реализовать гениальную идею о создании ряда отечественных мини-ЭВМ с единым программным обеспечением. её первым воплощением была мини-ЭВМ НЦ-1. Я всемерно поддерживал его, но в этом вопросе мы остро противоречили с зам. министра В.Г. Колесниковым, считавшим эту идею большой глупостью и насаждавшим воспроизводство зарубежных ЭВМ. И когда мини-ЭВМ “Электроника НЦ-1” была разработана и началось её производство в Пскове, пользуясь властью первого зам. министра он не допустил её к применению в Минэлектронпроме. А НЦ-1 была на много лучше насаждаемых Колесниковым воронежской ЭВМ – не совсем удачных копий американских, более старых машин (но более близких сердцу зам. министра Колесникова).

Колесников всегда относился отрицательно к Юдицкому. Это, в какой-то степени, оказалось на его судьбе Давлета Исламовича.

Мой уход с поста Генерального директора НЦ и назначение на него А.Ю. Малинина зам. министра В.Г. Колесников использовал в своей борьбе с Д.И. Юдицким. Поскольку одновременно происходило образование нового НПО “Научный центр” в расширенном составе и с правами главка, потребовалось головное предприятие. Сочли, что существующей Дирекции НЦ для этого недостаточно, и создали новое СКБ “Научный центр”, формально объединив СВЦ и ДНЦ, а фактически разорвав СВЦ на части. При этом места Д.И. Юдицкому в СКБ НЦ не нашлось, его перевели зам. директора НИИ ТТ Э.Е. Иванова, очевидно, понимая, что он там долго не вытерпит.

Нельзя не отметить, что задачу Колесникова облегчил сам Давлет Исламович, вернее его сложный характер. Он был “отцом родным” для подчинённых, но с начальством иногда был, мягко говоря, недостаточно уважителен. Примеров тому было множество, вот один из них. Весной 1976 г. в моем кабинете собрались А.И. Шокин, В.Г. Колесников, А.А. Васенков. Заслушивали Д.И. Юдицкого о ходе работ по мини- и микро-ЭВМ. После доклада последовали многочисленные вопросы, Александр Иванович вникал в глубокие подробности, а затем начал давать технические советы. Давлет Исламович не выдержал и в ответ в довольно грубой резкой форме сказал примерно следующее: “Александр Иванович, не лезьте не в своё дело. Ваше дело обеспечить финансирование, остальное обеспечу я”. Помолчав, министр сказал: “На этом закончим”. Когда все разошлись, Александр Иванович сказал мне: “Что бы я Юдицкого больше не видел”. После этого я многократно говорил с министром, пытаясь смягчить его, объясняя поведение Юдицкого большой нагрузкой и его восточным характером. Александр Иванович, который высоко ценил Давлета Исламовича, как специалиста, постепенно оттаивал, но этот эпизод, по-видимому, облегчил Колесникову задачу подписания у министра летом того же года приказа о создании СКБ НЦ, за которым скрывалась фактическая ликвидация СВЦ.

Давлет Исламович действительно вытерпел в НИИТТ только пару месяцев и перешёл на должность зам. директора НИИМП Г.Я. Гуськова. Но и там его не стерпел В.Г. Колесников, своим приказом ликвидировав эту должность в НИИМП. Давлету Исламовичу ничего не оставалось, как покинуть и Зеленоград, и Минэлектронпром. Однако работа в Зеленограде, очевидно, навсегда запала в его душу и он по своей воле навсегда вернулся в него, но после смерти – он похоронен на зеленоградском кладбище. Здесь Колесников был уже не властен.

С Давлетом Исламовичем Юдицким у меня сложились хорошие, доверительные отношения. При случае и выпивали. Вместе в “Гайдаровце” встречали новый 1974 или 1975 г. (в Зеленограде снега не было совсем, а там выше колена), Давлет Исламович был душой компании, тамада застолья, хороший рассказчик, с острым чувством юмора.

Конечно, все эти переходы, неустроенность, невозможность реализовать свои творческие замыслы, значительно сказались на его здоровье. Он как истинный боец скончался на боевом посту. Он умер на полигоне. Давлет Исламович похоронен у нас в Зеленограде. Мы приходим на его могилу и вспоминаем его светлое имя, имя первопроходца в науке, имя большого Человека-труженника.

6 октября 2004 г.

Попов Александр Анатольевич

В I960 году, на 4 курсе МЭИ, я оказался на практике в теперешнем НИИДАРе на Преображенской площади в отделе, куда совсем недавно пришел новый молодой начальник Давлет Исламович Юдицкий. В команде Юдицкого уже тогда были И.Я. Акушский, В.М. Радунский, Л.Г. Рыков, М.Н. Белова, Н.В. Гаврилов – через семь лет я с ними встретился в Зеленограде, в НИИ Физических проблем, и жизнь всех разбросала по разным предприятиям только после ликвидации СВЦ в 1976 году.

Предшественник Д.И. Юдицкого спроектировал аппаратуру из печатных плат, на которые устанавливалось по 300 транзисторов. Лучшие регулировщики вот уже несколько месяцев безрезультатно “оживляли” эти узлы. Давлет Исламович рассыпал машину на элементарные ячейки – триггер, усилитель, генератор и т. п. Дело пошло. Лаборатория, где я проходил практику, отвечала за два элемента – триггер и генератор. То, что в 1980-х стало называться “системой управления качеством”, в 1960-х годах выглядело очень естественно: ячейки, соответствующие документации, но не работающие, из цеха приходили к нам – или найдите дефект, или исправьте документацию. Документацию исправлять нам не пришлось, искали и находили всякие курьезы: написано ПС, а на самом деле Ш; печатный проводник на глаз целый, а его сопротивление – бесконечность... Хорошая была практика.

Для разработки, которую в то время начинал Д.И. Юдицкий, была создана конструкция, которую затем не стыдно было называть эталонной вплоть до появления одноплатных ЭВМ: все свойства будущих ТЭЗ-ов сумел предвидеть Давлет Исламович.

В отделе царил дух коллектива единомышленников, сочетающийся с уважением к людям – носителям идеи. Мы, студенты-практиканты считались своими, и когда отдел собрался на свой первый юбилей (отделу исполнился год) – мы там тоже были.

28 марта 1967 г. – первый день моей работы в НИИ Физических проблем, главным инженером которого был Д.И. Юдицкий. Я так хорошо помню дату, потому что через неделю получил зарплату и квартальную премию (соответствующую её долю) – это опять же в духе доброжелательности, который царил в коллективе под руководством Д.И. Юдицкого. Прием на работу Давлет Исламович проводил лично. Обычно это был экзамен по специальности. Мне “зачли” практику в НИИДАРе, передо мной “провалился” на уравнениях переходных процессов в триггере. Первые два года работы в Зеленограде я был на вычислительном центре, вдали от разработок, которые велись под руководством Давлета Исламовича. Наш коллектив заканчивал наладку восьмипроцессорного комплекса с общим полем оперативной памяти (ОЗУ). После доклада на НТС на НТС об итогах этой разработки меня пригласил Давлет Исламович и предложил быть начальником отдела архитектуры ЭВМ. Это было уже в СВЦ. Диапазон работ СВЦ был огромен: оперативная память на цилиндрических магнитных плёнках (проволока с магнитным покрытием) (П.П. Силантьев), постоянная память на сменных носителях (металлизированные карты) (И.А. Князев и В.Н. Шмигельский), диодные матрицы (С.А. Гаряинов) и многофункциональные блоки (МФБ) на них (В.К. Сычев), многослойные печатные платы (“рыжий” В.А. Семенов), арифметика универсальных ЭВМ в остаточных классах (И.Я. Акушский, В.М. Амербаев), “вычислительный процесс” в таких машинах (М.Д. Корнев), штатные алгоритмы (И.А. Большаков, Н.А. Смирнов, Н.М. Воробьев, Б.Н. Панайоти), теория структурной надёжности ЭВМ (А.И. Коёкин), логические элементы с внутренним резервированием (Ю.Е. Чичерин), струйное печатающее устройство (В.С. Бутузов), микропроцессорные БИС (В.Л. Дшхунян) и многое, многое другое. В кооперации с Институтом кибернетики АН УССР (В.М. Глушков и З.Л. Рабинович) разрабатывалась ЭВМ с прямой интерпретацией языка высокого уровня APL.

В СВЦ всегда ценился профессионализм, проявление некомпетентности закрывало дорогу вперед (один из “математиков” в первые дни своей работы задумался над интегралом ò1/dx, это ему не простили).

Две разработки лежали на заводе в Загорске в ожидании своей очереди. Стало ясно, что дальше так жить нельзя. В четвёртой секции “Элмы” (её только окончили строить) при СВЦ создается завод “Логика” (Н.Н. Антипов) и в течение года была спроектирована и изготовлена мини-ЭВМ “Электроника НЦ-1”, а затем на её основе ЦКС (центр коммутации сообщений) для телеграфной сети аэропорта “Аэрофлота”.

НЦ-1 была внедрена (нач. отдала внедрения Г.А. Скарин) и на заводе “Рубин” в городе Пскове, где выпускалась (в модернизированном, правда, виде) вплоть до 1990 года.

25.06.1993 г.

Пролейко Валентин Михайлович

Юдицкий Давлет Ислам-Гиреевич был одним из самых талантливых и эрудированных учёных электронной промышленности СССР 1960-х – 1970-х годов. Его научная и инженерная деятельность характеризовалась всегда современными и нетривиальными подходами, глубиной анализа, быстротой вхождения в новые проблемы, широкомасштабным мышлением.

Главным методологическим инструментом аналитической деятельности профессора Юдицкого был системный подход к проблемам, охватывающим часто не только математические и технические аспекты вычислительной техники, но и такие направления как микроэлектроника, оптоэлектроника, радиолокационная техника.

Широко известны работы Д. Юдицкого в математике остаточных классов, в теории и практике применения ЭВМ для обработки информации, в том числе видео- и аудио-информациии, согласовании входных и выходных потоков информации.

Характерным для научной деятельности Д.И. Юдицкого были также широкие научно-технические связи с учёными Академий наук и высшей школы России, Казахстана, Узбекистана и других республик СССР.

Доктор физико-математических наук, профессор Д.И. Юдицкий создал школу учёных и специалистов в области обработки информации, представители которой успешно работают в настоящее время в различных отраслях науки и народного хозяйства.

Работая в 1960-е – 1970-е годы в отраслевой науке электронной промышленности, Д.И. Юдицкий, не смотря на поддержку министра электронной промышленности СССР А.И. Шокина, не всегда мог использовать в полной мере свои возможности учёного, склонного к фундаментальным исследованиям.

Давлет Ислам-Гиреевич был интересным в общении человеком. Вместе с фрязинской группой учёных он был одним из немногих активно поддерживающих идею объединения учёных и специалистов электронной промышленности в такое корпоративное общество, которое было создано в атомной промышленности СССР, но, к сожалению, так и не состоялось в радиоэлектронных отраслях.

12 мая 1993 г.

Смирнов Владимир Васильевич

Жаль, такую идею погубили!

Типичный случай при разработке архитектуры мини-ЭВМ “Электроника НЦ-1”. Утро рабочего дня. Подъезжает Давлет и через пару минут звонок – “Все ко мне!”. Мы: Юра Захаров, Леня Рыков, Влад Лукашов, Миша Хохлов, Борис Михайлов и я – направляемся в кабинет Юдицкого.

Видим довольное лицо, блестящие за стеклами очков глаза и слова: “Я тут придумал кое-что…”.

Со стола сбрасываются всё лишнее, раскатывается рулон миллиметровки и начинается изложение придуманной идеи. Мы внимательно слушаем, начинаем вникать в задуманное. Появляется первый вопрос: “Но ведь здесь не учтено требование интерфейса?!”. Первая остановка зажигательной речи, внимательный взгляд из-под очков, мгновенный ответ: “А мы сделаем здесь вот так!”. Торжествующий взгляд! Немного раздумий с нашей стороны и новое замечание: “А почему Вы считаете, что этот триггер сработает вовремя при имеющемся разбросе времен задержки?”. Новая пауза, Давлет закуривает, долго смотрит на уже истерзанный рулон миллиметровки. “Хорошо, здесь надо ещё подумать! Давайте посмотрим дальше”. Изложение задумки продолжается, но уже более спокойно и с опасением каверзных вопросов с нашей стороны. Рисуется ещё один фрагмент схемы. Вступают сразу несколько человек: “Но мы ещё вчера изменили этот кусок схемы!”. Удивленный взгляд из-под очков: “Разве? А, да, надо же, забыл!”.

Давлет долго смотрит на нас, наконец, как-то смущенно улыбается: “Да, жаль, такую идею погубили!!!”.

Но такие случаи бывали редко. Он много приносил идей. Конечно, они обкатывались на коллективном обсуждении, вносились уточнения и изменения.

Все обсуждения проходили очень демократично и доброжелательно. От каждого требовались только идеи и полная отдача. Главное – придумай, докажи – все будет принято с удовлетворением.

Теперь, поработав и с другими руководителями, могу сказать, что он для меня остался как пример действительно настоящего руководителя, играющего тренера.

Если бы так было всегда!

26.08.2009

Воспоминания (Ностальгия)

Узнал: “Квартиры мы даем”,
А где? – “В Зеленограде”.
И я поехал на приём
С утра и при параде.

Выходит крупный сибарит,
Насмешник и оратор,
А рассчитай-ка, говорит,
Ты мне – мультивибратор

Ну, я, конечно, рассчитал,
“Судьба меня не кинет”,
А он: “МВТУ кончал?
Ты на работу принят.”

Вот так попал в Зеленоград –
Квартира и работа:
Остатки, Классы – я был рад:
Наука эта – что-то!

А во главе науки той –
Юдицкий и Акушский,
Союз надёжный и простой,
Как нам казалось, русским.

Подбор людей и их приём
Лежал весь на Давлете,
Такой состав, что был при нём,
Другим НИИ – не светит!

Какие люди были там!
Казалось, – все им по зубам:
Вот мудрый Игорь Большаков,
А вот Кокорин и Хайков.

Был Коля – Игоря наследник,
Ну, и конечно, Римма Темник.
Марина – тоже высший класс,
Но ведь – бросала всё же нас!

Влад Лукашов – на вид седой,
Весёлый, умный, молодой.
Хохлов – отличный программист,
Друг верный и душою чист.

Вот Корнев – славный альтруист,
Душа отдела и турист.
Радунский – умный, осторожный,
Порою грустный и тревожный.

Был с нами и Захаров Юра,
Вполне спортивная фигура.
Вот Леня – главный по АУ,
Где ты теперь, ответь, “Ау!”.

Вильжан – сплошная доброта,
Уж академик в Алма-Ата.
Рустем – так москвичом не стал,
Забрал жену и – в Казахстан.

Ну, не дано мне всех назвать!!!
Такие были люди!
Давлет сумел их всех собрать,
Такого уж не будет!

За дело был всегда горой,
Ценил успех, удачу,
Был демократ, хотя порой
И выглядел иначе…

Он был действительно велик
И телом и размахом,
А если он в проблему вник,
Решал задачи махом.

Лишь ветер жизни чуть отнес
Остаточные классы,
Идею МИНИ он понес
В трудящиеся массы.

Успех пришел, конечно, к нам,
Он верил, что так будет.
А как иначе, если САМ
Да плюс такие люди!

Ах, сколько б он ещё достиг,
Ведь вы меня поймете,
Сердечный приступ лишь на миг
Поймал его в полете….

25.08.2009

Трояновский Владимир Михайлович

Памяти Д.И. Юдицкого

Давлет Ислам(ович)ыч, дорогой!
Для нас для всех – Вы как родной!

Буквально каждому из нас –
И всем, собравшимся сейчас,
И тем, кто нынче далеко –
Отдали Вы своё тепло,

Свою Энергию, напор,
Улыбку, деловой задор,
Высоких целей идеал,
Научной страстности накал!

Мы помним Вас, мы любим Вас!
Хотя уже в 20-й раз,
Собравшись скорбно здесь молчим
И Вашу память свято чтим!

И с высоты прошедших лет
Родной и близкий нам Давлет!..
Нам все ценнее связь времен,
Примите ж низкий наш поклон!

Май, 2003 г.

Хохлов Михаил Михайлович

О разработке архитектуры мини-ЭВМ “Электроника НЦ-1”:

“Давлет Исламович создал обстановку творческого союза единомышленников, совместно решающих поставленную задачу. Сначала каждый излагал собственное понимание рассматриваемой проблемы, затем обсуждались все предложения, из каждого выбиралась всё полезное и интересное. Затем синтезировался общий подход и т. д. При этом все участники, включая Юдицкого, были равноправны, должности забыты, главное – генерация идей, их обсуждение, невзирая на лица, и определение путей реализации”.

О ликвидации СВЦ:

“Тогда нам было тяжело. Очень тяжело. Мы многое не понимали. Было такое ощущение, что какой-то злодей подстрелил нас на лету. Начался разброд и шатание. Давлету Исламовичу было ещё тяжелее. Он слег в больницу. После выхода из больницы он позвонил мне и попросил рассказать ему все, что я знаю о “разряженных матрицах”. Я начал рассказывать общую теорию алгебры матриц, но было такое ощущение, что ему был нужен просто собеседник. Вскоре он прервал меня: “Как ты думаешь поступить дальше?”. “Не знаю – ответил я, – мне уже несколько раз было предложение в НИИМП, но я отказался. Не хочется уходить из коллектива. А может быть, ещё все образуется?”. “Нет – ответил он, – ты не знаешь нашей верхушки, они способны на всё. Подумай и скажи мне. Я перейду в НИИМП в качестве зам. директора”.

Мне кажется, что тогда мы все вместе, и каждый в отдельности предали его. Мы не должны были идти тогда в НИИТТ. Нам казалось, что сохранив тематику, мы сохраним коллектив. На самом деле мы потеряли и тематику, и коллектив. Таким образом, мы сами, своими поступками помогли надломить его волю и добить окончательно”.

2004 г.

Статья помещена в музей 15.10.2009

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017