Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Материалы музея с 2013 по 2016 год  → Документы и публикации  → Материалы конференций  → Материалы Международной конференции Sorucom-2014  → Влияние М.В. Келдыша на развитие ЭВМ в СССР

Влияние М.В. Келдыша на развитие ЭВМ в СССР

Руководимый Мстиславом Всеволодовичем Келдышем ОПМ МИАН (впоследствии ИПМ АН СССР) в 1950/60-е годы был той организацией, без которой в СССР были бы невозможны как атомные, так и ракетно-космические проекты. В течение многих лет ОПМ МИАН был одним из основных заказчиков ЭВМ в стране. М.В. Келдыш лично вложил много сил в их становление и развитие. Директор МИАН И.М. Виноградов вспоминает: «Приезжали к нам (в МИАН – ред.) М.А. Лесечко с Ю.Я. Базилевским, тогда они делали первую советскую электронную вычислительную машину. Келдыш вошёл в курс всего этого дела. Поехали мы с ним раз на совещание. Там главным специалистом по ЭВМ считали И.Е. Тамма. Его спрашивают, а он всё знает только приблизительно. А Келдыш все цифры знал досконально, всё мог объяснить» [2]. Участие М.В. Келдыша на различных этапах создания ЭВМ в СССР началось буквально с первых шагов их разработки. В одном из своих выступлений он говорил: «Импульсом...явилась необходимость проведения сложнейших технических расчётов, прежде всего для атомной техники, авиации и ракетной техники»[1]. Ещё в 1951 году М.В. Келдыш, М.А. Лаврентьев, С.Л. Соболев, К.А. Семендяев и А.Г. Курош приезжали в Киев для оценки разработанной под руководством С.А. Лебедева ЭВМ «МЭСМ». М.В. Келдыш был одним из первых, кто понял огромные возможности ЭВМ для решения вычислительных задач. Вычислительная математика, методы которой успешно разрабатывались и использовались в ОПМ МИАН, с рождением ЭВМ получила новый импульс в своём развитии и стала главным связующим звеном в вычислительном деле для атомных и ракетных проектов. В середине 1950-х годов М.В. Келдыш, М.А. Лаврентьев и С.Л. Соболев написали обращение руководству ЦК КПСС о том, что для дальнейшей разработки в СССР ядерного оружия первоочередным является создание более совершенных ЭВМ. Как раз в это время, в 1954 г. в СССР в издательстве БСЭ вышел в свет Философский словарь, в котором кибернетика называлась буржуазной лженаукой. Как вспоминает один из основоположников отечественного программирования М.Р. Шура-Бура: «Начальный период развития ЭВМ в нашей стране совпал с одной из многих кампаний борьбы с «враждебными» идеологиями и носителями таковых. С лёгкой руки проходимцев от науки и с благословения вождей ЭВМ оказались под подозрением, а кибернетика – бранным словом. Соблюдая внешнюю корректность, Мстислав Всеволодович знал цену таким кампаниям и руководствовался интересами конкретных дел» [4]. В начале 1950-х годов в СССР был создан под председательством М.В. Келдыша Межведомственный комитет по вычислительной технике, в который через несколько месяцев после создания были представлены два проекта на разработку новых ЭВМ: один из ИТМиВТ АН СССР (руководитель проекта создания ЭВМ «БЭСМ» С.А. Лебедев), другой из секретного СКБ-245 (руководители проекта создания ЭВМ «Стрела» Ю.Я. Базилевский и Б.И. Рамеев). Указанный Комитет принял решение о том. что первой советской серийной ЭВМ будет «Стрела». Семь выпущенных СКБ-245 экземпляров ЭВМ «Стрела» были установлены в ОПМ МИАН, ВЦ №1 Министерства обороны СССР, НИИ «Алмаз», ВЦ АН СССР, НИВЦ МГУ, КБ-11 (РФЯЦ ВНИИЭФ – «Арзамас-16»), НИИ-1011 (РФЯЦ ВНИИТФ – Челябянинск-70). Эта ЭВМ обладала быстродействием в 2000 машинных команд в секунду и содержала 8500 электронных ламп и порядка 100000 диодов. Теперь можно было решать задачи атомного проекта и ракетно-космической отрасли гораздо быстрее. М.В. Келдыш добился того, чтобы первый экземпляр «Стрелы» был установлен в возглавляемом им ОПМ МИАН. Из-за того, что ЭВМ «Стрела» содержала огромное количество электронных ламп, работала она крайне ненадёжно. М.В. Келдыш, приезжая на работу в ОПМ МИАН, первым делом шёл в машинный зал «Стрелы», и если ЭВМ исправно работала, то становился весел и благодарил бригаду дежурных инженеров. Если же нет, то молча обходил машинный зал и, убедившись, что все заняты делом, уходил. Низкая надёжность «Стрелы» была серьёзной проблемой при выполнении важных для государства расчётов и поэтому М.В. Келдыш принял решение провести работы по её усовершенствованию. Причём в жёстко установленный срок – в течение двух недель. Предварительно был составлен почасовой график работ. Ежедневно начальник отдела ЭВМ А.Н. Мямлин докладывал М.В. Келдышу о том, как идёт модернизация «Стрелы». В результате «Стрела» опять заработала ровно через две недели. Это явилось ещё одним доказательством его умения подбирать сотрудников и организовывать их работу. Будучи убеждённым сторонником ЭВМ, М.В. Келдыш приглашал к себе в ОПМ различных высокопоставленных советских чиновников, чтобы показать им работающую ЭВМ и убедить их в том, что не надо жалеть государственных средств на создание компьютеров. В частности, у себя в ОПМ МИАН он демонстрировал представителям Госплана СССР работу ЭВМ «Стрела».

Во второй половине 1957 года была создана комиссия АН СССР, в состав которой вошли М.В. Келдыш, М.А. Лаврентьев, С.А. Лебедев, С.Л. Соболев и ряд других учёных для изучения причин отставания от США в области ЭВМ. По результатам работы комиссии было принято решение информировать Президиум ЦК КПСС о неудовлетворительном состоянии дел в области создания и использования ЭВМ. В письме АН СССР в Президиум ЦК КПСС, которое готовилось при активном участии М.В. Келдыша, приводились неутешительные сравнения СССР с США в области ЭВМ. М.В. Келдыш, сознавая ключевую роль ЭВМ в работах своего института, постоянно держал работу машин в поле своего зрения. Например, ЭВМ «М-20» создавалась С.А. Лебедевым в тесном сотрудничестве с ОПМ МИАН. С 1959 года в ОПМ МИАН велась своя собственная разработка – ЭВМ «Восток» с аппаратным контролем работы (эксплуатировалась с 1963 г. по 1974 г.).

С первых месяцев своего четырнадцатилетнего руководства АН СССР в качестве её президента М.В. Келдыш отводит кибернетике, автоматизации и вычислительной технике первостепенную роль. Это подтверждают приводимые ниже высказывания М.В. Келдыша, содержащиеся в его выступлениях и статьях, опубликованных в виде отдельной книги [5]. Так, 12 июня 1961 г. он говорит в своём докладе «Советская наука и строительство коммунизма», прочитанном им на 1-м Всесоюзном совещании научных работников в Кремле: «создание быстродействующих ЭВМ открыло широкие возможности в области автоматизации». Он определяет для учёных многих областей науки базовый вектор дальнейшей деятельности: «Вычислительные машины открывают неограниченные возможности для расширения поля применения математических методов в физике, химии, технике, экономике, биологии и даже в таких областях, как языкознание, способствуя превращению этих наук в так называемые «точные» [5]. М.В. Келдыш последовательно продолжает внедрять в сознание руководителей СССР идею целесообразности широкого использования кибернетики и вычислительной техники. В 1962 году в своей речи на четырнадцатом съезде ВЛКСМ он говорит: «Я хотел бы остановиться ещё на одном направлении развития науки, которое, несомненно, в годы создания коммунистического общества будет оказывать первостепенное влияние на весь уклад нашей жизни. Это кибернетика – наука о процессах управления и их реализации» [9]. Следующий случай подтверждает уникальную способность Мстислава Всеволодовича быстро понять и поддержать прогрессивную идею. В 1960-е годы идеи создания в СССР различных автоматизированных систем управления стал развивать В.М. Глушков. В ноябре 1962 г. М.В. Келдыш, оценив важность предложений по перестройке управления советской экономикой, представил В.М. Глушкова заместителю Председателя СМ СССР А.Н. Косыгину, который дал «добро» на развёртывание работ по автоматизированным системам управления. В 1963 г., продолжая оказывать всевозможную поддержку кибернетике, М.В. Келдыш в своем выступлении «Все силы науки – строительству коммунизма» на Пленуме ЦК КПСС говорит: «Кибернетика вносит принципиальные изменения в процессы производства и управления, в условия жизни общества. Как в своё время переход от ручного труда к машинному открыл новую эру, так и сейчас возможность решения задач с помощью автоматов и других машин нового типа уже не в области физического труда, а в реализации ряда логических процессов или, в более широком плане, того, что раньше относилось к умственной деятельности, открывает грандиозные перспективы» [7]. М.В. Келдыш, как главный организатор всей советской науки, продолжает находить время для ключевых направлений, определяющих развитие технического прогресса, каким в данном случае являлась вычислительная техника. В 1966 году М.В. Келдыш публикует в журнале «Коммунист» программную статью «Естественные науки и их значение для мировоззрения и технического прогресса». М.В. Келдыш формулирует, что есть две области науки, которые «внесли наиболее существенный вклад в современный прогресс и которые дали окраску развитию не только науки, но и техники, и производства в нашу эпоху» [8]. Эти две области современной науки – физика и кибернетика. Далее им выделяется четыре перспективных направления развития науки: физика, освоение космоса, кибернетика и биология. Он утверждает, что в настоящее время экономическая наука уже не может существовать «без новейших математических методов и вычислительной техники» и что областью, развитием которой характеризуется современная научно-техническая революция, является кибернетика.

Президент Академии наук СССР М.В. Келдыш продолжает настойчиво говорить о ненормальном состоянии дел с ЭВМ и, в первую очередь, с их производством и использованием. В апреле 1966 года, в речи на XXIII съезде КПСС он прямо указывает, что «достигнутый у нас уровень развития электронной вычислительной техники и её внедрение являются недостаточными» [10]. 24 мая 1966 г. М.В. Келдыш пишет письмо Председателю СМ СССР А.Н. Косыгину. К этому письму приложена сравнительная справка об уровнях развития ЭВМ в СССР и в США. В справке М.В. Келдыша приведены ошеломляющие данные: «на 1-е января 1966 г. общее количество ЭВМ, выпущенных в СССР за все годы их производства, достигло 1300, что в 23 раза меньше, чем в США… Годовой выпуск ЭВМ в 1965 г. в США составил 9000 машин, что в 30 раз больше, чем в СССР. Ещё значительнее (более чем в 100 раз) разрыв в объёмах производства ЭВМ в денежном выражении, что связано в основном с более высоким техническим уровнем американских машин, их лучшим оснащением внешними устройствами (ввода, вывода и хранения информации), а также более развитым математическим обеспечением» [11]. Отмечается особенно тяжёлое положение дел с применением вычислительной техники при решении экономических задач, когда наши ЭВМ, вследствие их невысокого быстродействия, малых объёмов памяти и низкой надёжности, уступают произведённым в США даже не в 100 раз, как это следует из формальных сравнений, а в несколько сотен раз! Отрадная информация о том, что в 1966 г. в СССР должна вступить в эксплуатацию ЭВМ «БЭСМ-6» с быстродействием около миллиона операций в секунду и оперативной памятью объёмом в 32 тыс. чисел, тут же сопровождается указанием на ещё один недостаток наших ЭВМ: «отечественные вычислительные машины не имеют развитой системы математического обеспечения и имеют до предела ограниченный набор внешних устройств, что делает процесс подготовки задачи для решения на машине чрезвычайно трудоёмким и требующим высокой квалификации». В каждой фразе посланного М.В. Келдышем А.Н. Косыгину письма чувствуется его глубокая обеспокоенность катастрофическим положением с ЭВМ в СССР.

В 1971 году в речи на XXIV съезде КПСС М.В. Келдыш осторожно отмечает наметившиеся сдвиги в развитии советских ЭВМ. В то время в СССР начали производиться машины «Единой системы ЭВМ» (ЕС ЭВМ), аналогом которой была американская система ЭВМ «IBM/360». При этом предполагалось использовать системное программное обеспечение (ПО). Последующие годы показали ошибочность этого выбранного советским правительством пути развития советских ЭВМ. В 2005-м году, в сборнике статей, приуроченном к 50летию ВЦ РАН, заслуживает внимания статья его директора Ю.Г. Евтушенко и др. «50 лет истории вычислительной техники: от „Стрелы“ до кластерных решений». В этой статье авторы пишут: «В конце 1966 г. на заседании ГКНТ и Академии наук СССР при поддержке министра МРП СССР В.Д. Калмыкова, Президента АН СССР М.В. Келдыша принимается историческое решение о копировании серии IBM-360. Против этого решения решительно выступили А.А. Дородницын, С.А. Лебедев и М.К. Сулим. Однако они остались в меньшинстве. Итак, решение о разработке семейства ЕС ЭВМ состоялось. Под эту грандиозную программу были переориентированы многие НИИ и заводы, многим специалистам пришлось переучиваться и переквалифицироваться, в студенческие программы вузов стали в основном включать вопросы структуры, архитектуры и ПО ЕС ЭВМ.… Как и предсказывалось, другие направления развития отечественной вычислительной техники постепенно стали сокращаться из-за недостатка средств, заказчиков, молодых кадров....». На Общем собрании АН СССР, посвящённом 50-летию Октябрьской революции, в своём докладе «Октябрьская революция и научный прогресс» М.В.Келдыш с энтузиазмом утверждает: «появление вычислительных машин наложит не меньший отпечаток на рост производительных сил, чем это было вызвано распространением станков и машин в эпоху промышленного переворота» [12]. Тогда, в 1967-м году, ему ещё верилось, что тяжёлое положение в Советском Союзе с ЭВМ удастся исправить.

О характере учёного. Использование ЭВМ «БЭСМ-6» обсуждалось сотрудниками института, в том числе с участием директора. Как пишет А.К. Платонов: «Мстислав Всеволодович был человеком, который никогда не повышал голос. Если он говорил жёсткие слова, то говорил их тихо. Я однажды сам их услышал. Он вызвал меня в кабинет и сказал: “Вы освободите БЭСМ-6, не мешайте Михаилу Романовичу (М.Р. Шура-Бура — ред.) делать ОС ИПМ” (ОС – операционная система). А мы в то время готовились к пуску на Луну, соревнуясь с американцами, причем это было трудно. Я, конечно, оторопел и попытался что-то горячо возразить. Он сказал: “Вы не спорьте, Вы выполняйте!”» [3]. Видно, что исходная доброжелательность и интеллигентность не мешали М.В. Келдышу быть порой довольно жестким. Также, М.Р. Шура-Бура вспоминает случай, который произошёл во время Межведомственного совещания по актуальным проблемам развития ВТ в Президиуме АН СССР. В совещании принимали участие ведущие учёные и специалисты страны по вычислительной технике. Тогда, «во время выступления кого-то из военных открылась дверь, и зашёл Главный учёный секретарь АН СССР А.В. Топчиев, не приглашённый на это совещание. Выступавший сразу замолчал, но М.В. Келдыш сказал ему: “Продолжайте, пожалуйста”, а с вошедшим даже не поздоровался». Но тот подошёл и сел рядом с М.В. Келдышем. М.В. Келдыш даже не обернулся в его сторону. Внимательно выслушав выступление, М.В. Келдыш начал задавать оратору конкретные вопросы. А вошедший, как вспоминает М.Р. Шура-Бура: «посидел, посидел и вышел, не солоно хлебавши. Принцип – занимаемся делом, кто не приглашён, не приходи – Мстислав Всеволодович соблюдал неукоснительно» [6].

В 1970-е годы, по-прежнему, продолжает увеличиваться отставание СССР от стран Запада в области производства ЭВМ и их использования. Это стало очевидным уже для всех, имевших отношение к ЭВМ. Сложившаяся с советскими ЭВМ катастрофическая ситуация, наряду с другими проблемами в науке, сильно подтачивали здоровье ученого, поскольку М.В. Келдыш, как президент АН СССР, остро чувствовал свою ответственность за это отставание и ощущал своё бессилие что-либо изменить в лучшую сторону. В 1976 году М.В. Келдыш, уже не будучи Президентом АН СССР, на одном из академических собраний говорит: «Плохо у нас с периферийными устройствами ЭВМ и, может быть, ещё хуже с их математическим обеспечением». Далее он продолжает: «Надо, мне кажется, подготовить и поставить вопрос об изменении порядка создания электронных машин. Должна существовать одна организация – объединение или министерство, которая с участием Академии наук будет разрабатывать в комплексе современные электронные машины, потому что дальнейшее отставание в этом отношении недопустимо» [14]. В своём выступлении перед студентами в октябре 1971 года М.В. Келдыш пророчески говорил о том, что «основы вычислительных машин теперь необходимы каждому так же, как основы арифметики» и что «созданная за последнее десятилетие вычислительная техника, которая открыла огромные возможности активизации различных процессов, многие из которых казались раньше специфичными лишь для интеллектуального труда. И это одна из характерных особенностей современной научно-технической революции» [13].

До последних дней своей жизни М.В.Келдыш уделял постоянное внимание ЭВМ и информационно-коммуникационным технологиям руководимого им института. За несколько дней до своей кончины утвердил ТЗ на объединение всех ЭВМ ИПМ, в единую вычислительную сеть.

Список литературы

  1. Келдыш М.В. Избранные труды. Общие вопросы развития науки // М., Наука, 1985. С. 160.
  2. Келдыш М.В. Творческий портрет по воспоминаниям современников. М.: Наука, 2002. С. 180.
  3. Платонов А.К. Директор, каким он был // http://xn--d1abof0er.xn--p1ai/platonov.htm
  4. Шура-Бура М.Р. Мой Келдыш. Келдыш М.В. Творческий портрет по воспоминаниям современников. М.: Наука, 2002. С. 360.
  5. Келдыш М.В. Избранные труды. Общие вопросы развития науки // М., Наука, 1985.
  6. Шура-Бура М.Р. Мой Келдыш. Келдыш М.В. Творческий портрет по воспоминаниям современников. М.: Наука, 2002. С. 358.
  7. Келдыш М.В. Все силы науки – строительству коммунизма. Речь на Пленуме ЦК КПСС 20 июня 1963 г. // Вестник Академии наук СССР, 1963, №7.
  8. Келдыш М.В. Естественные науки и их значение для развития мировоззрения и технического прогресса // Коммунист, 1966, №17.
  9. Келдыш М.В. Речь на ХIV съезде ВЛКСМ // газета «Комсомольская правда» за 18 апреля 1962.
  10. Келдыш М.В. Речь на ХХIII съезде КПСС // газета «Правда» за 3 апреля 1966.
  11. Келдыш М.В. Развитие электронной вычислительной техники в СССР и за рубежом. 24.05.1966 // Архив РАН, Ф1729, опись №1, Д4.
  12. Келдыш М.В. Октябрьская революция и научный прогресс // Доклад на юбилейной сессии Общего собрания АН СССР 24 октября 1967 г. // Коммунист, 1967, №16.
  13. Келдыш М.В. Выступление на Всесоюзном слёте студентов // газета «Правда» за 20 октября 1971.
  14. Келдыш М.В. Выступление на сессии Общего собрания АН СССР, посвящённой обсуждению задач науки в свете решений XXV съезда КПСС // Вестник Академии наук СССР, 1976, №9.

Об авторе: Российский экономический университет имени Г.В.Плеханова
Москва, Россия
Vladimir.kitov@mail.ru
Материалы международной конференции Sorucom 2014 (13-17 октября 2014)
Помещена в музей с разрешения авторов 7 Апреля 2015

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017