Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История отечественной вычислительной техники  → Вычислительная техника социалистических стран  → Аспекты поддержки работ по ЕС-ЭВМ службами Технической разведки ГДР

Аспекты поддержки работ по ЕС-ЭВМ службами Технической разведки ГДР

Предисловие к русской версии

В структуре Министерства Государственной Безопасности ГДР (DDR Ministerium für Staatssicherheit – MfS), ещё по инициативе её легендарного первого начальника Маркуса Вольфа, было организовано «Главное управление разведки»(HVA). Отдел управления по «Научно-технической разведке» [HVA; сектор науки и техники SWT] поддерживал развитие наиболее важных научно-технических отраслей ГДР, работая в тесном контакте с предприятиями, в основном с их руководством по технико-технологическим разработкам. Основная деятельность сотрудников этой службы заключалась в предоставления информации и образцов изделий, остро требовавшихся как для народного хозяйства ГДР, так и для экспорта, а эмбарго, действовавшее по спискам COCOM, не позволяло организовать их стабильный импорт. Кроме этого, служба предоставляла важную информацию о перспективных научно-технических направлениях на Западе.

Особенности разделения Германии на два государства и, в основном, политика руководства ГДР, направленная на создание нового миролюбивого Германского государства, открывали оперативные возможности как в аспекте создания агентурной сети разведчиков, убеждённых в правомерности такой политики, так и в аспекте традиционных хозяйственных связей. Однако, разведчики ГДР целенаправленно работали не только на территории ФРГ, но и в научно-промышленных центрах СЩА, Японии и других государств.

Книга «Die Industriespionage der DDR», вышедшая спустя более 20 лет после прекращения существования ГДР, раскрывает широкому кругу читателей обширную информацию об этой работе и её эффективности.

Промышленность ГДР, выпускавшая вычислительную технику для обработки информации, считалась одним из ключевых направлений научно-технического прогресса и обладала приоритетным статусом. Используя преимущество упомянутых оперативных возможностей, эту работу вели уже в 1950-е годы при создании первых ЭВМ-мейнфреймов (ROBOTRON R300), т. е. задолго до начала двустороннего сотрудничества СССР/ГДР по вычислительной технике. В 1969 г., после утверждения IBM в качестве прототипа будущих ЕС ЭВМ она существенно активизировалась.

Существовало тесное сотрудничество с аналогичными службами СССР. Хотелось бы привести здесь оценку данную В. Крючковым – членом Политбюро ЦК КПСС и председателем КГБ СССР (1996 г.):

«Наши боевые товарищи – разведчики ГДР, оказали нам огромную помощь для укрепления советского государства, для развития его экономики, науки и обороноспособности. За десятилетия сотрудничества мы получили от наших друзей, если оценивать в деньгах, сокровища в размере десятков миллиардов долларов.»

Ниже для российского читателя приводится, несколько сокращённая, редакция немецкой статьи о специфике работы с документацией и образцами оборудования западного прототипа, полученными по каналам разведки. Главное, что в ней показано, это чёткий вывод о том, что научно-исследовательская разработка и подготовка многогранной технологической базы для серийного производства и полноценного коммерческого использования серийного комплексного изделия, включая полное техническое сопровождение (Services), представляли собой полный, трудоёмкий цикл разработки и сопровождения систем ЭВМ. Это относиться как к аппаратным средствам, так и к операционным системам. В частности мы ещё раз покажем, что «..представления или утверждения, будто операционные системы ЕС ЭВМ ...были простыми копиями», свидетельствуют о полном невежестве тех, кто это утверждает. Структура аппаратных средств, а также наличие других специфических требований к собственным ОС, требовали значительной переработки и доработки (базовых) функциональных модулей. Помимо этого, для полноценного коммерческого использования систем, разработчики должны были гарантировать отсутствие так называемых «закладок» среди миллионов строк кода (lines of code)».

Хотелось бы отметить особые аспекты публикации русского текста:

По-видимому, из материалов службы ГДР можно сделать аналогичные выводы о деятельности в России.

В современной ситуации (2018 г.), в условиях политики вновь объявленного России эмбарго, напрашивается вывод – против таких мер всегда имеются обходные пути, хотя они более трудоёмкие и дорогие.

«Бескровная технологическая холодная война продолжается и сегодня. Но нельзя допустить чтобы создалась ситуация, при которой Россия может оказаться отрезанной от передового международного научно-технического прогресса».

Др. Георг Юнгникель.

Досье „Аспекты поддержки работ по ЕС ЭВМ службами Технической разведки ГДР“

ЕС ЭВМ был уникальным, охватывавшим все социалистические страны Европы, проектом разработки, производства и практического применения нескольких совместимых рядов электронных средств обработки данных на базе ведущей в мире (на то время) системы IBM /360 /370, взятой в качестве прототипа.

С подписанием многостороннего «Соглашения о сотрудничестве в области разработки, развития и внедрения средств вычислительной техники», от 23.12.1969 г. ориентация на этот прототип стала стратегией, официально принятой на правительственном уровне и остававшейся в силе до 1990 г.

Сотрудничество, сформированное на основе этого соглашения, неизменно проходило в рамках и при ограничениях исторически возникших из противостояния социальных систем Востока и Запада, в условиях «Холодной войны». Тем не менее, именно благодаря преодолению множества барьеров и ограничений, а иногда и вследствие их существования, это сотрудничество вошло в историю множеством выдающихся достижений его участников и впечатляющими экономическими успехами.

Его неоспоримое значение также подтверждается и, приведённой в предисловии, оценкой данной председателем КГБ СССР В.А. Крючковым. Общеэкономическое значение проекта ЕС ЭВМ /ESER, как для ГДР, так и для других стран-участниц, было исключительно высоким (см. также «Аспекты экономики ЕС ЭВМ»). Независимое от внешних влияний и негативных вмешательств устойчивое стабильное развитие было крайне важным и для сообщества пользователей ЕС ЭВМ (де-факто для всех значимых государственных органов, производственных комбинатов, банков, страховых компаний и т. д.), и, само собой разумеется, для комбината РОБОТРОН.

Вот почему рассказ о его реализации при частичном использовании оригинальной документации прототипа, вероятно будет познавателен и интересен многим читателям.

Любому специалисту понятно, что разработки, ориентированные на систему IBM /360/370, могли увенчаться успехом лишь при наличии доступной, многосторонней информации о самом прототипе и при условии непрерывности обеспечения ею специалистов на большом отрезке времени, что приносило существенную пользу и в процессе разработки, и при применении – внедрении в хозяйственную практику. При этом, природа источников информации, получаемой для развития самой системы, долгое время оставалась весьма туманной, что, разумеется, стало питательной почвой для множества слухов, сплетен и всяческих злопыхательских «подозрений». Открытые публикации авторитетных авторов, лично знакомых с реальными фактами и принимавших непосредственное участие в процессе получения этой информации, могут быть наилучшим способом противодействия надуманным обвинениям и прочим измышлениям.

Изложение истории ЕС ЭВМ, равно как и многих других экономических достижений ГДР и, соответственно, СЭВ будет неполным если не рассказать о их поддержке путём предоставления разнообразной документации из экономически развитых западных стран и ведущих наднациональных концернов, полученной в результате деятельности разведывательных служб. Если же на этих страницах не будет сделано никаких высказываний по данному вопросу, то у читателя может правомерно возникнуть впечатление что, даже сегодня, спустя много лет после прекращения работ по ЕС ЭВМ, эта сторона дела преднамеренно умалчивается, её значимость отрицается, авторы не могут привести никаких конкретных возражений на все упомянутые подозрения и «догадки» или же пренебрегают значимостью этих фактов.

Открытая дискуссия на данную тему и её дальнейшая проработка не менее важны и для объективной оценки прогресса и достижений самих работников, учёных и производственников из отраслей вычислительной техники ГДР и СССР. Несмотря на конкретные аргументы и представленные факты, в текущей официальной политике ФРГ, а также, благодаря «стараниям» достаточно многих «экспертов» и других представителей её компьютерного сообщества, заслуги учёных и инженеров ГДР по сию пору освещаются весьма однобоко, ценность их наработок принижается и ставится под сомнение, а морально-этические аспекты дела выставляются в самом негативном свете.

Указывая на наличие в ГДР различной документации, добытой путём промышленного шпионажа либо другими разведывательными методами, эти публикации, не демонстрируя ни малейшей профессиональной компетенции либо какой-либо реальной осведомлённости, среди прочего, громогласно заявляют о «дешёвом плагиате», «примитивном копировании», «украденной интеллектуальной собственности» и т. п.

Ради «открытого разбора» этой компании, направленной на дискредитацию собственных разработок и достижений ГДР (и др.) в области инженерии и программирования, конструирования и технологий, здесь поставлена цель внести свой вклад в аналитический обзор данной тематики.

Упомянутое «общественное мнение», целенаправленно и со злорадным удовольствием распространявшееся в определённых кругах по ходу «идеологических оценок» ГДР, можно скорректировать лишь по-деловому представляя конкретные факты и демонстрируя исторические реальности периода Холодной войны. Тем не менее, тех кто считает своей задачей очернить ГДР убедить вряд ли удастся.

Доводы о том, что архитектуры компьютера юридически не поддаются патентованию или что копирование архитектуры IBM также производилось множеством западных фирм в их электронных системах обработки данных, для данной ситуации выглядят слабыми и поверхностными. При этом множество фирм использует широкую палитру IBM-совместимой прикладных решений и всю доступную информацию по операционным системам IBM. Иными словами, IBM/360 была и остаётся международным стандартом!

Сегодня (2008 г.) обсуждение «Вопроса о прототипе» намного облегчилось благодаря публикации целого ряда основополагающих сведений непосредственных сотрудников структур «Научно-технической разведки Главного управления службы внешней разведки» (HVA) МГБ ГДР. Эти материалы находятся в открытом архивах либо уже печатались.

Также и обширные материалы из архивов КГБ СССР и другие подобные сведения, получившие широкую огласку, прежде всего из-за их передачи западным секретным службам перебежчиками из рядов КГБ (см. напр. книгу: «Чёрная книга КГБ», Ч. Эндрю, В. Митрохин, Изд. «Пропилеи»), свидетельствуют о массивной передаче научной информации, позволившей, например, социалистическим странам провести многочисленные разработки с сокращёнными затратами сил и средств. В первую очередь это относится к военным проектам. Тем самым был сделан вклад и в снижение уровня определённого системотехнического и технологического отставания Восточноевропейского сообщества в гражданской области.

Источники информации и их использование в ГДР для работ по ЕС ЭВМ

Принципиально можно утверждать, что по системам IBM/360 у разработчиков ЭВМ в ГДР имелись следующие «основные» источники информации:

 Для создания рабочих документов в национальных и в многосторонних разработках ЕС ЭВМ такие материалы и сведения по прототипу и относившаяся к ним информация из этих «источников», зачастую доступные лишь немногим странам, послужили основой выработки исходной системной документации для разработок по ЕС ЭВМ. Они перерабатывалась и интегрировалась в соответствующие документы, как например «Основные направления развития ЕС ЭВМ». Помимо этого, исходными материалами среди прочего служили «Технические условия», принятые в военной промышленности СССР и, частично, технические стандарты других участников разработок. На основе этих документов впоследствии разрабатывались технические стандарты стран-членов СЭВ.

Этот процесс можно охарактеризовать следующими аспектами:

Следует подчеркнуть, что собственные продукты – экономически эффективные, готовые к производству, сбыту и внедрению могли быть разработаны только при весьма высоком объёме производства. Для них не только обеспечивалась стабильная материальная база, но также в промышленных масштабах была создана надёжная система технической поддержки, обладавшая быстрой реакцией и безотлагательным исполнением при исправлении, дефектов, ошибок и т. д.

«Ориентировочное правило» оценки эффекта использования (оригинальной) документации прототипа можно сформулировать следующим образом: «Чем ближе к аппаратной части, тем выше собственные трудозатраты и процент собственных результатов».

Следующие аспекты могут внести большую ясность в сказанное:

Роль и значение работы с «документацией прототипа» в собственном рабочем процессе.

Материалы по прототипам, т. е. документы и образцы (западных) объектов-прототипов, переданные службами HVA, несомненно имели существенное значение на различных стадиях и во многих областях разработок, необходимых для успешного создания высокопродуктивных ЭВМ и систем персональных компьютеров (РС). В некоторых же областях и на определённых этапах работы поддержка, оказываемая HVA/SWT, была просто основополагающей и неоценимой. Так, например, в 1968/1969 гг. они содействовали, можно сказать, «стартовому зажиганию», благодаря передаче большого количества материалов и документации работ по проекту R400 (ГДР). Тем самым ГДР играла –по сию пору малоизвестную – ключевую роль при окончательном выборе руководством СССР прототипа /360.

Наличие доступной оригинальной документации по программированию системы /360 стало, в конечном счёте, предпосылкой для возможности создания собственной операционной системы, имевшей крайне высокую экономическую эффективность. Технология ГДР по «реверсу кода программ» * играла при этом решающее значение.

* при «реверсе программного кода» разработчик путём интеллектуального процесса из непонятного человеку машинного кода восстанавливает исходный текст (оригинальной) программы IBM, написанный на языке программирования, «свято охраняемый фирмой IBM».

Диктат и список CoCom /КоКом[1]

(CoCom Military Critical Technology List (MCTL), т. е. список критических военных технологий)

Как известно, ГДР и другие страны СЭВ был отрезаны от процесса развития вычислительной техники США и их союзников. Доставка продукции, передача знаний и лицензий подлежали эмбарго, наложенным странами НАТО и Японией, что быстро свело на нет некоторые, имевшиеся поначалу, возможности торговли между ГДР и ФРГ. Однако, для развития народного хозяйства прогресс вычислительных технологий и электронных средств обработки данных имел стратегическое значение. В условиях холодной войны эта область народного хозяйства в целом была сравнима с созданием информационных систем вооружения или даже с информатизацией военных стратегий. В отношении Восточной Европы США упрямо стояли на позиции соблюдения расширенного спектра ограничений, установленных предписаниями CoCom, где Соединённые Штаты со своим «Перечнем потенциально опасных военных технологий» (MCTL) выступили в роли контролёра всей торговли с Востоком. В 1986 г. этот «список» занимал 700 страниц, перечислявших продукцию, прямо либо косвенно относившуюся к военному делу, равно как производственные процессы и перечень множества материалов для определённых технологий.

Эти действия полностью укладываются в идеологию США о превосходстве и собственном праве использовать все угодные и доступные им методы против любого нежелательного для них развития в мире, где бы оно не имело место.

ЦРУ и другие американские организации, выступающие в качестве подручных этой политики, не только активно участвовали в свержении демократически избранных правительств в Чили, Гватемале или действовали в других странах «от имени Свободного Мира», но нарушали конституцию и внутри самих США, если речь шла о власти и господстве. Следовательно – какое же моральное право имеют эти власти упрекать нас сегодня в преступной разведывательной деятельности служб ГДР? Государственные органы ГДР боролись против упомянутых элементов холодной войны и вносили свой вклад в поддержание равновесия между обеими политическими системами – важнейшего условия для углубления ясного понимания политическим руководством обоих блоков того факта, что вооружённое противостояние привело бы к уничтожению всего живого на планете и, следовательно, должно быть предотвращено любыми возможными способами!

Деятельность службы HVA МГБ ГДР, первоначально преимущественно ориентированная на сбор военных сведений, позже стала приносить всё больше «гражданской» научно-технической информации и документации, использование которой в промышленности сначала было просто «очевидным фактом», а затем и вовсе стало стратегией.

Сказанное иллюстрируется выдержками из книги Хорста Мюллера «Значение научно-технической разведки ГДР» ("Die Bedeutung der Wissenschaftlich - Technischen Aufkl ä rung der DDR")[2], где эти отношения представлены «из первых рук».

Содержание и объём работ по поддержке промышленности ГДР по электронной обработке информации документацией по прототипу

В различных статьях, представленных на этом сайте, подробно демонстрируется значение работы коллективов ЕС ЭВМ при реализации решений по развитию вычислительной техники и обработки данных в ГДР, их объёма и эффективности. В данном описании хотелось бы привести дополнительные детали добывания различных материалов и документации из разных западных промышленных стран или из передовых мировых концернов, именно путём разведывательной деятельности соответствующих служб ГДР.

Вначале хотелось бы обратить внимание на выдержки, прямо относящиеся к работам по ЕС ЭВМ. В статье «Значение научно-технической разведки ГДР»[3]-имеется множество фактов, раскрывающих их большое значение и помогающих лучше понять ситуацию и менталитет того времени. Там имеется и информация по работам в сфере микроэлектроники, в том числе показывающая не только успехи, но и причины «технологического кризиса» вычислительной техники, в том числе по персональным компьютерам и терминалам из номенклатуры ЕС ЭВМ.

Выдержки из книги «Промышленная разведка в ГДР»

(Die Industriespionage der DDR) [3]

Хорст Мюллер и Клаус Рёзнер (Horst Müller und Klaus Rösener) (издательство ost);

комментарии в скобках [ ] даны Др-ом Г. Юнгникелем

***

«Добыча информации в области электротехники и электроники была одним из приоритетов научно технической разведки HVA [в последствии – WTA[3] стоявшим с самого начала деятельности в начале списка. В ГДР электротехническая промышленность имела весьма высокий вес…

Основной целью была поддержка её развития для повышения продуктивности и эффективности равно как и её ориентация на новые направления развития и новые виды продукции.

Нашими целевыми объектами были прежде всего ведущие западногерманские, американские и японские концерны этой отрасли.

В первые годы работы первоочередная задача состояла в проникновении в эти организации и создании там надёжных позиций, способных принести в последствии требуемые результаты …

В середине 1960 гг. в центре экономической политики ГДР оказались электроника и электронная обработка данных, немного позже микроэлектроника, а соответственно и деятельность WTA по сбору информации.

Электронная обработка данных

Система R 300 выпускалась с 1967 г., однако же, её технический уровень был не настолько высок чтобы развивать её в электронную вычислительную систему сравнимую с зарубежными аналогами.

Принятая в то время партийным и государственным руководством программа обработки данных, ориентировала на выпуск высокопроизводительных цифровых вычислительных машин, включая разработку их операционных систем. При реализации этой программы ГДР ориентировалась на собственные мощности, поскольку все попытки использования имевшихся зарубежных решений терпели неудачу из-за политики эмбарго, проводимой западными странами. Народному предприятию «Электронные Вычислительные Машины» в Карл-Маркс-Штадте (VEB Elektronische Rechenmaschinen Karl-Marx-Stadt) были поручены основные разработки…

Из-за дефицита времени не представлялось возможным без внешней помощи проводить одновременно концептуальные и технические разработки программного обеспечения, оборудования и технологий. Решающая поддержка была оказана «Сектором науки и техники» службы HVA.

В середине 1960 гг. нам удалось наладить контакт с источником информации, занимавшим важную позицию по разработке ЭВМ в американской корпорации IBM (International Business Machines) – мировом лидере по разработке систем электронной обработки данных. Благодаря этому, в течении многих лет, начиная с 1966 г., имелась возможным организовать прямую передачу проектной документации IBM в ГДР, где передавалась анализировавшим её специалистам. Они оценивали возможность её использования в отечественных разработках.

Всё началось с документации по системе IBM/360, Модели 40, из ряда моделей /360 от малых до больших ЭВМ.

По этому каналу к нам шёл непрерывный поток информации, так что немногочисленные сотрудники SWT (Сектора науки и техники) едва успевали обрабатывать, постоянно поставляемые, печатные (в «бумажной» форме) материалы. Особой работой была защита источников информации, ради чего мы должны были «нейтрализовать» все материалы, чтобы убрать любые «следы», указывавшие на источники происхождения этих документов перед тем как передать их для дальнейшего анализа. В связи с этим начался набор штатных сотрудников в промышленности, чьей основной задачей был просмотр поступающей информации и её систематизация для дальнейшего использования.

Общий объём документации был впечатляющим. Одни лишь документы по эксплуатации … вычислительных устройств заполняли целый ряд больших шкафов. Объём документации по проектным разработкам был раз в двадцать больше. При этом, связь между отдельными документами на первый взгляд была далеко не всегда очевидной. Однако, через несколько недель обзор по взаимосвязи материалов стал значительно луче; вырисовывалась более общая картина, учитывавшая дальнейшие разработки.

Наше большое преимущество заключалось в том, что источник из IBM целенаправленно работал по нашим запросам стараясь максимально полно комплектовать передаваемые материалы ...

Спустя два года IBM начала выпуск проектной документации на микрофишах. Это облегчило нашу работу. … Затраты труда и времени на обработку отныне могли существенно сократиться.

Осенью 1967 г., после многодневного совещания, специалисты по ЭВМ приняли решение сконцентрировать весь потенциал ГДР в области электронной обработки данных на продолжение разработки проекта R-400 по архитектуре Системы IBM/360 в качестве прототипа (проект R-400 в последствии стал машиной ЕС 1040 в ЕС ЭВМ). Это решение породило множество новых запросов и пожеланий к источнику информации в IBM. В особенности это касалось операционной системы, тут же ставшей центральным пунктом заявленной в ГДР программы. Специалистам из ГДР сразу стало ясно, что даже все вместе взятые математики и программисты всех социалистических стран не смогут самостоятельно создать операционную систему за приемлемое время.

Примерно в тот же период на правительственном уровне начались двусторонние согласования по решению вопроса о совместной разработке унифицированной системы электронной обработки данных. В детальных двусторонних совещаниях, проходивших под «патронажем» СССР, специалисты и аналитики ГДР смогли внесли решающий вклад в формирование концепции системы, благодаря всесторонней поддержке SWT они были всесторонне подготовлены и исчерпывающе информированы…

В результате весьма принципиально проведённого согласования была поддержана концепция ЭВМ, представленная ГДР, поскольку она основывалась на результатах ИБМ – лидера отрасли. К тому же ГДР уже могла представить созданный ею серьёзный задел.

[см. «Интервью по начальному периоду ЕС ЭВМ» с Др-ом М. Гюнтером].

Для отдела SWT в связи с началом работ по ЕС ЭВМ вытекала достаточно широкая и сложная программа поддержки разработок посредством оперативной разведывательной деятельности. С одной стороны, нужно было отслеживать дальнейшее развитие оборудования, в особенности развитие системы IBM/370, а с другой, абсолютным приоритетом стала дальнейшая разработка операционной системы OS-MVS (Смотри также[4], а также статью «Общий обзор операционной системы из ГДР») Для этого, помимо прочего, нужны были исходные тексты (source code) программ системы/360. Исходный текст – это компьютерная программа, написанной на каком-либо языке программирования, которую разработчик может прочитать и модифицировать (изменить). Это наиболее строго охраняемый секрет разработки любого программного обеспечения, доступ к которому требует специального разрешения. Тем не менее, мы были не единственными, кто этим интересовался. Как нас информировали источники из «Сименс» и «Фуджитсу», эти концерны также намеревались раздобыть исходные тексты операционной системы IBM. Безуспешно. На это указывали разработки «Сименс» и «Фуджитсу» по развитию операционной системы 3000, которые уже через два года потерпели неудачу. Имевшаяся в наличии операционная система 2000 после этого вместе с оборудованием для электронной обработки данных фирмы «Сименс» была практически использована только на западно-германском рынке и лишь благодаря поддержке правительственного лобби.

Прошло достаточно времени, прежде чем наш источник сумел незаметно скопировать исходный код операционной системы IBM. Для этого потребовалось сочинить множество легенд, а также, на время копирования, отключить счётчики на компьютере и устройстве на магнитной ленте, чтобы никто из персонала IBM не обнаружил, что там делалось. В результате, мы смогли передать нашей промышленности двенадцать, заполненных до отказа, больших магнитных лент для дальнейшей разработки операционной системы.

Затем пришёл обширный материал по разработкам системы IBM/370, а также первые магнитные ленты с актуальной версией операционной системой IBM. На основе всего узнанного для промышленности ГДР были сформулированы требования к техническим средствам ЭВМ, в особенности к разработке требуемых интегральных схем и других компонентов.

В центре по разработкам комбината «Роботрон» в г. Карл-Маркс-Штадт (Хемниц) в конце 1960-х годов были созданы все технические условия для дальнейшей разработки операционной системы IBM. К этим предпосылкам относилась прежде всего система IBM/360 с обширной периферией и внешнее устройство памяти на магнитной ленте с плотностью записи 6250 бит/дюйм (такие устройства памяти позже выпускались комбинатом Karl Zeiss Jena), а также устройства памяти на сменных магнитных дисках со сменными дисками ёмкостью 100 Мбайт от фирмы Control Data Corporation (CDC, США), которые позже воспроизводились в Болгарии с ёмкостью 60 Мбайт, кроме этого было получено большое число мониторов.

Последующая разработка на основе прототипов происходила следующим образом:

В одном из вычислительных центров Роботрона перезаписывались данные по магнитным лентам и сменным дискам. Затем, специально назначенные аналитики пошагово выводили данные IBM на свои мониторы. Они заменяли специфические для IBM текстовые данные на аналогичные данные Роботрона, сохраняя неизменной длину строк, подготавливали описания выясненной последовательности выполнения программ и записывали результат уже как разработку Роботрона. Этот приём повторялся до тех пор, пока «собственная операционная система» не была полностью выполнена в доступной версии.

(Это привело к созданию нейтральной версии «исходной рабочей системы», но ещё никоим образом не коммерческим вариантам операционной системы ОС ЕС ЭВМ!)

Служба SWT непрерывно поддерживала эту работу, своевременно предоставляя актуальную текущую информацию по развитию ПО. Постоянную актуализацию материалов мы проводили без перерыва до конца 1980-х.

Какую ценность представляла наша (SWT) поддержка для экономики ГДР, стало ясно когда у нас появились документы процесса» CDC против IBM«, проходившего в 1970/1971 гг. Из них явствовало, что IBM вложила около двух миллиардов долларов в эти разработки, причём почти половину из них IBM потратила на проекты оказавшиеся ошибочными. [значит, мы избежали этих заблуждений].

ГДР же, в свою очередь инвестировала в адаптацию операционной системы «только» около 200 миллионов марок ГДР. Из этого виден уровень экономического эффекта созданного оперативной работой «Сектора науки и техники». Сама ГДР никогда бы не смогла инвестировать в разработку суммы, подобные затраченным IBM.

В конце 1960-х гг. в Дрездене всё было подготовлено для промышленного производства машины Robotron R-40 [EC 1040]; за период 1973 – 1979 гг. было выпущено около 470 систем.

В этот период возникли новые требования к службе внесения изменений (в документацию и разработки), совсем не те что были приняты в ГДР до этого времени. По сведениям из IBM нам стало известно, что в их концерне вся информация по текущим изменениям, возникшим при сопровождении продуктов, передавались методами телеобработки [online] и немедленно внедрялись по всему миру в течении часа. Ясно что это открывало и нам удобную возможность «подключаться» к передаче информации о текущих изменениях, сделанных IBM.

В ходе промышленного производства ЭВМ EC 1040 комбинат Robotron получал существенную прибыль, возраставшую из года в год. В это же время поставщику компьютеров CDC (США) была поставлена одна машина EC 1040. CDC приобрела EC 1040 у Роботрона без операционной системы. По сообщению нашего источника, в CDC решили протестировать её возможности инсталлировав на ЭВМ Роботрон операционную систему IBM. Оригинал функционировал без претензий. Хотя, естественно, система функционировала медленнее чем оригинальная ОС IBM, что приписывалось аппаратуре из ГДР. Можно было ожидать, что эта новость распространится в США по всей отрасли. Следовательно, требовалось позаботиться о безопасности обоих наших ведущих источников в IBM. Они «замерли» на несколько месяцев… На собственные же разработки в ГДР в тот момент эти события повлияли весьма незначительно.»

Примечание: в приведённой выше части русского перевода аспекты микроэлектроники здесь напрямую не приводятся, хотя они существенны для понимания как «поддержки», так и «технологического кризиса» вычислительной техники, напр. (подробнее см. Статью на сайтах Виртуального компьютерного музея или же «Аспекты-Технологии-ЕС ЭВМ».

[Конец выдержек из книги].

По мнению автора, следует особо отметить по вышеприведённой статье, что:

О поддержке промышленности электронных средств обработки данных СССР

Важный вывод: на основании взаимодополняющих высказываний ведущих специалистов из ГДР и СССР – ответственных по ЕС ЭВМ, с самой высокой степенью достоверности можно утверждать следующее:

Наиболее вероятно, что в период 1968/1969 гг., передача Советскому Союзу готовых наработок специалистов из ГДР по теме «Projekt R400», ориентированных на систему IBM-360, оказала решающее влияние на внутреннее решение СССР о выборе системы (IBM)/360 в качестве прототипа для ЕС ЭВМ/ESER. Эти наработки ГДР были намного масштабнее чем простая передача оригинальной документации по IBM. Они охватывали полный комплекс собственных работ по системному анализу и технологии разработки большой ЭВМ «Роботрон», включая всё конкретное программное обеспечение. Советские специалисты использовали также машинное время «Роботрона», пока не имелось собственных машин требуемой конфигурации, им также было передано огромное количество документации.

В то время, когда в СССР принималось стратегическое решение о выборе системы-прототипа, специалисты ГДР по вычислительной технике из ELREMA в Карл-Маркс-Штадте имели особый доступ к целому ряду импортного – IBM – оборудования и обладали обширным аутентичным материалом. Тогда же имелась возможность передать советским специалистам ключевую информацию по освоению кода-источника операционной системы IBM (см. текст «Darstellung der UdSSR - Seite» и выводы по сотрудничеству ГДР/СССР в статье «Сотрудничество социалистических стран».

Это подтверждают и слова эксперта:

«Без этой «Ключевой технологии» в начале сотрудничества, вероятнее всего, не было бы и ЕС ЭВМ/ESER» (цитата генерального конструктора ЕС ЭВМ В.В. Пржиялковского /СССР).

В описании истории становления ЕС ЭВМ в СССР можно прочесть об огромных трудностях, стоявших на пути принятия окончательного решения о выборе именно этого прототипа (см. «Исторический обзор генеральных конструкторов ЕС ЭВМ»), что ещё раз подчёркивает ценность поддержки со стороны ГДР.

Из рассмотрения различных материалов можно сделать вывод о том, что с течением времени характер сотрудничества с СССР всё сильнее зависел от коммерческих интересов ГДР и некоторой дистанции, заданной политическими соображениями. В то же время промышленность СССР явно частично дополучала информацию ещё из каких-то собственных источников, что дополнительно усложняло согласование двустороннего сотрудничества ГДР/СССР.

Временной ход сотрудничества HVA с советскими спецслужбами по прототипу ЕС ЭВМ, на взгляд внешнего наблюдателя, осуществлялся по меньшей мере по трём этапам:

Позже это процентное соотношение явно изменилось и стало более зависимым от развития политического климата на уровне ответственных политиков обоих государств, в особенности с началом этапа перестройки и усиливавшейся в СССР коммерциализацией всех связей.

Сегодня нам также известно что один лишь «Отдел Т»/»Внешняя разведка»/ КГБ СССР имел до 8-10 собственных информантов в западноевропейских и американских организациях IBM и поэтому, особенно на втором этапе истории развития ЕС ЭВМ, материалами HVA пользовался достаточно условно.

О значении собственных творческих инженерно-технических достижений

Стоимость системной концепции IBM/360 в различных источниках озвучивалась как «Проект IBM на 4 миллиарда долларов», хотя почти 50% от этой суммы пришлось на продукцию, не имевшую коммерческой эффективности. Помимо самой IBM выгоду из этого проекта извлекали такие фирмы как Amdahl, Fujitsu, Siemens, CDC и т. д. Отсюда можно было бы определить «ценность «заимствования» системы 360» в отношении ЕС ЭВМ скорее как «общая подготовка рынка стран СЭВ». Вышеупомянутая «формула», т. е. «чем ближе разработка к области оборудования, тем больше требуются трудозатрат, тем выше процент собственных достижений», по-прежнему в первую очередь отражает то обстоятельство, что:

К этому нужно добавить: если выразить «степень полезности поддержки» в цифрах т. е. таких как ценность использования добытых источников при разработке, разделённых на общую ценность всех трудовых и других затрат при разработке и подготовке производства, то при разработках оборудования результирующее значение не превысило бы 20% и, прежде всего, сильно зависело от качества документации для конкретного детального технического проекта (логического проекта).

Что же касается операционных систем, то до самого завершения OC SVS их глубокая и трудоёмкая проработка c успехом проводилась полностью собственными усилиями.

Вот методические правила их разработки:

Этап 1 – сформулировать потребности для обеспечения абсолютно безопасного владения системой в широком спектре эксплуатации (системная совместимость при подключении несовместимых устройств, быстрая реакция на сбои в функционировании, ошибки и их обработка) и защищённость от вредоносных программ, так называемых «закладок», преднамеренно заложенных в оригинальную документацию.

Наряду с процессом дисассемблирования откомпилированных программных систем IBM, учёт этих потребностей определял ход разработок. Де-факто это означало трудо- и другие затраты порядка примерно 50% от затрат на собственные разработки.

Этап 2 – На этапе разработки OC MVS, мы, однако, были вынуждены отклониться от этого строгого подхода, принимая во внимание что эти системы не предназначались для общей открытой продажи.

Из процесса разработки системы были практически исключены процедуры анализа патентных прав – все усилия концентрировались на обеспечении основных свойств для целевых пользователей: согласование периферии с конфигурацией ЕС ЭВМ, обеспечение надёжного быстрого реагирования на сбои и ошибки функционирования с их быстрой обработкой на основе исчерпывающего изучения системы; надёжная защита от программных «закладок». Всё это означало уменьшение трудозатрат в собственных усилиях и степени поддержки (от HVA) порядка примерно 60-75% от трудоёмкости собственных разработок. Такой подход практиковался уже в конце работ по ЕС ЭВМ – для коммерческого использования в экспорте это не планировалось.

Оценка политики работы по прототипам для ЕС ЭВМ

Лишь выбор прототипа-ориентира создал возможности целенаправленного, в целом весьма эффективного, развития ЕС ЭВМ и практиковавшейся при этом формы разделения труда.

Заключительный обзор

Стремительный темп развития высоких технологий во всём мире в области обработки информации, приблизительно с 1985 г. поставил масштабную задачу – не отставать от уровня производительности передовых образцов вычислительной техники. Для всех специалистов были ясны вытекающие из этого исключительные требования в области микросхем сверхвысокой степени интеграции – СБИС, сверхвысоким технологиям памяти на магнитным дисках, по новым технологиям дисплеев, сетям LAN/ WAN и многому другому.

Активные усилия различных руководящих органов социалистических стран по сокращению отставания в области полупроводниковых материалов, сырья, оборудования и т. д. были, однако, расценены на уровне ведущего технического руководства многих отраслей промышленности как не имевшие стратегических шансов на успех, ввиду их гигантских масштабов и высоких требований. Несомненным остаётся тот факт, что основной принцип, соблюдавшийся в ЕС ЭВМ «Производственные технологии и производство на основе собственных стабильных поставок и собственных «ноу-хау»», в основе своей зависел от уровня сырьевого, технологического и т. д. базиса комплектующих и собственного оборудования. Поэтому постоянно нараставшее отставание стран СЭВ от западных производств неизбежно создавало дилемму состоявшую в том что в рамках существовавшей экономической системы и при наличии «Железного занавеса» на практике должно было привести к «технологической агонии».

Помимо этого, отгороженная занавесом эмбарго экономическая интеграция стран ЕС ЭВМ развивалась по нисходящей спирали – дополнительный дестабилизирующий фатальный эффект.

Однако же и сама корпорация IBM проходила сквозь явный технологический кризис, поскольку логика IBM-ЭВМ была исключительно плохо приспособлена для внедрения СБИС (ширина и сложность структур обработки) и не могла развиваться дальше без внедрения чрезвычайно дорогих и сложных теплоотводящих керамических модулей (TCM). (Образцы этих керамических модулей у нас имелись …).

Примерно с 1985 г. СССР тоже вошёл в полосу технологического кризиса в области электронной обработки данных. Хотя направление/ветвь суперкомпьютеров, имевшая политический и стратегический приоритет, испытывала некоторый подъём, электронная и микроэлектронная промышленность (Зеленоград, Воронеж…) была разрознена, недофинансирована и остановилась в развитии на уровне примерно 1µm; борьба за раздел скудных ресурсов неизбежно приводила к росту влияния военных стратегий и запросов…

Область развития электронной вычислительной техники в ГДР основывалась на анализе возможностей и планов национальной промышленности, подготовленной для создания следующего поколения ЭВМ – ЕС 1150 (ГДР) и дополнительной логики персональных компьютеров c КМОП структурами и сверхбольшими ИС, разработанными собственными силами на основе технологии проектирования БИС на базе БМК (базовых матричных кристаллов, Master-Slice) предприятия ZMD Dresden (Комбината Carl Zeiss Jena). При этом ожидалось некоторое снижение зависимости этапа проектирования аппаратной части ЭВМ ЕС 1150, от поддержки разведывательной документацией. Фокус направлялся на «ноу-хау» в других областях, например на технологию, оборудование и материалы для микроэлектроники, сторонние материалы. Разумеется, что и там достижение высоких политических целей без поддержки было нереальным. Что касается проекта ZMD „1-Mbit“, то он оказался в «основном русле политики», закладывая одновременно важные технологические основы для запланированной концепции разработки матричных БИС (Master-Slice) на базе КМОП-структур (CMOS Gatearray) для ЭВМ –Ряд 4 (ЕС 1150), персональных компьютеров ЕС 1835 и др.

Это направление и работа проделанная HVA по его поддержке, оказались совершенно правильными.

Объективный анализ последних лет ГДР и процессов общей дестабилизации социалистической системы, показывает, что все эти старания, в конце концов, были лишь некоторым «частным решением», своего рода стратегией «продления существования», заключавшейся в надежде на продолжение экспорта в СССР и удовлетворение собственных потребностей.

Соперничество социальных систем в условиях холодной войны привело к политическому краху.

Жёсткие эмбарго, исключавшие любое разделение труда или кооперацию между системами, вкупе с бурной технологической революцией и глобализацией также вносили свой вклад в известный развал и разрушение общественной системы «Реального социализма».

К сожалению, замечательные, создававшиеся десятилетиями труда успехи и высокие достижения производственных коллективов, равно как и сотрудников «Сектора науки и техники», в целом не смогли повлиять на процесс разрушения …

© Dr.Jungnickel

Примечания.

1. КОКОМ – Комитет по контролю за экспортом стратегических товаров

2. Книга "Die Industriespionage der DDR / Die Wissenschaftlich-Technische Aufklärung der HVA"
Autoren: Horst Müller, Manfred Süß, Horst Vogel (Herausgeber)
"2008 edition Ost" im Verlag "Das Neue Berlin"; ISBN 987-3-360-01099-5

3. Область «Научно-техническая разведка» („Wissenschaftlich-Technischen Aufklärung – WTA”) также обозначалась как «Сектор науки и техники» (Sektor Wissenschaft und Technik – SWT).

4. Как показано в обзоре по разработкам операционных систем ЕС ЭВМ, примерно до 1985 г. основной концепцией работ по коммерческим операционным системам была линия типа SVS, т. е. разделения памяти как одно виртуальное пространство. Лишь позже концепция MVS приобрела для ГДР равноправное значение.

Помещена в музей с разрешения авторов 17 Апреля 2018

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2018