Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → 

Конструктор систем радиоуправления

Многие выдающиеся учёные и инженеры нашей страны, работавшие в области радиотехники, начинали свой профессиональный путь как радиолюбители. Недавно мы рассказывали в журнале "Радио" [1] о главном конструкторе радиосистем ракетно-космической техники Михаиле Сергеевиче Рязанском (43RB, затем eu2CI). Был коротковолновиком и выдающийся радиотехник академик Александр Андреевич Расплетин (62RW, затем eu2DQ). Список других крупных учёных и инженеров, которые в молодые годы были радиолюбителями, довольно большой, но они менее известны широкой публике, чем Рязанский и Расплетин. Менее известны, поскольку, как правило, работали в оборонной промышленности и их имена обычно не появлялись в средствах массовой информации. Только в последние годы, когда была снята завеса секретности с многих событий примерно полувековой давности, информация о них стала доступной.

В рамках работы над статьёй о М. С. Рязанском авторы этого материала много общались с его сыном Николаем Михайловичем (в молодости, кстати, тоже увлекавшемся короткими волнами) и в итоге подарили ему книгу о довоенных коротковолновиках нашей страны [2]. Просмотрев списки позывных тех, кто был первым в освоении коротких волн в нашей стране во второй половине 20-х годов прошлого столетия, он обратил наше внимание, что в нём есть Б. Н. Коноплёв (83RA, eu2BQ). А Николай Михайлович хорошо помнил, что под руководством отца в далёкие 50-е годы работал конструктор систем радиоуправления Б. М. Коноплёв, который в молодости был коротковолновиком.

Коноплев Борис Михайлович

Коноплев Борис Михайлович

Можно предположить, что в списке, возможно, опечатка (возникшая, естественно, от первоисточника), а этот коротковолновик всё-таки не Б. Н. Коноплёв, а Борис Михайлович Коноплёв, о котором и пойдёт речь в этой статье. Во всяком случае подобные ошибки в инициалах владельцев радиостанций (проверено по известным коротковолновикам) в этих материалах авторам попадались. Стопроцентной уверенности в этом у авторов, конечно, нет, но то, что вся жизнь будущего конструктора систем радиоуправления с самых молодых лет была связана с радио, сомнений нет.

Поиски в Интернете и архивах не дали практически никакой информации о его молодости — до начала учёбы и производственной деятельности. Сохранив шееся личное дело в АО "Хартрон" (г. Харьков), где Борис Михайлович последние годы своей жизни был директором и главным конструктором, начинается с 1931 г., когда он окончил Московский политехникум связи имени Подбельского. Это учебное заведение, помимо всего прочего, в те годы было известным центром радиолюбительства в Москве. В годы учёбы Коноплёва в политехникуме активно работала "коллективка", где он мог приобщаться к коротким волнам. Следующий год — учёба на годичных курсах инженеров-преподавателей радиотехники для техникумов связи, а потом в течение двух лет — работа преподавателем и инженером в Хабаровске и Владивостоке.

Затем несколько лет Б. М. Коноплёв проводит в Арктике. Сначала он возглавляет молодёжный коллектив, который создаёт новую полярную станцию Главсевморпути "Мыс Лескин" на берегу Карского моря. Об этом периоде его жизни рассказывается в журнале "Радиофронт" [3]. Радистом в их небольшом коллективе (всего четыре человека) был Абрам Баcсин (UX3QQ) — старший брат "радиомамы" нескольких поколений львовских радиолюбителей Мариам Григорьевны Бассиной (UB5BB/U5BB). Но и начальнику полярной станции приходилось подключаться к радиоделам…

В 1936—1937 гг. Б. М. Коноплёв уже начальник связи управления полярной авиации Главсевморпути. Он, в частности, принимал активное участие в организации связи и радионавигационном обслуживании первой дрейфующей станции "Северный полюс", а также в ряде арктических перелётов.

Вернувшись в 1937 г. в Москву, Б. М. Коноплёв поступает на физический факультет МГУ. Однако после окончания первых двух курсов он был вынужден оставить университет — его семьи коснулись репрессии тех лет, но всё же продолжает слушать в МГУ лекции по основным дисциплинам в качестве вольнослушателя.

С 1939-го по 1943 гг. Б. М. Коноплёв заведовал лабораторией Института теоретической геофизики АН СССР, директором которого был О. Ю. Шмидт. В преддверии Великой Отечественной войны под руководством Коноплёва были разработаны новые методы точной радионавигации и созданы опытные образцы средневолнового фазового маяка с большой базой. Они прошли испытания и показали уникальную для того времени точность навигационных определений. Там же он разработал и изготовил опытный образец автоматической радиометеорологической станции для работы в условиях Арктики. Позже, в 1946 г., Борис Михайлович за эту работу был удостоен Сталинской премии.

В 1943 г. Б. М. Коноплёв и сотрудники его лаборатории были из Академии наук переведены в НИИ-20 Народного комиссариата электропромышленнос ти, в котором уже тогда работал М. С. Рязанский. Изготов лен ная там под его руководством аппаратура средневолнового радиомаяка "Опал" весной 1945 г. успешно прошла испытания и была принята на вооружение.

А с июля 1946 г. начинается плодотворная деятельность Б. М. Коноплёва по разработке систем радиоуправления ракет дальнего действия. До 1950 г. он работает в НИИ-20, перешедшем к тому времени в систему Министерства промышленности средств связи. Там он — главный конструктор системы радиоуправления ракеты Р-5. Его группа вела работы и по НИР "Топаз" — поисковой работы для определения пу тей создания системы радиоуправления межконтинентальными ракетами. Её проект в 1949 г. был успешно защищён на Ученом совете в КБ С. П. Коро лёва.

В апреле 1950 г. он со своим коллективом переходит во вновь организованный НИИ-885 Министерства промышленности средств связи. Борис Михай лович становится там главным конструктором системы радиоуправления ракеты Р-7, работает под руководством М. С. Рязанского.

Борис Михайлович не смог завершить работу по системам радиоуправления этой ракеты Р-7 — в 1955 г. он был вынужден уйти из института. Это был как раз тот самый случай, когда "два медведя не могут ужиться в одной берлоге". А такими "медведями" в данном случае были Б. М. Коноплёв и главный конструктор автономной системы управления Н. А. Пилюгин. Конфликт же между ними был принципиальный: что важнее — система радиоуправления или автономная система, и какой из них, соответственно, должен отдаваться приоритет. Борис Михайлович считал "царицей" управления радиосистему, обеспечивающую требуемую точность, а автономную систему — обслужи ва ющей, обеспечивающей приемлемую трубку траекторий. У Николая Алек сеевича распределение приоритетов было противоположным. Спор был не шуточный и даже перерос в личную не приязнь. Силы были неравны: Н. А. Пилюгина поддерживали М. С. Рязанский и сам С. П. Королёв. Борису Михайловичу пришлось покинуть институт…

После этого он несколько лет возглавлял разработку систем радиосвязи для дальней бомбардировочной авиации в НИИ-695 Министерства промышленности средств связи, а 1959 г. Б. М. Коноплёв был назначен директором и главным конструктором вновь созданного в Харькове ОКБ-692 (ны не АО "Хартрон"). Это ОКБ работало в тесной связке с Днепропетровским КБ "Южное" (главный конструктор — М. К. Янгель), разрабатывающим ракеты.

В октябре 1960 г. вместе с другими представителями промышленности, ко торые принимали участие в создании ракеты Р-16, Борис Михайлович был на космодроме "Байконур". Во время подготовки к пуску этой ракеты 24 октября произошла трагедия. В той ужасной катастрофе, известной как "неделинская" (по фамилии погибшего в ней главнокомандующего Ракетными войс ками стратегического назначения мар шала М. И. Неделина), пострадали 123 военнослужащих и представителей промышленности. В числе погибших — главный конструктор системы радиоуправления ракеты Борис Михайлович Коноплёв…

Тем, кто интересуется радиотехнической частью освоения космического пространства, мы рекомендуем прочитать книгу [4].

Литература

  1. Степанов Б., Члиянц Г. Главный конструктор. — Радио, 2011, № 2, c. 5, 6.
  2. Члиянц Г., Степанов Б. Листая старые "Call Book" и не только... — Львов—Москва: СПОЛОМ, 2008.
  3. Астафьев Ал. Боевая радиовахта.— Радиофронт, 1936, № 4, с. 61, 62.
  4. Липкин И. История создания отечественных систем радиоуправления ракетами дальнего действия. — М.: Вузовская книга, 2001.

Статья опубликована в журнале «Радио» № 7 2011 г.
Перепечатывается с разрешения автора и редакции.
Статья помещена в музей 12.08.2011

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017