Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История отечественной вычислительной техники  → 60-летие первой ЭВМ в России

60-летие первой ЭВМ в России

В декабре 1951 года в лаборатории электросистем Энергетического института Академии наук СССР успешно завершились испытания первой в России автоматической цифровой вычислительной машины АЦВМ М-1. Отчёт по работе: «АВТОМАТИЧЕСКАЯ ЦИФРОВАЯ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНАЯ МАШИНА М-1» 15 декабря 1951 года утвердил директор Энергетического института АН СССР академик Г.М.Кржижановский.

Как это начиналось

Теоретические исследования возможностей построения автоматической электронной цифровой вычислительной машины в Энергетическом институте Академии наук СССР член-корреспондент АН СССР — руководитель лаборатории электросистем И.С. Брук начал в 1947 году. В мае 1948 года И.С. Брук принял в свою лабораторию на должность инженера-конструктора Б.И. Рамеева, вместе с которым он уже в августе этого года разработал проект цифровой ЭВМ с жёстким программным управлением, а 4 декабря 1948 года они получили первое в СССР авторское свидетельство на изобретение цифровой вычислительной машины с общей шиной.

авторское  свидетельство на изобретение цифровой вычислительной машины с общей шиной

Брук приступил к интенсивной подготовке реализации результатов исследований — изготовлению действующего образца цифровой вычислительной машины. Для обеспечения этой работы необходимыми материалами, комплектующими элементами, электроизмерительными и радиоизмерительными приборами он воспользовался возможностями склада Академии наук СССР с немецким трофейным оборудованием.

Официального включения в план работы лаборатории электросистем И.С. Брук добился только в 1950 году. В начале 1950 года он подготовил проект постановления Президиума АН СССР с поручением разработать ЭЦВМ в лаборатории электросистем ЭНИНа. Этот проект на заседании Президиума Академии наук был рассмотрен, и 22 апреля 1950 года Президент АН СССР С.И. Вавилов его утвердил. Постановлением предусматривалось финансирование работы и выделение дополнительной численности лаборатории специально для разработки ЭЦВМ.

В апреле 1950 года на работу в лабораторию электросистем был принят на должность младшего научного сотрудника выпускник радиотехнического факультета МЭИ Н.Я. Матюхин. И.С. Брук ознакомил его с результатами своих исследований и дал задание спроектировать трёхвходовый сумматор, а затем и полную электрическую схему одного разряда арифметического устройства с использованием в построении логических схем ламповых диодов 6Х6.

С этого началась практическая работа по созданию одной из первых в нашей стране цифровой вычислительной машины М-1. По этой схеме в монтажной мастерской лаборатории к середине июня был изготовлен макет для проведения экспериментальной проверки его способностей выполнения арифметических операций.

Меня к участию в этой работе привела чистая случайность. В мае 1950 года я демобилизовался из рядов Советской армии, и передо мной стояла проблема устройства на работу. По этому вопросу я обращался в некоторые промышленные организации, но так как никаких официальных документов по специальности у меня не было, мне, как правило, предлагали поступить сначала учеником и только после этого определить на работу. Однажды, оказавшись на Ленинском проспекте (тогда это была Большая Калужская улица), на стене дома № 18 я заметил скромную вывеску «Лаборатория Электросистем». Решил зайти и выяснить возможность трудоустройства в этой лаборатории. Для переговоров меня провели к сотруднику этой лаборатории Л.З. Гельфгату. Во время нашего разговора в комнату быстрой походкой вошёл невысокий коренастый мужчина. Это был И.С. Брук. Остановившись около меня, он спросил: «Это что, к нам новый сотрудник?» Я рассказал, что только вернулся из армии и подыскиваю себе работу. В армии во время войны был радистом, а после окончания войны, пройдя армейские курсы радиотехников, занимался ремонтом связной радиоаппаратуры в войсковых частях. Был задан ещё ряд конкретных технических вопросов по характеру выполняемых мною ранее работ. В заключение разговора И.С. Брук сказал, что здесь предстоит работа с новейшей радиоаппаратурой и придётся делать приборы и устройства для нового направления радиотехники. Причём, говорилось все это так, будто я уже был работником лаборатории. Такое отношение меня очень приятно удивило, и я искать работу в других местах не пытался.

Так произошло моё первое знакомство с И.С. Бруком.

Я написал заявление па имя директора Энергетического института Академии наук СССР Г.М. Кржижановского с просьбой принять меня на работу в лабораторию электросистем, оформил все необходимые для этого документы, а в июне 1950 года приступил к работе в должности техника-электромеханика.

В первый день работы во время беседы И.С. Брук уже конкретно назвал это новое направление — создание автоматической цифровой вычислительной машины. Он сказал, что для этого в лаборатории создаётся новый коллектив специалистов, что первым таким специалистом является Н.Я. Матюхин — молодой инженер, окончивший радиотехнический факультет МЭИ, что он эту работу уже начал, и что мне придется работать под его руководством. При этом он указал на молодого человека, находившегося здесь же в кабинете. Так я познакомился с Н.Я. Матюхиным.

Николай Яковлевич коротко познакомил меня с лабораторией, показал комнату, которая готовилась для проведения новых работ, и где нам придётся в дальнейшем работать. Затем он отвел меня в монтажную мастерскую к А.Д. Гречушкину и сказал, что для начала придется поработать некоторое время здесь.

Лаборатория электросистем размещалась на двух территориях: часть помещений находилось в основном здании ЭНИНа (дом № 19 по Ленинскому проспекту) и часть здесь, на первом этаже и в подвале правого крыла дома № 18. Специалисты и ученые энергетики в большинстве своём располагались в основном здании ЭНИНа. Там был установлен механический интегратор, на котором они решали свои задачи. Этот механический интегратор был создан И.С. Бруком ещё до войны. За эту работу он был избран членом-корреспондентом АН CCCP. Появлялись энергетики и в доме № 18, где был установлен расчётный стол переменного тока, предназначенный для моделирования сложных электрических цепей.

В доме № 18 размещались основные производственные участки и службы лаборатории электросистем. Здесь был участок механичес­кой обработки металлов с токарными, фрезерными, строгальными ста­нками, слесарный участок и хорошо оснащённая монтажная мастерская, которой руководил А.Д. Гречушкин. Имелся небольшой склад комплектующих изделий, электроизмерительных, радиоизмерительных приборов и другой аппаратуры. Здесь было всё необходимое для проведения научных исследований в построении электронных схем и их экспериментальной отработки, для изготовления оснастки и макетов, для оформления технической и конструкторской документации. Всё это обеспечивало возможность реализовать замыслы учёных и инженеров без задержки и на высоком уровне.

Первой моей работой в лаборатории было изготовление в монтажной мастерской силовых трансформаторов. В лаборатории в это время шло интенсивное изготовление лабораторных столов для разработчиков электронной вычислительной машины. На столах устанавливались электрические розетки для напряжения переменного тока 220 вольт, необходимого для подключения измерительной аппаратуры, размещалась панель с клеммами для набора постоянных напряжений, необходимых в конкретных радио­схемах. На этой панели размещались также клеммы с напряжением переменного токи 6,3 вольта для питания цепей накала радиоламп и 12 вольт — для

подключения электропаяльников. Вот для этих напряжений и изготавливались трансформаторы.

Столы эти оказались очень удобными: они имели в своей нижней части полку для размещения источников постоянного напряжения (выпрямителей, анодных батарей и др.) и верхнюю полку для размещения измерительной и контрольной аппаратуры. Подобные лабораторные столы позднее длительное время использовались в ИНЭУМе и в НИИВК.

В мастерской я закончил монтаж оборудования одного из таких лабораторных столов, необходимого для дальнейшей работы. Стол был перемещен в комнату, предназначенную для разработчиков ЭВМ. На этом столе было оборудовано рабочее место, оснащённое осциллографом, генератором импульсов и другими необходимыми приборами, а также источниками постоянного тока. В конце июня здесь и началась моя основная работа по арифметическому узлу машины М-1. Арифметический узел включал в свой состав пять цифровых регистров (два регистра слагаемых, регистр сдвигов, регистр переходных единиц, регистр приёмной цифровой магистрали) и три блока местного программного датчика.

Н.Я. Матюхин поручил мне смонтировать по разработанной им принципиальной схеме макет одного разряда арифметического узла машины М-1, в состав которого входили пять триггеров цифровых регистров, клапаны, а также трёхвходовый сумматор, дешифраторы «И», смесители «ИЛИ», построенные с использованием полупроводниковых приборов. Поскольку специальных полупроводниковых диодов для использования в импульсных схемах промышленность не производила, в качестве элементов построения логических схем в этом макете он предложил использовать купроксные выпрямители, обычно применяемые в электроизмерительных приборах. Со склада лаборатории я получил все комплектующие элементы, в том числе и купроксные выпрямители немецкого производства, которые И.С. Брук ранее приобрёл на складе трофейного имущества АН СССР.

Проведенные на значительном количестве этих выпрямителей измерения выявили их технические параметры:

С учётом этих параметров и была рассчитана схема макета.

Такой же макет с использованием в построении логических схем ламповых диодов 6Х6 уже был смонтирован и установлен для дальнейших экспериментальных исследований в комнате разработчиков М-1. Макет представлял солидное сооружение, содержащее несколько десятков радиоламп.

Мне предстояло изготовить аналогичный макет на гетинаксовой плате размером 300Х400 мм, на которой размещалось всего десять радиоламп. В начале июля этот второй макет был изготовлен, и начались экспериментальные исследования его возможностей работы в импульсном режиме и способностей выполнять арифметические и логические операции.

Здесь от Н.Я. Матюхина получил я первые общие представления о цифровых вычислительных машинах. Как с помощью электронных схем выполняются арифметические операции, и что наиболее удобной для этого является двоичная система счисления, которая содержит всего две цифры — ноль и единицу, и как эти цифры можно представить в электронной схеме, обладающей двумя устойчивыми состояниями. Он познакомил меня с триггером — основным элементом, осуществляющим кратковременное запоминание двоичных цифр в устройствах электронной вычислительной машины, и сказал, что первая изготовленная мной электронная схема и представляет собой набор таких триггеров.

Особенно подробно Н.Я. Матюхин показывал принцип действия арифметического узла и давал понять, что мне в дальнейшем предстоит работать именно в этом направлении. Объяснения были чёткими и понятными. Чувствовалось, что детальная проработка арифметического узла проводилась с его активным участием.

Экспериментальная отработка схемы триггера практически свелась к уточнению параметров элементов схемы (величины сопротивлений и питающих напряжений), а также к определению параметров управляющих импульсов (их амплитуды, длительности и частоты следования), обеспечивающих устойчивую работу триггера при разбросах коэффициента усиления и крутизны характеристик в триодах радиолампы 6Н8С. Дело в том, что два триода, размещённые в одной лампе, иногда значительно различались этими параметрами, что делало триггер неустойчивым в одном, определённом для данной лампы, состоянии. При детальном расчете параметров схемы были учтены эти различия, и приняты меры, которые обеспечивали достаточно широкую область устойчивой работы триггера независимо от характеристик радиоламп 6Н8С.

Начались экспериментальные исследования возможностей использования купроксных выпрямителей при работе их в импульсных схемах на достаточно высокой частоте. Для начала использовались купроксные выпрямители, полученные со склада трофейного немецкого имущества. Позднее стали применяться аналогичные приборы отечественного производства — купроксные выпрямители КВМП-2-7 (7 шайб диаметром 2 мм). Первыми схемами, в которых использовались купроксные выпрямители, стали цепи запуска триггеров. Здесь они показали надёжную работу на частоте 60–70 килогерц. Дополнительные исследования показали, что подключение к схемам запуска триггера параллельно несколько таких купроксных выпрямителей не оказывает существенного влияния на устойчивость его работы. Это явилось экспериментальным подтверждением возможности использования купроксных выпрямителей для построения электронных схем, выполняющих арифметические и логические операции.

Н.Я. Матюхин постоянно следил за ходом экспериментальных работ. Иногда он сам часами просиживал на рабочем месте за схемой и осциллографом. Практически каждый день интересовался ходом этой работы и И.С. Брук. Он часто давал практические советы, которые показывали его большой опыт в таких работах, были очень просты и эффективны. Например, при отработке в статическом режиме схемы сумматора и режимов выполнения арифметических операций, когда необходимо было одновременно наблюдать состояние нескольких триггеров, он предложил использовать световую индикацию, установив на единичных выходах триггеров неоновые лампочки. Это в дальнейшем обеспечило успешное проведение настройки всех устройств и машины M-1 в целом. Это использовалось и во всех последующих разработках. Световая индикация на пультах и панелях устройств стала визитной карточкой всех ЭВМ.

К сентябрю 1950 года были завершены все исследования и проведены всесторонние испытания макета. Эти испытания показали, что схема обеспечивает выполнение арифметических и других операций, работает надёжно, и что купроксные выпрямители устойчиво выполняют функцию классических диодов.

И.С. Брук принял решение строить машину с использованием купроксных выпрямителей.

Постепенно формировался и коллектив разработчиков первой ЭВМ в лаборатории электросистем. Проводил исследования В.В. Карибский. В сентябре прибыли на дипломное проектирование выпускники Горьковского государственного университета Г.М. Грязнов, Л.Т. Кузин и Кира Чиркова. Несколько позднее начали работу над дипломными проектами студенты РТФ МЭИ. Наташа Дорохова (Блажей) и Л. Горельков. В сентябре по распределению после окончания техникума приступил к работе Р.П. Шидловский. Пополнили круг дипломников Т.М. Александриди и Ю.А. Лавренюк (оба с РТФ МАИ). Был принят на работу в качестве техника Л.М. Журкин. К работе по совместительству на одну инженерную ставку приступили М.А. Карцев и Ю.Б. Пржиемский — студенты 5-го курса РТФ МЭИ. Весной 1951 года к работам по машине M-1 подключился младший научный сотрудник А.Б. Залкинд, а летом — инженеры В.Б. Белинский и Л.С. Легезо.

В.В. Карибский проводил работы по исследованию возможностей применения электронно-лучевых трубок для запоминающих устройств ЭВМ. К этим работам подключилась Т.М. Александриди — они явились темой её дипломного проекта. Именно Т.М. Александриди успешно завершила эту работу: разработанное ею устройство электростатической памяти, ёмкостью в 256 25-разрядных чисел на электростатических трубках типа ЛО-737 было изготовлено и работало в машине М-1. создание электростатической памяти на таких трубках было осуществлено впервые.

Дипломники Г.М. Грязнов и Ю.А. Лавренюк работали в группе H.H. Ленова по созданию аналоговой машины — электронного дифференциального анализатора (ЭДА).

Темой дипломного проекта Н.А. Дороховой была экспериментальная отработка арифметического узла с логическими схемами на радиолампах. Эта её работа была завершена изготовлением действующего макета, получила высокую оценку при защите дипломного проекта. Однако в качестве арифметичес­кого узла в машине M-1 был принят вариант с логическими схемами, построенными на купроксных выпрямителях, как наиболее экономичный, позволяющий значительно сократить количество радиоламп, потребляемую мощность электроэнергии, упростить систему охлаждения, уменьшить габариты и необходимую площадь для размещения машины.

На первом этапе основные работы по машине M-1 были чётко разграничены. Общие вопросы по машине, её архитектура, система команд и др. решались И.С. Бруком с участием Н.Я. Матюхина, а позднее и М.А. Карцева. И.С. Бруком была предложена и конструкция машины.

Разработку основных логических элементов машины, проектирование арифметического узла, включая цифровые регистры и блоки местного программного датчика АУ, проводил Н.Я. Матюхин. В этих работах с самого начала довелось принимать участие и мне.

Н.Я. Матюхин начал также разработку устройства памяти на магнитном барабане: разработал электронные схемы записи и чтения, решил технические вопросы применения магнитных головок от бытовых магнитофонов. В качестве техника в этих работах принимал участие Л.М. Журкин. Механическая часть этого устройства — цилиндр барабана — изготавливалась на механическом участке лаборатории электросистем. Покрытие поверхности цилиндра ферромагнитным слоем было произведено специалистами Всесоюзного радиокомитета. Сборка и сочленение барабана с электродвигателем проводились под контролем конструктора И.А. Кокалевского.

М.А. Карцеву Брук поручил разработку главного программного датчика машины. Карцев активно включился в работы. Он работал в отдельной комнате, разрабатывая блок-схему ГПД. Много времени на этом этапе вместе с ним проводили Н.Я. Матюхин и И.С. Брук. По этой блок-схеме предстояло выпустить документацию на 12 типов функциональных блоков. Результаты работы М.А.Карцева стали проявляться довольно быстро: он регулярно выдавал для изготовления чертежи схем на функциональные блоки главного программного датчика. Вместе с М.А. Карцевым работал техник Р.П. Шидловский.

Разработку устройства ввода-вывода с использованием трофейной телеграфной аппаратуры (телетайпа и трансмиттера) выполнил А.Б. Залкинд с активным участием специалиста по телеграфной аппаратуре Д.У. Ермоченкова.

Подробное описание принципа действия узлов машины и конкретных технических решений приведены в отчёте по работе «Автоматическая цифровая вычислительная машина M-1», утвержденном директором ЭНИНа Г.М. Кржижановским и руководителем лаборатории электросистем И.С. Бруком. Отчёт зарегистрирован в ЭНИНе под № 1539 15.12.1951 года.

В середине сентября 1950 года был начат монтаж машины. Для монтажа всех схем использовалось два типа панелей: на 10 радиоламп с однорядным их расположением, и на 22 радиолампы с двухрядным расположением. Первыми начали изготавливаться однорядные панели со схемами цифровой части арифметического узла. На такой панели размещалась электрическая схема одного разряда с триггерами пяти регистров, дешифраторами, смесителями сумматором и клапанами. Несколько позднее стали поступать для монтажа и схемы трех блоков местного программного датчика арифметического узла (блок для выполнения умножения и деления, блок для выполнения сложения и вычитания, блок формирования и усиления импульсов).

Монтаж выполнялся непосредственно в лаборатории электросистем в помещении дома № 18 силами монтажников, привлеченных по трудовому соглашению со стороны. Организацию и контроль работы этих монтажников осуществлял Ю.Б. Пржиемский.

В это же время в одной из комнат готовилось место для установки и сборки машины. Был построен постамент размером примерно 1,5×1,5 метра. В центре постамента установлена прямоугольная вентиляционная колонна с отверстиями для обдува блоков. По бокам этой колонны размещались три стойки, предназначенные для крепления на них панелей с электронными схемами: стойка арифметического узла, стойка главного программного датчика и стойка памяти. К стойкам были подведены все необходимые для работы радиосхем питающие напряжения. Под постаментом установлен вентилятор, нагнетающий в колонну воздух для охлаждения блоков.

Таким образом, по мере получения от монтажников изготовленных панелей с монтажом имелась возможность устанавливать их на штатное место и там проверять правильность монтажа и работоспособность схем, а также, не ожидая полного комплекта панелей, проводить поэтапно и автономную настройку устройства. Такая организация работы значительно сократила сроки начала комплексной отладки машины. Так монтаж панелей арифметического узла был закончен в декабре 1950 года, а уже в январе следующего года арифметический узел был автономно отлажен. Причем, это время было затрачено в основном для отладки местного программного датчика арифметического узла, так как его цифровая часть била уже отлажена ранее по мере поступления панелей из монтажа. Одновременно шло изготовление и автономная отладка главного программного датчика. На этом этапе и Н.Я. Матюхин, и М.А. Карцев активно работали непосредственно на своих стойках. Много времени проводил около малины и И.С. Брук.

К весне 195I года был изготовлен и магнитный барабан. Цилиндр его был покрыт ферромагнитным материалом, а сам барабан был механически собран, отрегулирован и укомплектован магнитными головками. Началась отладка магнитной памяти: регулировка головок и настройка электронных схем — усилителей записи и чтения. Сначала эти работы выполнял Л.М. Журкин под техническим руководством Н.Я. Матюхина. Завершил работу по отладке и вводу в эксплуатацию узла магнитной памяти А.Б. Залкинд. Завершение работ по отладке узла магнитной памяти дало возможность приступить к комплексным работам по машине в целом.

Все первую половину 195I года шла работа по автономной настройке устройств, их электрической и функциональной стыковке и комплексной отладки машины в целом. До начала отпускного периода эта работа была доведена до такого состояния, при котором машина в ручном, неавтоматическом режиме выполняла все арифметические операции.

Успеху дела способствовала во многом и атмосфера тесной дружбы, установившаяся в коллективе, и отеческое отношение к сотрудникам И.С. Брука. Все были молоды, только начинали вхо­дить в творческую жизнь, с восторгом воспринимали свою причастность к зарождающемуся новому направлению техники. Поэтому работа не казалась нагрузкой: труд был по-настоящему радостным. Новизна дела, интерес к этому делу, желание как можно скорее увидеть очередной результат, а результаты были видны при каждом шаге вперёд, заставляли не считаться со временем. С удовольствием часто оставались на работе сверх установленного времени, работая с раннего утра до позднего вечера.

Укреплению дружбы и сплочённости коллектива способствовало и совместное проведение свободного времени — вместе проводились многие выходные дни. Ю.Б. Пржиемский, хороший знаток природы и красивых мест Подмосковья, привил коллективу любовь к путешествиям. Он организовал и провёл много лыжных и пешеходных походов. И первый свой отпуск Н.Я. Матюхин, А.Б. Залкинд, Т.М. Александриди, Ю.А. Лавренюк, Р.П. Шидловский провели вместе в лесном хозяйстве на берегах Дона. Я не смог принять в этом участия. Все свободное время, в том числе и очередной отпуск, мне пришлось использовать для учёбы, чтобы восполнить пробелы в образовании, вызванные войной и длительной армейской службой. Моей мечтой было желание получить высшее техническое образование, а работая в таком коллективе, это становилось необходимостью. Для начала требовалось пройти курс средней школы: формально у меня имелось только свидетельство об оконча­нии неполной средней школы, полученное более 10-ти лет назад. Мне удалось с февраля 1951 до июня 1952 года пройти полный курс и сдать все зачёты и экзамены за 8, 9, 10 классы в Московской областной заочной средней школе и получить аттестат зрелости.

Во время отпуска основных разработчиков машина была выключена, и на ней предстояло провести косметические работы. Необходимость таких работ наглядно видна на фотографиях в отчете: фотографии были выполнены как раз в это время — в июле 1951 года.

В процессе автономной настройки устройств и первого этапа комплексной стыковки машины каждое устройство имело свои автономные источники питания. В.В. Белынский разработал общую схему электропитания машины. Поскольку для внедрения этой схемы требовалось отключение машины, монтаж и регулировка схемы электропитания были проведены также во время отпуска основных разработчиков.

В конце августа начались активные работы на машине: комплексная отладка взаимодействия всех устройств при выполнении арифметических и логических операций в автоматическом режиме. Было изготовлено и подключено к машине устройство ввода и вывода, разработанное А.Б. Залкиндом Основной узел этого устройства составляла стандартная телеграфная аппаратура (телетайп и трансмиттер).

M1
M1

В машине M-1 использовалась трофейная немецкая аппаратура. Вместе с А.Б. Залкиндом эту работу выполнял привлечённый из соседнего отделения связи специалист по телеграфной аппаратуре Д.У. Ермоченков.

С вводом в эксплуатацию устройства ввода-вывода комплексные работы на машине приняли новый характер: вместе с притиркой оборудования шла отработка технологии программирования. Первоначально составлялись программы и решались простые задачи. В дальнейшем задачи усложнялись. Здесь в полную силу проявились глубокие знания математики и владение математическим аппаратом И.С. Брука, Н.Я. Матюхина и М.А. Карцева. Они находили такие математические задачи, которые для своего решения требовали выполнения всех заложенных в машину арифметических и логических операций, и в то же время были удобны для контроля их правильного решения. Одной из таких задач было решение уравнения параболы У=Х². Эта задача характерна тем, что в результате её решения получались одинаковые значения У как для положительного, так и для отрицательного значения X.

Таким образом, сравнивая симметричные точки в распечатке результатов решения этого уравнения можно определить правильность работы машины. Это была удачная находка. Ведь тогда ещё не было и понятия о специальных тестовых программах для контроля правильности работы машины. Можно считать, что уравнение параболы У=Х² явилось первой тестовой программой на машине М-1. Второй такой программой было решение уравнения У=1/Х².

первая тестовая программа на машине М-1.

Образец печати ЭВМ М-1

Решением этих уравнений подводился итог этапа комплексной настройки машины. Результаты полуторагодовой работы были оформлены отчётом, утверждённым 15 декабря 1951 года.

После завершения испытаний и опытной эксплуатации машину М-1 было решено переместить в специально подготовленное помещение, обеспечивающее возможность ее эксплуатации не только специалистами лаборатории и учеными ЭНИНа, но также учёными других академических институтов и пользователями сторонних организаций. В марте 1952 года машина М-1 в новом помещении была открыта для широкого круга пользователей в круглосуточную эксплуатацию. Три года машина М-1 работала в таком режиме, при этом первые полтора года она оставалась единственной в Российской Федерации действующей ЭВМ. На ней решались различные задачи технического характера, а также вопросы отработки технологии программирования.

Использовалась машина M-1 и для решения крупных научных задач. Одним из первых решал на M-1 свои задачи академик С.Л. Соболев, в то время заместитель по научной работе у академика И.В. Курчатова.

С.Л. Соболев помог решить ряд проблем по надёжности, возникших при интенсивной эксплуатации машины. Слабым местом в машине оказались панели для радиоламп, изготовленные штамповкой из листового гетинакса. Из-за недостаточного сопротивления изоляции между контактами в этих панелях происходил электрический пробой, и схема выходила из строя. С.Л. Соболев, используя влияние своей фирмы, добился поставки для машины M-1 керамических панелей. С его помощью была устранена ещё и вторая неприятность, связанная с комплектацией. Как уже отмечалось, в машине широко использовались трофейные немецкие радиоэлементы. В частности, для схемы клапана использовалась немецкая радиолампа 6АС7, пентодная сетка которой имела самостоятельный вывод и использовалась в качестве импульсного входа в логической схеме клапана. При замене этой лампы отечественным аналогом — лампой 6Ж4 оказалось, что её параметры по пентодной сетке имеют большие разбросы и при производстве не контролируется. Вопрос контроля этого параметра на заводе-изготовителе был решён.

Разработчики машины и ряд новых сотрудников, пополнивших ряды группы разработчиков вычислительных машин лаборатории электросистем, принимали активное участие в эксплуатации и техническом обслуживании М-1. Выявлялись удачные и слабые места в схемных решениях, чтобы учесть их в новых работах. Эти работы не заставили себя ждать: весной 1952 года группой инженеров и техников под руководством М.А. Карцева начались работы по созданию машины М-2, а несколько позднее под руководством Н.Я.Матюхина — работы по созданию машины М-3. В этих работах я уже не участвовал: в сентябре 1952 года я поступил на первый курс радиотехнического факультета МЭИ.

Статья помещена в музей 13.01.2012

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017