Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История отечественной вычислительной техники  → Олег Константинович Щербаков

Олег Константинович Щербаков

Cоветский специалист, создававший первую китайскую ЭВМ

Олег Константинович Щербаков

Олег Константинович Щербаков

Олег Константинович Щербаков – ветеран Великой Отечественной войны, кандидат технических наук, старший научный сотрудник, ветеран Института точной механики и вычислительной техники (ИТМ и ВТ), Почётный ветеран г. Москвы; в ИТМ и ВТ работал с 1951 по 2008 гг. Олег Константинович участвовал в разработке большинства ЭВМ и устройств, созданных коллективом института (БЭСМ АН СССР, БЭСМ-2, М-20, БЭСМ-6, АС-6, Эльбрус 3-1 (МКП), процессоры кругового обзора: ПИКО, ПИКО-В, ПИКО-М). В 1957 г. Олег Константинович был первым советским специалистом, направленным в Китайскую Народную Республику (КНР) для оказания помощи в создании первой китайской ЭВМ. Имеет более 30 опубликованных работ и ряд изобретений.

Семья, детство

Олег Константинович родился 8 февраля 1923 г. в Симферополе. Его отец, Константин Павлович Щербаков, учился в Качинском[1] высшем военно-авиационном училище лётчиков, а мать жила в Симферополе. После окончания училища отец был переведён в Москву в военную часть, где работал инструктором по подготовке молодых пилотов. Вместе с ним в Москву приехала и вся семья.

Мама Олега, Тамара Вячеславовна, была очень красивой женщиной – она даже снималась в кино. Правда, несмотря на многообещающее начало, после развода с мужем ей пришлось воспользоваться предложенной должностью косметолога в театре, но она прикладывала все силы, чтобы дать Олегу хорошее воспитание. Олег Константинович всегда вспоминает мать с большой любовью и глубокой благодарностью, как самого близкого человека.

В школе Олег учился хорошо, увлекался спортом, в 10-м классе активно занялся самбо в секции общества “Динамо”.

Война

Ранним воскресным утром после школьного выпускного бала Олег поехал на стадион “Динамо” на тренировку. Добравшись туда, с удивлением обнаружил целую футбольную команду, забивавшую множество острых кольев в футбольное поле. Оторопевшему Олегу объяснили – строят заграждения, чтобы не дать немецким парашютистам приземлиться на стадионе. Началась война. Это было утро 22 июня 1941 г.

Вскоре Олег получил повестку и был зачислен во флот. Однако, службу в действующей армии начал не сразу. Вначале поезд с новобранцами был отправлен на Каспий, но через день поезд развернули и направили на базу СевВМФ под Архангельск. Через несколько дней вся команда новобранцев на корабле прибыла на Соловецкие острова. Там в Соловецком монастыре офицеры Северного флота распределяли всех прибывших по специальностям. Поскольку все призывники окончили 10 классов, то есть имели среднее образование, большинству предложили стать шифровальщиками, но Олег, который уже в то время интересовался радиотехникой, уговорил офицеров направить его в школу связи для обучения на радиста. Обучались связисты в довольно необычном месте – здании тюрьмы при Соловецком монастыре. Оно стояло пустым (“на Соловках” заключённые жили на вольном поселении) пока не появились курсанты, сломавшие “всё лишнее” и переоборудовавшие здание в учебный корпус.

Олег Константинович Щербаков

По окончании учёбы, зимой 1942 года молодым радистам было выдано оружие, снаряжение и со всем “багажом” их отправили по льду Белого моря в г. Кемь на железнодорожную станцию. Переход был очень тяжёлым. В мороз и ветер пришлось пройти 30 км с полной выкладкой и оружием по труднопроходимому торосистому льду. К счастью, никто серьезно не пострадал, однако, под конец марша многие ослабли и уже не могли держать винтовки в замерзших руках. Поздно вечером погрузились на поезд, доставивший подразделение в Мурманск, а затем были отправлены в г. Полярный для защиты Мурманска – ключевого рубежа на Северном фронте. В 1942 году в тяжёлых оборонительных боях фашистские войска были разгромлены и отброшены от Мурманска. Сейчас Полярный – это город воинской славы.

С 1943 года Олег служил на посту СНИС (служба наблюдения и связи), отвечавшей за обеспечение связи с нашими кораблями и проведение радионаблюдения за кораблями противника. Ходил на тральщике – тралили мины и доставляли десант в тыл врага. В конце войны Олег окончил школу младших командиров в Сетьнаволоке – ему было присвоено звание старшины II статьи и радиста I класса. Вернулся в Полярный, где и встретил окончание войны.

В своём подразделении Олег в основном работал связистом, хотя приходилось и в боях участвовать. Запомнились разговоры с немецкими пленными, с большим уважением отзывавшимися о стойкости советских солдат, воевавших подчас по колено в воде, тогда как сами немцы располагались в хорошо оборудованных блиндажах, иногда даже имевших пианино. Как известно это им не помогло. Восхищались нашими матросами и англичане. Они регулярно прибывали в Мурманск в составе конвоев на военных кораблях, сопровождавших транспорты с грузами военной и продовольственной помощи для нашей страны. Впечатление конвои производили грандиозное – огромное количество кораблей с привязанными на тросах аэростатами воздушного заграждения. “Иногда за ними моря не было видно”, вспоминает Олег Константинович. Наши корабли выходили встречать их в открытом море. Особенно эффективно действовали советские подводные лодки, которых немцы очень боялись, а английские моряки отзывались о них с большой благодарностью.

В первое время войска Северного фронта снабжались очень хорошо, но когда немецкие войска перерезали Кировскую железную дорогу на Ленинград, то в рацион стали преимущественно входить американские консервы и продукты, привозимые с конвоями. Молодые матросы регулярно рыбачили, благо рыбы было так много, что ловилась она просто на голый крючок. Однажды их лодку обстрелял немецкий самолет, к счастью пули никого не задели, однако незадачливые “рыбаки” едва успели догрести до берега под защиту скал, пока самолет разворачивался для следующей атаки.

грамота

Когда война закончилась, Олег, находясь еще на Севере в ожидании демобилизации, поступил на заочное отделение Московского института связи (МЭИС), а в 1947 г. демобилизовался и возвратился в Москву, перейдя на очное отделение института.

Инженер ИТМ и ВТ

Учась в МЭИСе, Олег познакомился со студентом Владимиром Алексеевым. Защитив диплом весной 1951 г., Алексеев распределился в ИТМ и ВТ, а спустя несколько месяцев Олег последовал его примеру. Они-то и оказались одними из первых помощников С.А. Лебедева, переехавшего из Киева в 1950 г., возглавившего «Лабораторию №1» (Лабораторию электронных вычислительных устройств) и немедленно начавшего разработку своей «первой Московской» ЭВМ – БЭСМ (БЭСМ-1) (Быстродействующей Электронной Счетной Машины АН СССР). Раньше них там появились лишь Головистиков и Неслуховский занимавшиеся, соответственно, конструкцией основного арифметического устройства и устройства управления.

До переезда в Москву С.А. Лебедев возглавлял специальную лабораторию Киевского Института электроэнергетики, где под его руководством была создана первая советская вычислительная машина МЭСМ.

В отделе кадров института Щербакова встретили хорошо, но сообщили, что “для начала, много дать не могут”, только лишь “должность старшего инженера с окладом в 1600 рублей” – для вчерашнего студента целое состояние.

С.А. Лебедев пригласил Олега в группу по разработке системы электропитания вычислительных машин. Работу по созданию большой ЭВМ сильно тормозила очень неустойчивая работа генераторов постоянного тока, подключенных параллельно с кислотными аккумуляторами, от которых питались электронные элементы ЭВМ, поэтому в то время это было новое и очень актуальное направление инженерной деятельности.

Лебедев просил Олега добиться их синхронизации и стабильности путём введения управляющих электронных схем (взамен угольных регуляторов РУН). Электротехники знают насколько это трудно, а электронным управлением в подобных устройствах до этого вообще никто не занимался. Перемотали катушки, ввели обратные связи и ламповые элементы.

Вскоре произошел инцидент, неожиданным образом повлиявший на трудовую биографию Олега. Практически готовая БЭСМ в процессе отладки неожиданно загорелась; увидев дым, Олег помчался к Лебедеву: “Сергей Алексеевич, БЭСМ горит!”. “Скорее отключайте всё питание!”. Причиной оказался дефект изоляции. Ущерб, к счастью, был небольшим, однако со всей очевидностью обозначилась проблема необходимости совершенствования системы электропитания для безопасной и безаварийной работы БЭСМ.

Лебедев назначил Олега Константиновича начальником группы электропитания ЭВМ. Надо сказать, что помимо инженерных знаний и технической смекалки, Олег всегда отличался особенной добросовестностью в работе и инициативной, динамичной натурой. С.А. Лебедев поручил ему создать систему обеспечения устойчивой работы генераторов электропитания. Пожар на БЭСМ заставил полностью пересмотреть систему разводки кабелей и саму систему организации электропитания. Олег Константинович предложил создать из децентрализованной централизованную систему электропитания с центральной стойкой, куда приходили все кабели от генераторов и где находились автоматы защиты, фильтры, приборы индикации и другое вспомогательное оборудование. Самое же главное состояло в том, что создав электронное управление выходным напряжением генераторов, стало возможным отказаться от сильно нагревавшихся в процессе работы реостатов, располагавшихся в верхней части корпуса БЭСМ и создававших пожарную опасность не только для самой БЭСМ, но и для помещения, в котором она находилась. Олег Константинович успешно справился с поставленной задачей.

Сам Лебедев, как известно, был авторитетным учёным-электроэнергетиком; один из его первых научных трудов – монография “Стабильность параллельной работы электросистем” (1933 г.). Не удивительно, что он лучше других понимал важность проблемы и высоко оценил заслуги молодого специалиста самостоятельно справившегося с пионерской работой, благодаря чему была введена централизованная система питания БЭСМ. Так Олег Щербаков стал “специалистом по питанию”, а за участие в разработке БЭСМ АН СССР его наградили орденом Трудового Красного Знамени.

Весной 1952 г. в институт пришло “пополнение”: В.С. Бурцев, В.А. Мельников, В.Н. Лаут и другие студенты-дипломники из МЭИ. С.А. Лебедев поручил каждому из них подготовить дипломные работы по отдельным элементам ЭВМ. В результате эти дипломные работы стали основой для разработки и создания БЭСМ-1. За БЭСМ-1 последовали ЭВМ БЭСМ-2, а также оригинальная ЭВМ М-20 на динамических триггерах. Для этих машин Олег Константинович предложил и разработал новую конструкцию источников питания на магнитных усилителях.

БЭСМ–КНР – первая китайская ЭВМ

Пятидесятые годы – период активного сотрудничества с Китайской Народной Республикой, в ИТМиВТ постоянно стажировались сотрудники китайских научных организаций. Когда БЭСМ-2 была введена в эксплуатацию, китайское руководство попросило помочь организовать сборку подобной ЭВМ в Пекине. Это предложение было несомненным свидетельством успеха развивавшейся научной школы С.А. Лебедева, поскольку в то же самое время значительное число китайских инженеров обучалось и в США, а они, естественно, настаивали на использовании американских прототипов. Разумеется, не обошлось и без политических соображений тогдашнего руководства КНР.

О.К. Щербаков (справа) и А.А. Павликов с экспертом китайской делегации в ИТМ и ВТ.

О.К. Щербаков (справа) и А.А. Павликов с экспертом китайской делегации в ИТМ и ВТ.

В начале 1957г. С.А. Лебедев сказал Олегу Константиновичу: “В Китае хотят сделать ЭВМ, поезжай, посмотри, что они могут”. Так О.К. Щербаков первым из сотрудников ИТМ и ВТ оказался в Китае. Надо сказать, что первое впечатление оказалось более чем озадачивающим – в Пекинском аэропорту его никто не встречал, языка он не знал. Помог счастливый случай – на него обратил внимание какой-то человек, не дождавшийся собственных гостей. Немного зная английский, он заговорил со скучавшим Олегом Константиновичем и, оценив ситуацию, отвёз его в город к своим знакомым, где тот и заночевал. На следующий день недоразумение прояснилось – китайская сторона никакого уведомления о его приезде не получила. Ситуация была быстро исправлена, и сразу же началась чуть ли не круглосуточная работа, с лихвой компенсировавшая подобное “невнимание”.

Базовой организацией, создававшей первую китайскую ЭВМ, стал Пекинский Институт вычислительной техники КНР. Сам институт был создан года за два до начала практических работ, однако до приезда Олега Константиновича институт в основном занимался подготовительными работами: отправлял специалистов на учебу в Германию, СССР и США, а также собирал и анализировал соответствующую научно-техническую информацию.

Пекинский Институт вычислительной техники КНР

В КНР Олег Константинович читал лекции по элементам электропитания, ездил по предприятиям Пекина, Шанхая, Нанкина и других городов, оценивая технические возможности и помогал организовать производство электронных элементов на предприятиях КНР. Он до сих пор отдаёт должное необыкновенному трудолюбию китайских коллег и их желанию разобраться абсолютно во всем, а также их уникальному дружелюбию и гостеприимству.

Новогоднее приветствие премьера Госсовета КНР Советским коллегам

Новогоднее приветствие премьера Госсовета КНР Советским коллегам

Отчёт Олега Константиновича в Москву был содержательным и положительным с точки зрения перспектив развития вычислительной техники в Китае и вскоре к нему присоединился А.А. Павликов, читавший лекции по внешним устройствам и помогавший в их разработке. К этому времени в институте уже работал большой коллектив и создание машины шло полным ходом.

Стойка питания машины, сконструированная под руководством О.К. Щербакова

Стойка питания машины, сконструированная под руководством О.К. Щербакова

Стойка питания машины, сконструированная под руководством О.К. Щербакова

БЭСМ-К

“Самая быстродействующая ЭВМ в Азии”

Потом приехали ещё несколько специалистов и, наконец, В.А. Мельников, занимавшийся наладкой всей ЭВМ и подготовкой её к сдаче. В своей основе китайская машина повторяла БЭСМ-2 с небольшими усовершенствованиями.

При В.А. Мельникове она была принята в эксплуатацию с официальным названием БЭСМ-К и титулом “Самая быстродействующая ЭВМ в Азии”.

О.К. Щербаков и другие сотрудники ИТМ и ВТ в коллективе научных работников и специалистов Института вычислительной техники КНР в Пекине

О.К. Щербаков и другие сотрудники ИТМ и ВТ в коллективе научных работников и специалистов Института вычислительной техники КНР в Пекине

О.К. Щербаков среди китайских товарищей (фрагмент фотографии)

О.К. Щербаков среди китайских товарищей (фрагмент фотографии)

В 1958 г. Олег Константинович и четверо других сотрудников ИТМиВТ были торжественно награждены большой государственной медалью КНР “В честь Китайско-Советской дружбы”. Вручал её сам Чжоу-Эньлай, премьер Госсовета КНР, постоянно оказывавший помощь в работе при создании ЭВМ.

Медаль "Китайско-Советская дружба"

Медаль "Китайско-Советская дружба"

“Очень красивая медаль”, – говорит Олег Константинович, для которого это не только награда, но и память о знаменательном этапе в жизни. В целом, он пробыл в Китае немногим более полугода.

Персональные приветствия от президента АН КНР Го-Можо:

приветствия от президента АН КНР Го-Можо

Еще одно приветствие:

приветствия от президента АН КНР Го-Можо

Перевод:

приветствия от президента АН КНР Го-Можо

Снова в Москве

В ИТМ и ВТ работа шла своим чередом. Появилась БЭСМ-4 – первая ЭВМ на транзисторах, а в шестидесятые всемирно известная БЭСМ-6 – гордость не только С.А. Лебедева, но и всей советской вычислительной техники. Олег Константинович был как всегда ответственным за системы электропитания.

В 1970 г. Олега Константиновича откомандировали в Англию, в Королевское общество. Он стажировался в Манчестерском университете по теме “Большие машины”. Вернувшись, подготовил кандидатскую диссертацию, которую с успехом защитил в 1972 г. Его руководителем был С.А. Лебедев, а помогал В.А. Мельников. В 1986 году Олегу Константиновичу присвоили звание старшего научного сотрудника.

БЭСМ-6 послужила базой для создания мощного вычислительного комплекса АС-6 - системы связи и обработки информации, обслуживавшей Центр управления комическими полетами в Звездном городке. АС-6 обеспечивал управление знаменательной стыковки космических кораблей “Аполлон” и “Союз”, состоявшейся в 1975 году. АС-6 также обслуживал космический комплекс “Союз-Салют” и поддерживал выполнение программы “Интеркосмос”.

Главными конструкторами АС-6 были Герой Социалистического труда академик С.А. Лебедев, В.А. Мельников и Соколов Андрей Андреевич, за разработку операционной системы и программирование отвечал Королев Лев Николаевич. При создании АС-6 Олег Константинович был назначен руководителем “сектора систем контроля логического и технического состояния ЭВМ”.

Встреча с американскими специалистами в ИТМ и ВТ (О.К. Щербаков и В.А. Мельников крайние слева)

Встреча с американскими специалистами в ИТМ и ВТ (О.К. Щербаков и В.А. Мельников крайние слева)

 “Дурацкий УКУП”

В Центре управления полетами огромный комплекс АС-6 расположили на нескольких этажах. Его периферия была разбросана по многочисленным помещениям, вся система в целом представляла собой разновидность локальной сети. Подобная конфигурация породила немало проблем в обслуживании: чаще всего сбои происходили из-за того, что что-то где-то попросту забывали включить, а операторам на центральном пульте об этом не было известно. Разумеется, в таких случаях в Центре объявлялась тревога. Поработав в Звездном городке и поучаствовав в нескольких подобных “авралах” Олег Константинович самостоятельно разработал “систему УКУП” – Устройство контроля и управления питанием. Идея Щербакова состояла в обеспечении постоянного тотального оперативного дистанционного контроля всей (в общем случае – любой) распределённой системы. Казалось бы, весьма логичная идея, которая, тем не менее, никому кроме него не пришла в голову. Олег Константинович с помощниками быстро соорудили стойку оператора для УКУП: теперь включение систем АС-6 разрешалось лишь поле сбора и анализа протокола технического состояния устройств сети. Когда В.С. Бурцев, руководивший работами по АС-6, впервые увидел изобретение Щербакова, он спросил “генеральским тоном”: “Это что ещё за дурацкая конструкция?”. На что Олег Константинович, не первый день общавшийся с давним сослуживцем, и бровью не повел. После успешной работы АС-6 при стыковке кораблей “Союз” и “Аполлон” Бурцев неожиданно сам создал усовершенствованный вариант стойки. “Ты же говоришь, конструкция дурацкая”, съехидничал Щербаков. “Да ладно тебе, пошутил ведь”, последовал ответ. За выполнение работ по управлению стыковкой (создание системы контроля и поддержка системы питания АС-6) О.К. Щербаков был награжден медалью и премией АН СССР.

Впоследствии группа Олега Константиновича ещё больше усовершенствовала систему контроля, разместив датчики по всем регистрам для отслеживания сигналов неисправности триггеров. Сам Олег Константинович хотел ещё больше развить систему автоконтроля, превратив компьютер в «машину-робот» , самостоятельно заменяющую неисправные узлы согласно сигналам отказов. Предполагалось использовать микропроцессоры и микро-ЭВМ в качестве средств автоматического контроля и диагностирования сложных устройств вычислительного комплекса. К сожалению, из-за возникших в стране в 1990-е годы экономических проблем выполнить проект в полном объеме не удалось.

После С.А. Лебедева

Следующей интересной разработкой стал модульный конвейерный процессор МКП с быстродействием 1 млрд. операций в секунду. К 1991 г. было выпущено четыре экземпляра: один остался в ИТМ и ВТ, другой был отправлен в Арзамас, третий в МГУ, четвёртый – в оборонную организацию.

В это время в рамках международного сотрудничества Олег Константинович вёл активную работу по усовершенствованию систем питания МКП с польскими коллегами. Неоднократно бывал в Польской Народной Республике.

После МКП Олег Константинович вместе с А.А. Соколовым и другими специалистами создали процессор кругового обзора для кораблей. Установка позволяла выводить на экран всё, что “видел” локатор. С 1992 года Олег Константинович занимался оптимизацией конструкций ПИКО, ПИКО-В, ПИКО-М, предназначенных для радиолокационных станций, а также системой электропитания и охлаждения этих приборов.

В общей сложности О.К. Щербаков проработал в ИТМиВТ 57 лет – с 1951 по 2008 год. Всё это время он вёл активную общественную работу, был председателем Совета ветеранов войны и труда, является организатором создания музея института. В 2008 году музей занял первое место в конкурсе на звание лучшего научно-патриотического музея Западного округа Москвы.

О.К. Щербаков награждён орденом Отечественной войны II степени, орденом Трудового Красного знамени и 22 медалями: “За оборону Советского Заполярья”, “За победу над Германией”, “Ветеран труда”, “Участнику Северных конвоев”, “Участнику подготовки и обеспечения управления полетом космических кораблей «Союз-Аполлон»” и др.

У О.К. Щербакова два сына – взрослых специалиста: Владимир – инженер-программист, Алексей, кандидат технических, руководит отделом гидротехники и гидравлики Института Гидротехники, является лауреатом премии Правительства РФ в области науки и техники.

Примечания

1. Качинское высшее военное авиационное училище лётчиков — одна из двух первых российских лётных школ, и первая – полностью военная. Создана 21.11.1910 г. как Севастопольская офицерская школа авиации, первый выпуск которой состоялся 26.10.1911 г. В 1912 г. перебазирована в собственный авиагородок на реке Кача, от которой и получила название Качинской. В 1922 году Севастопольская авиашкола была объедена с Лётной школой авиации № 1 (Зарайск, Московская область).

2. Тезисы доклада О.К. Щербакова о “машине-робот” даны в приложениях.

3.Исходные материалы для публикации предоставлены родственниками и самим О.К. Щербаковым (к сожалению, качество старых любительских фотографий невысокое).

Приложения

  1. Доклад о «Машине-Роботе» (тезисы)
  2. Авторское свидетельство О.К. Щербакова: «Устройство контроля и управления электропитанием ЭВМ».

Статья помещена в музей с 22.01.2010 г.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017