Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История отечественной вычислительной техники  → Роль ВЦ-1 МО СССР на начальном этапе освоения космоса

Роль ВЦ-1 МО СССР на начальном этапе освоения космоса

Созданный в мае-июне 1954 года по инициативе Анатолия Ивановича Китова первый в стране вычислительный центр (ВЦ №1 Минобороны СССР\ ЦНИИ -27 МО СССР – в/ч 01168), замышлялся его создателем и фактическим руководителем на протяжении последующих 6-ти лет (1954-1960 гг) как важнейшее звено в обеспечении расчётов на базе самой мощной электронной вычислительной техники того времени (ЭВМ «Стрела») в интересах Вооружённых Сил, в том числе и решения ракетно-космических задач.

Китов А.И.

Создатель первого в СССР вычислительного центра (ВЦ-1 МО СССР) Анатолий Иванович Китов. 1954 г.

Об этой последней незаслуженно в настоящее время забытой, но важной работе напоминает профессор Академии военных наук инженер-полковник А.Я. Приходько, служивший в ЦНИИ 27 МО (1980-2000 г). В своей статье «А.И.Китов – основоположник военной информатики Советского Союза» в книге «Китов Анатолий Иванович – пионер кибернетики, информатики и автоматизированных систем управления» он пишет, что сейчас «Мало кто знает, что созданный А.И.Китовым ВЦ-1 МО СССР обеспечивал выполнение баллистических расчётов всех первых советских спутников, и в дальнейшем первых четырёх пилотируемых космических полётов. Пока эта страница отечественной космонавтики покрыта мраком, хотя без решения этих задач запуски баллистических межконтинентальных ракет были бы невозможны».

Это подтверждает и нынешний начальник ЦНИИ-27 МО РФ А.А. Протасов, который пишет в журнале «Военная мысль» (№7-2009): «Благодаря успешному освоению первых отечественных ЭВМ и подготовке в короткие сроки высококвалифицированных специалистов по программированию, уже к концу 1955 года Центр стал научным учреждением, способным выполнять серьёзные исследования в интересах обороны нашего Отечества. Работы, проведённые в 1956 году, позволили заложить основы для реализации программ пуска первых баллистических ракет дальнего действия, запуска искусственных спутников Земли, в дальнейшем – программ пилотируемых космических полётов и полётов космических станций к планетам Солнечной системы. Работы по обеспечению полётов Ю. Гагарина, Г. Титова, А. Николаева и П. Поповича стали важным вкладом Центра в освоение космоса».

Действительно, вспоминая то время, я могу утверждать, что ВЦ-1 был уникальной и идеальной организацией для проведения военных, оборонных и различного рода баллистических расчётов для зарождавшейся отечественной космонавтики. Это определялось рядом сложившихся к этому времени факторов.

Начну с того, что для обеспечения эксплуатации и поддержания боеготовности создававшихся в Советском Союзе ракетных войск стратегического назначения необходимо было срочно подготовить значительный контингент квалифицированных офицеровракетчиков. Для этого был сделан беспрецедентный дотоле шаг. Несколькими решениями ЦК КПСС и Совмина СССР в 1952-1953 годах из ведущих технических ВУЗов страны (МЭИ, МАИ, ЛПИ, КПИ и других) с последнего (пятого) курса были призваны лучшие студенты (около тысячи) и направлены на «дообучение» в течение 1,5 лет в военную инженерную Артиллерийскую академию им. Ф.Э. Дзержинского (ныне им. Петра Великого). Здесь на вновь созданном факультете (начальник факультета – участник ВОВ, командир частей гвардейских реактивных установок «Катюш», а затем Начальник НИИ-4 генераллейтенант А.И.Нестеренко) «бывшие» студенты получили соответствующую квалификацию – баллистиков, пусковиков, управленцев, двигателистов и другие специальности. Будущие офицеры-ракетчики выпускались для укомплектования создававшихся стратегических ракетных войск и частей, обслуживающих подготовку ракет к стартам, работу на наземных измерительных пунктах (НИПах) по всей территории страны и других этапов этой сложнейшей цепи действий, обеспечивающих нормальную работу и развитие отечественной ракетно-космической техники.

Президиум торжественного собрания
ВЦ-1 МО СССР, посвященного 40-летию Октябрьской революции. А.И. Китов в первом ряду слева. 1957 год

Президиум торжественного собрания ВЦ-1 МО СССР, посвященного 40-летию Октябрьской революции. А.И. Китов в первом ряду слева. 1957 год

Студенты МЭИ (в основном с факультета специального приборостроения ЭВПФ) выпускались из Артакадемии как инженеры-лейтенанты по бортовым системам управления ракетами. Выпуск состоялся в июне 1954г. после окончания учёбы в Академии и прохождения «производственных» практик в Харькове, Днепропетровске, на первом в Советском Союзе ракетном полигоне Капустин Яр. Небольшая группа слушателей с факультета ЭВПФ МЭИ ещё до академии в 1952-1953 годах проходила отдельное засекреченное обучение по курсу «Электронные вычислительные машины». Лекции нам читал и проводил с нами практические занятия основоположник отечественных ЦЭВМ (цифровых электронных вычислительных машин) академик С.А. Лебедев. Поэтому эта группа и автор в том числе уже были подготовленными специалистами в абсолютно новой для большинства области ЭВМ. И когда А.И. Китов, бывший в это время начальником отдела ЭВМ в Артиллерийской академии, добился решения о создании первого в стране ВЦ №1 Минобороны, то он одновременно получил и разрешение командования на отбор группы выпускников из числа «спецнабора». Естественно, что, просматривая возможных кандидатов, он в первую очередь отобрал тех выпускников, которые будучи студентами МЭИ, входили в спецгруппу, изучавшую ЭВМ. Нас таких было трое, а всего А.И. Китов отобрал двенадцать выпускников«спецнаборовцев» в основном в прошлом студентов МЭИ.

Памятник первому искусственному спутнику Земли.

Памятник первому искусственному спутнику Земли.

Таким образом, эти выпускники – молодые инженеры-лейтенанты имели две столь нужные профессиональные подготовки: и как ракетчики и как специалисты по приборам и устройствам автоматики и вычислительной техники. Во вновь создаваемый ВЦ-1 перешёл также личный офицерский состав отдела ЭВМ Артакадемии в количестве около двадцати человек. В основном это были специалисты, связанные с ракетной тематикой, многие были участниками ВОВ, некоторые даже имели опыт службы на первом ракетном полигоне Капустин Яр. Этим я хочу подчеркнуть, что созданный коллектив вычислительного центра был достаточно хорошо подготовлен как к работе с вычислительной техникой, так и к совместной работе со специалистами по ракетно-космической тематике, проводившейся в ОКБ-1, НИИ-4 и других организациях. Вторым немаловажным фактором было то обстоятельство, что руководитель ВЦ-1 А.И. Китов незадолго до этого в 1952 году защитил кандидатскую диссертацию «Программирование задач внешней баллистики ракет дальнего действия» – первую в СССР диссертацию по программированию на ЭВМ. Защита была на Учёном Совете в НИИ-4 МО СССР, в главном центре отечественной ракетно-космической мысли. Так что научное сотрудничество было уже заложено.

Не менее серьёзным фактором, делающим расчёты по космической тематике на площадке ВЦ-1 чрезвычайно удобными, являлась секретность нашей организации. Не только ЭВМ (которая, кстати, тоже относилась к секретным объектам), но и весь коллектив сотрудников, включая обслуживающий персонал, имел необходимые «допуски» к работе по закрытой тематике. И это не говоря уже о том, что все ключевые должности как у «машинистов» (так тогда называли инженеров-электронщиков), так и у программистов занимали кадровые офицеры-специалисты.

Именно поэтому, учитывая перечисленные факторы, наш ВЦ-1 представлялся весьма удобным и продуктивным для проведения расчётов по ракетно-космической тематике (естественно, также секретной) сотрудниками НИИ-4 и другими подобными организациями. Да и, откровенно говоря, на мой тогдашний, да и сегодняшний, взгляд никакой другой подобной организации в стране просто не было. ВЦ-1 был тогда ОДИН!

В самом же НИИ-4 в 1954-1960 годах вообще сложилась, на мой взгляд, парадоксальная ситуация. Институт такого государственно-оборонного значения в это время не имел ни собственной вычислительной техники, ни, соответственно, своего ВЦ.

И это в то время, когда в его конструкторских бюро и лабораториях создавались ракеты, проектировались искусственные спутники Земли (ИСЗ), готовились орбитальные космические полёты. Но оказалось, что такие ситуации в нашей жизни бывают. Несмотря ни на что самоотверженно и успешно работали мощнейшие коллективы инженеров и конструкторов, на территории страны (по возможным траекториям полётов ракет и космических аппаратов) была создана, связанная каналами связи, сеть НИПов, но к большому удивлению и сожалению, группа вычислителей НИИ-4 вручную рассчитывала траекторию полёта на логарифмических линейках! Просто невероятно!

Конечно, и ОКБ-1 и НИИ-4 был нужен свой мощный ВЦ, который выполнял бы все необходимые расчёты быстрее, точнее и надёжнее. Однако собственный ВЦ появится в научно-исследовательском артиллерийском институте реактивного вооружения №4 (созданного в 1946 году) только в 1959 году, а эффективно работать начнёт спустя год-полтора. Он был создан на базе 2-х ЭВМ типа М-20 (Главный конструктор академик С.А. Лебедев) производства московского завода САМ.

А пока для производства наиболее сложных расчётов (траекторий орбит космических аппаратов, расчёты элементов проектируемых ИСЗ, обитаемых космических кораблей и целый комплекс других задач и расчётов) специалисты НИИ4 из подмосковного Болшева приезжали к нам в Москву в ВЦ-1 Минобороны, располагавшийся на 1-ом Хорошёвском проезде.

Здание ВЦ 1 МО СССР. Москва, Хорошевский проезд, 5.

Здание ВЦ 1 МО СССР. Москва, Хорошевский проезд, 5.

У пульта управления ЭВМ Стрела. Крайний справа в
первом ряду автор – майор В.П. Исаев.

У пульта управления ЭВМ Стрела. Крайний справа в первом ряду автор – майор В.П. Исаев.

Я начал свою военную службу в ВЦ-1 МО с момента его создания с июня 1954 года и в силу своей предыдущей подготовки и квалификации был назначен старшим инженером, а затем начальником смены на ЭВМ «Стрела». Описывать характеристики этой первой в Советском Союзе серийной ЭВМ, её огромного машинного зала, значительного вспомогательного оборудования и другие параметры здесь, очевидно, не следует, так как они достаточно широко представлены в компьютерной литературе. Приведу лишь фото в машинном зале «Стрелы» у её центрального пульта управления коллектива сотрудников, эксплуатировавших машину.

Основная задача «машинистов» состояла в том, чтобы поддерживать практически непрерывно ЭВМ в работоспособном состоянии, из которого она иногда «выходила» по самым разнообразным причинам. Работали мы посменно, тогда как ЭВМ «трудилась» круглосуточно, кстати такой режим был ей более предпочтителен – было меньше сбоев и отказов. При этом всегда и за всё (за работу ЭВМ, работу внешних, довольно капризных, устройств, действия обслуживающего персонала) отвечал начальник смены, особенно перед внешними, а тем более государственно важными Заказчиками.

Специалисты из НИИ-4 всегда приезжали со своими задачами обычно в ночную смену, что объяснялось рядом причин.

С одной стороны, в это время, как показала практика, в работе ЭВМ было значительно меньше сбоев, а тем более отказов, а с другойбыло легче обеспечивать условия режима «особой секретности» работы. Здесь следует остановиться на этом моменте, так как обеспечить секретность расчётов на ЭВМ было делом достаточно сложным. Несмотря на соблюдаемый внутренний режим секретности: наличия «допусков» у сотрудников, строго поставленный учёт, хранение машинных входных и выходных носителей информации (перфокарты, магнитные ленты, распечатки расчётов и т.п.), что было хорошо организовано, существовал и другой, так называемый внешний фактор. Речь идёт о возможной «внешней утечке» в виде электромагнитных излучений во время работы ЭВМ. Ещё не существовала Гостехкомиссия СССР, которая впоследствии выставляла соответствующие требования, обязательные для разработчиков специальных ЭВМ, предназначенных для решения задач «закрытого характера».

Вначале мы об этом как-то не задумывались, а потому и никаких «защитных» мер не предпринималось. Но однажды дежурный по ВЦ офицер заметил перед главным входом в здание автомашину с выдвинутой из окна антенной явно необычной прямоугольной конфигурации. Однако выяснить ничего не удалось – автомашина очень быстро ретировалась. Дежурный доложил командованию ВЦ, и после консультаций с компетентными органами было решено предпринять ряд мер организационного порядка, в том числе ограждение и усиленное наблюдение за периметром здания. А так как в дневное время уследить за всеми подозрительными автомашинами было трудно, то особо секретные задачи, в том числе по ракетно-космической тематике, предписывалось проводить в ночные смены с вызовом (по договорённости) машин из ВАИ, которые патрулировали все близлежащие к ВЦ №1 МО подъезды. Аналогично впоследствии делали в Главном вычислительном центре Госплана СССР на улице Кирова, когда считали военно-хозяйственный план страны. Благо, что потом там работали и возглавляли его наши бывшие сотрудники – офицеры Ю.И. Беззаботнов, Н.А. Криницкий, Л.Н. Куцев и другие.

Итак, решать свои задачи по ракетно-космической тематике к нам в ВЦ-1 МО приезжали специалисты из НИИ-4 и других организаций, заслуженно считавших это оптимальным вариантом того времени. Мне особенно запомнились встречи с замечательным человеком, конструктором, а потом и космонавтом, слетавшим в космос на спроектированным под его руководством космическом корабле «Восход» в октябре 1964 года – я говорю о К.П. Феоктистове. Константин Петрович очень многое «считал» в ВЦ-1 МО СССР, в том числе проводил расчёты орбит первого ИСЗ.

Сотрудники ВЦ-1, как «машинисты», программисты, так и офицеры-постановщики задач и другие сотрудники (например, спецчасть 1-го отдела, обеспечивающая приём, хранение и выдачу их секретных документов, а также наработанных «машинных» материалов) всемерно старались обеспечить необходимую помощь и поддержку коллегам из НИИ-4. Из других специалистов НИИ-4 я вспоминаю А. Симоняна (впоследствии он перевёлся на службу к нам в ЦНИИ-27 МО), О. Василькевича, В. Митрохина и других коллег. Большинство из них занимались расчетами космических орбит по дифференциальным уравнениям внешней баллистики, которые разрабатывались в НИИ-4. Об этом хорошо сказано в своих воспоминаниях моим коллегой-спецнаборовцем д.т.н., профессором Г.А. Мироновым, также служившим в ВЦ-1 МО с момента его создания о том, что в 1956 году и в последующие несколько лет исследования и практические разработки, проведённые под непосредственным научным руководством А.И. Китова, способствовали реализации программы запусков искусственных спутников и заложили тот фундамент, на базе которого впоследствии были обеспечены полёты в космос первых космонавтов. Оказание всей необходимой помощи в обеспечении ракетно-космических расчётов, начиная от приоритетного обслуживания на ЭВМ и кончая графиком работы секретной части ВЦ-1 – именно такая задача ставилась перед нами руководством ВЦ №1 МО А.И. Китовым. Он же осуществлял внешние взаимодействия с заказчиками работ на ЭВМ вычислительного центра, определял их приоритеты. Об этом пишет в своих воспоминаниях автор.

Считаю, что настало время именно сегодня, отмечая 50-летний юбилей первого в истории человечества замечательного полёта в космос нашего соотечественника Ю.А. Гагарина, вспомнить и признать большую и искреннюю помощь, оказанную коллективом ВЦ-1 МО СССР в обеспечении необходимых расчётов для реального наступления начала космической эры.

Считаю также своим долгом персонально отметить тех, кто, по моему мнению, каждый на своём месте, помог нашей космонавтике в этот её начальный период становления и позволю себе сделать это поимённо: А.И. Китов, Б.Н. Абрамов, Р.С. Андреева, В.П. Битюцкий, Н.П. Бусленко, А.М. Бухтияров, Г.Н. Голофеевская, В.П. Исаев, Г.А. Миронов, Г.Г. Овсянников, С.А. Пономарёва, Г.Б. Смирнов, А.М. Сухов, Б.С. Трифонов, Ю.Г. Уваров и многие другие…

Обо всей глубине сделанного и объёме всех расчётов по космической тематике, выполненных в тот период, даже спустя годы судить достаточно сложно – слишком велика была завеса секретности, но согласитесь, что три-четыре года регулярной работы на вычислительной технике ВЦ-1 по космической тематике говорят сами за себя и говорят о многом. Уверен, что вклад в освоение Космоса со стороны ВЦ №1 МО, его руководителя А.И. Китова и всего коллектива сотрудников Вычислительного центра был реальным, а главное – своевременным, а потому важным и значимым, чем мы, его ветераны, вправе гордиться.

Глава из книги "Первый навсегда", опубликована ИИРиП, отпечатано ООО "Локус Станди", Москва, 2011.
В музей помещена 10.04.2011, с разрешения автора.
Об авторе: Владимир Петрович Исаев прошёл путь от рядового разработчика до руководителя проектов автоматизированных систем управления различных уровней и назначений. Полковник-инженер, к.т.н., с.н.с. по специальности «Военная кибернетика», В.П. Исаев является автором более ста научных статей, написанных им в процессе работы в Вычислительном центре 1 Министерства обороны СССР (ВЦ1 МО СССР/ЦНИИ-27 – в/ч 01168), в Научно-тематическом центре при Совете министров СССР (НТЦ при СМ СССР), в НИИ «Восход», в Главном информационно-вычислительном центре Министерства электротехнической промышленности (ГИВЦ Минэлектротехпрома) и других государственных органах. В ВЦ-1 МО СССР служил и работал с момента его основания в июне 1954 года по июль 1972 года, в том числе начальником смены ЭВМ «Стрела», отвечавшим за весь организационно-технологический комплекс мероприятий производства расчётов траекторий орбит космических аппаратов и других задач государственного значения.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017